Киевская Лысая гора находится в близком родстве с Голгофой. Слово «голгофа» означает «череп». В 25-й главе «Мастера и Маргариты» читаем: «странную тучу принесло с моря к концу дня, четырнадцатого дня весеннего месяца нисана. Она уже навалилась своим брюхом на Лысый Череп, где палачи поспешно кололи казнимых». Увы, описаний киевской Лысой горы у Булгакова нет, но само слово «лысый» применимо к черепу (не к колену же?).

Лысая гора в «Белой гвардии»

Упоминается она в связи с взрывом артиллерийских складов 6 июня 1918 года.

«Стёкла из окон, выходивших на Крещатик, все вылетели. Меня и секретарей почти сбило с ног, когда мы, подбежав к окнам, посмотрели вниз на улицу, усеянную толчёным стеклом. Тут и там лежали люди, сбитые с ног, по всей вероятности, силой воздуха», — так вспоминал эти события директор Украинского телеграфного агентства Дмитрий Донцов. Да, да — тот самый Донцов. Теоретик «интегрального национализма», считавшего себя единомышленником лидера итальянских фашистов Бенито Муссолини.

Киев мистический: «Как на Лысой горе чёртов камень лежит…»
Киев мистический: «Как на Лысой горе чёртов камень лежит…»
© tsn.ua

У Булгакова всё это, конечно, описано намного красочнее — «однажды, в мае месяце, когда Город проснулся сияющий, как жемчужина в бирюзе, и солнце выкатилось освещать царство гетмана, когда граждане уже двинулись, как муравьи, по своим делишкам и заспанные приказчики начали в магазинах открывать рокочущие шторы, прокатился по Городу страшный и зловещий звук. (…) Он явился с Лысой Горы за Городом, над самым Днепром, где помещались гигантские склады снарядов и пороху. На Лысой горе произошёл взрыв».

Взрыв произошёл не на Лысой горе, а на Зверинце. Зверинецкий холм — соседний с Печерским. Сейчас он в основном занят Ботаническим садом Академии наук. Сад расположен как раз на месте бывших складов и некоторые особенности рельефа наглядно это показывают. Лысая же гора находится значительно дальше — за обширной долиной реки Лыбедь. Взрыв на складах Лысогорского форта не нанёс бы больших разрушений Печерску, о которых пишет Булгаков.

Разумеется, Булгаков это отлично знал. Но, тем не менее, он пошёл на подмену одного холма другим. Почему? Очевидно потому, что сам он «мистический писатель», а взрыв был одним из трёх мистических знамений, предсказывающих падение белого Киева (двумя другими были убийство немецкого главнокомандующего Германа фон Эйхгорна и молоко по пятьдесят карбованцев, которое купил Василиса). Разумеется, знамение такое должно было произойти на особом, «чёртовом» месте. Зверинец для этого никак не подходил.

Кстати, в этом же фрагменте Булгаков допускает другую географическую вольницу — он пишет через тире Верхний Город и Печерск, как будто это два названия одного объекта. Это не так — Верхний город находится на Старокиевском холме. Впрочем, его взрывом тоже задело (Крещатик, на котором находился Донцов, проложен между Печерским и Старокиевским холмами). Так что тире здесь, возможно, просто заменяет союз «и».  

Лысая гора в «Мастере и Маргарите»

В «закатном романе» Лысая гора прямо не упоминается. Однако, перед балом у сатаны Маргарита летала на ведьминский шабаш, проходивший недалеко от какой-то горы. Причём Маргарита летела туда довольно долго с очень высокой скоростью, миновав несколько крупных городов.

«Маргарита чувствовала близость воды и догадывалась, что цель близка. Сосны разошлись, и Маргарита тихо подъехала по воздуху к меловому обрыву. За этим обрывом внизу, в тени, лежала река. Туман висел и цеплялся за кусты внизу вертикального обрыва, а противоположный берег был плоский, низменный. На нем, под одинокой группой каких-то раскидистых деревьев, метался огонёчек от костра и виднелись какие-то движущиеся фигурки».

