зд проходил в закрытом режиме, что подогревало любопытство, но на выходе были предъявлены только запланированные сенсации. Например, единогласно было принято предложение первого президента Нурсултана Назарбаева об избрании главы республики Касым-Жомарта Токаева председателем партии.

Токаев не просто подчеркнул отсутствие конфликта, но и рассказал о том, что у его предшественника были достижения, которые следует отметить. «Недостатки были присущи и американским президентам, и китайским руководителям. И даже сингапурскому лидеру Ли Куан Ю, о котором сейчас все так хвалебно отзываются», — провел уместные параллели президент, напомнив, что не ошибается только тот, кто не работает.

«Давайте и мы воздадим должное историческим заслугам первого президента, выдвинем на первый план его несомненные успехи и достоинства, а возможные просчеты оставим в назидание будущим руководителям нашей страны», — подвел итогу Токаев эпохе лидерства Назарбаева.

Отрекаются от елбасы. Будет ли развенчание культа личности на XXI съезде партии Назарбаева
Отрекаются от елбасы. Будет ли развенчание культа личности на XXI съезде партии Назарбаева
© REUTERS,
Собственно, заслугам предшественника президент посвятил солидную часть речи. Токаев дал понять, что не намерен пересматривать официальный нарратив, в котором основателем государства считается первый президент, и взгляды на формирование республики. «Его (елбасы. — Ред.) историческая роль очевидна. Когда в начале 90-х годов известные политики и политологи из-за демографической специфики и неурегулированности границы Казахстана предрекали нашей стране скорый распад, Нурсултан Абишевич Назарбаев в самый тяжелый исторический период взял на себя сложнейшую миссию государственного строительства. Это была действительно крайне нелегкая задача», — расставил акценты действующий лидер. То есть большая часть идеологического наследия елбасы осталась частью политической жизни страны, очевидно, потому что предложения оппозиции чаще радикальны и иногда укладываются в формулу «взять и поделить».  

Помимо ритуальной замены председателя партии, последовали и перестановки: был обновлен политсовет, из него, в частности, вышла дочь елбасы Дарига Назарбаева и бывший премьер Аскар Мамин.

Токаев в общих чертах наметил, чего бы он хотел от «Нур Отана» — дебюрократизации и отказа от дублирования властной вертикали: «Партия не должна копировать работу государственных органов. У госаппарата одни функции, у партии — совершенно другие. "Нур Отан" должна заниматься главным образом идеологической и кадровой работой, в нужных случаях — направлять работу госаппарата». Глава государства, в общем-то, призвал к тому, что планировал и Назарбаев — сделать партию контуром контроля власти вне официальных институтов.

Вместе с тем, Токаев поставил под сомнение эффективность существующих сложившихся практик. Глава республики напомнил, что правительство отчиталось об исполнении 74 процентов плановых индикаторов предвыборной программы партии. «Но кто даст гарантию, что эти сведения достоверны?» — задал президент явно риторический вопрос.

Из конкретики президент предложил пересмотреть организационную структуру: «В частности, вместо первого заместителя председателя партии предусмотреть позицию исполнительного секретаря, а также других секретарей по соответствующим направлениям». Сейчас роль фактического руководителя «Нур Отана» занимает Бауыржан Байбек — бывший аким (глава) Алма-Аты, сын одноклассника первого президента.

В целом, глава государства анонсировал изменения в структуре власти, но постепенные. 

"Больше не Елбасы?". За что в Европе мстят Токаеву
"Больше не Елбасы?". За что в Европе мстят Токаеву
© REUTERS, Stringer
«Поэтому через какое-то время, возможно, уже к концу этого года, мы вернемся к вопросу о целесообразности моего дальнейшего председательства в Nur Otan. Равноудаленный статус главы государства нужно окончательно закрепить в обширном пакете политических реформ», — высказался Токаев о возможно будущем.

Помимо партийного и государственного строительства, президент вспомнил о своей инициативе — социальном фонде «Казакстан халкына» (Народу Казахстана), в который сделать взнос предложили тем, кто приобрел богатство при предыдущем президенте. Многие бизнесмены уже продемонстрировали лояльность главе республики, перечислив значительные суммы. В их числе были структуры, контролируемые бывшим управляющим делами первого президента Булатом Утемуратовым, зятем елбасы Тимуром Кулибаевым и Владимиром Кимом, крупным акционером компаний Kaz Minerals и «Казахмыс», которого относили к ближайшему окружению Назарбаева.

Несмотря на это какие-то крупные собственники не услышали призыв Токаева, который показал, что не намерен им спускать такое отношение. «Это что: жадность, нигилизм, разгильдяйство или пренебрежение? Во всяком случае, у государства имеется весь набор полномочий, чтобы получить полный ответ на этот вопрос. Со своей стороны, планирую выпустить специальный указ, регламентирующий процесс благотворительности со стороны крупного бизнеса», — пообещал Токаев.

Так что XXI съезд «Нур Отана» не стал аналогом XX съезда КПСС с развенчанием культа личности — такую параллель проводили критики первого президента, уподобляя его ради пропагандистских целей одиозным политическим деятелям. Событие можно было бы уподобить XI съезду Компартии Китая, на котором «знамя Мао Цзэдуна» было внесено в устав. Хотя любые аналогии можно счесть поверхностными, не отражающими глубинных процессов, которые уникальны в силу своей специфики.

Но если продолжить сравнение, то Токаев после двух лет своего президентства находится все же не в том положении, что президент Казахской ССР в 1991-м. Назарбаеву на момент развала СССР был 51 год, хотя он к тому времени занимал высшие посты не только в Казахстане, но и в союзной иерархии — было членом Политбюро ЦК КПСС. В 1980-х он был самым молодым председателем совета министров в союзной республике. К моменту получения независимости КазССР будущий елбасы обладал существенным аппаратным весом, командой и небольшим для профессионального политика возрастом.

Токаеву же, который сделал успешную карьеру и в СССР, и в Казахстане и даже в международных организациях, уже 68 лет. Он пользуется авторитетом на международной арене Большая часть государственного аппарата, политиков и бизнес-элиты ему достались от предшествующих лет. Следующие выборы президента в республике по плану должны пройти в 2024-м (при Назарбаеве голосование всегда проходило вне очереди и графика — чтобы сыграть на опережение и не дать организоваться оппозиции). Тогда действующему президенту республике будет уже 70, Токаев находится в отличной форме, но повторить путь предшественника, правившему три десятилетия, ему будет затруднительно. А это актуализирует разговоры, которые шли внутри республики — когда, собственно, кончится транзит, кто станет третьим президентом, и прочие.

Определенный интерес к событиям в Казахстане есть и в других постсоветских странах: так называемый транзит служит примером или как минимум поводом к размышлениям для лидеров других государств.