«Вокруг Булгакова»: полёт Маргариты
«Вокруг Булгакова»: полёт Маргариты
© press.lv

Где может быть такое место?

Корреспондент «Известий» Виктор Филиппов полагал, что это урочище Людоедово (!) возле села Головчино в Белгородской области, на берегу Ворсклы. Во всяком случае, именно туда привело его прямое следование указаниям Азазелло (лететь из Москвы на юг).

В пользу это версии говорит то, что место это глухое. Правда, есть недостаток — «меловой обрыв почти не виден — склоны Лысой горы покрыты кустами и деревьями. Однако местные старожилы утверждают, что гора всего лет тридцать как густо заросла, а прежде обрыв был "голым"».

Большинство булгаковедов, правда, с Филипповым не согласны — Маргарита летела не прямо на юг, а на юго-запад: «во время полёта Маргариты (примерно от половины десятого до половины двенадцатого вечера т.к. бал начался в полночь) луна в Москве находилась примерно на Юго-Юго Востоке — точнее на 120-150 градусах (…). Поскольку Луна была слева, Маргарита двигалась примерно на 220-230 градусов (…). Направление на Киев — почти точно 225 градусов» (Филиппов предлагал двигаться на 200 градусов). Т.о., Маргарита прибывает именно в Киев, где с одной стороны — Лысая гора (даже несколько), а с другой — низменный левый берег.

Какая именно гора тут присутствует сказать трудно — это может быть собственной Лысая гора, а может быть и Замковая гора, и Щекавица, и даже Кирилловская гора. Напротив трёх последних на левом берегу Днепра в булгаковские времена находилась ещё одна «лысая гора» — песчаный холм, о котором ещё в 1847 году киевский губернатор Иван Фундуклей писал так: «что касается знаменитой Лысой горы, о которых молва вместе с молвою о киевских ведьмах распространена по всем пределам России, то она находится на левой стороне Днепра в виду Киева и небольшим песчанистым возвышением простирается до сельца Выгуровщины». Сейчас этой возвышенности нет — её снесли при строительстве микрорайона Воскресенка в 1960-е годы. Гора это выходила к протоке Черторою (Десёнке), в которой, по легендам, обитало множество русалок.

У киевской версии есть минимум три недостатка.

Во-первых, киевские холмы лёссовые, а не меловые. Разница в общем-то небольшая (и то, и другое — мягкие породы, пригодные для строительства пещер), но всё же она есть. В черте Киева сосны растут преимущественно на левом берегу, а не на горах.

Во-вторых, нигде в Киеве холмы склонами не подходят к самому берегу Днепра. Отроги Лысой горы выходят к Столичному шоссе, от которого до реки ещё пара километров (сейчас там промзона), а если говорить о Замковой горе и Щекавице, то от их подножия до реки идёт густонаселённый Подол.

В-третьих, все эти места — в пределах большого города. Холмы застроены (кроме прибрежных отрогов Лысой горы, которые и сейчас пустые), а местность хорошо освещена.

Вокруг Булгакова: 30 слов из «Мастера и Маргариты»
Вокруг Булгакова: 30 слов из «Мастера и Маргариты»
© Пресс-служба ГК "Люксор" / Перейти в фотобанк

Самое главное достоинство киевской версии заключается в том, что Булгаков всегда описывал места, где он бывал. Т.е., киевская версия более вероятна.

Но ведь Булгаков мог описывать не обязательно именно Киев. И тут место подсказывает манёвр Маргариты, которая сначала летела на юго-запад (Луна была от неё слева), а потом резко повернула на северо-запад (Луна светила ей в спину). Если бы дело было в Киеве, то она пролетала бы со стороны левого берега к киевским холмам. А вот за ними она оказалась бы над крутыми склонами холмов правого берега рек Буча и Ирпень (сейчас Ирпень впадает в Киевское море севернее Вышгорода — около Дымера). Эти места Булгаков хорошо знал, поскольку в курортном городке Буча была их семейная дача. Кстати, леса в этой части города — сосновые.