Кирилл Озимко: кто он
Кирилл Озимко: кто он
© скриншот с видео "Кирилл Озимко"
«Дестабилизировать ситуацию, устроить цветную революцию, установить собственный контроль над обстановкой — это хорошо апробированная тактика Запада», — заявил Полищук в интервью РИА Новости.

Белоруссия приучила беспокоиться

Опасения российского дипломата — это следствие массовых протестов в Белоруссии во второй половине 2020 года и продолжающегося в республике политического кризиса. События в некогда одной из самых спокойных постсоветских стран оказали большое влияние на восприятие политической обстановки там.

Белоруссия стала восприниматься как государство с высоким протестным потенциалом: консенсус власти и недовольной части общества так и не был найден. И теперь от каждого политического события в республике российские и зарубежные эксперты, дипломаты и политики ожидают непредсказуемых результатов.

Точно такие же опасения белорусские и российские власти выражали накануне объявленного ультиматума оппозиции в лице Светланы Тихановской и её команды. Обострения ситуации ожидали и во время «Дня воли» 25 марта: противники режима Александра Лукашенко в этот день каждый год проводят традиционное уличное шествие. О возможной дестабилизации говорили и в связи с призывами оппозиции к общенациональным забастовкам.

Но во всех перечисленных случаях ничего особенного не происходило — в Белоруссии всё было спокойно. Загнанному на кухни недовольству не позволяют даже намекнуть на возобновление протестов, раздавая жесткие тюремные приговоры оппозиционерам.

Может ли что-то измениться на этот раз?

Тайный проект новой Конституции

«Око государево» в Минске. Почему именно Борис Грызлов назначен послом РФ в Белоруссии
«Око государево» в Минске. Почему именно Борис Грызлов назначен послом РФ в Белоруссии
© РИА Новости, Юлия Зырянова / Перейти в фотобанк
Для начала необходимо поставить вопрос: действительно ли референдум состоится в феврале?

Как минимум за несколько месяцев до голосования должны были обнародовать все планирующиеся изменения в Конституцию. Во-первых, чтобы в республике прошли широкие общественные обсуждения проекта нового Основного закона. Во-вторых, планируемые изменения должны успеть отложиться в массовом сознании. Населению, прежде чем голосовать за старый или новый вариант Конституции, необходимо время, чтобы успеть сформировать свою позицию.

Но проект Конституции с изменениями до сих пор так и не опубликован. Хотя до февраля осталось не так уж и много времени.

Еще в начале уходящего года Лукашенко заявил, что новый проект Конституции «в течение года будет обсужден всенародно». В начале октября член комиссии по изменениям в Основной закон Юрий Воскресенский указал, что проект нового документа будет обнародован до 7 ноября — ко Дню Октябрьской революции, который в республике до сих пор является государственным праздником.

4 ноября, когда сроки уже поджимали, Лукашенко снова перенес дату обнародования документа. Политик заявил, что проект новой Конституции уже готов, но для его обнародования необходимо еще одно заседание комиссии. Однако и после этого мероприятия, состоявшегося 25 ноября, изменения в Основной закон остались неизвестными для белорусов.

Сейчас президент установил новый срок — до конца 2021-го года. И теперь, даже если обнародование новой Конституции действительно состоится до 31 декабря, на её всенародное обсуждение останется меньше двух месяцев. При таком развитии событий не стоит исключать и перенос сроков референдума.

Протестующие не оправились от разгрома

В случае, если референдум все-таки проведут в феврале следующего года, оставив крайне мало времени на обсуждение конституционных изменений, дестабилизация обстановки в республике выглядит невероятной.

Готовность оппозиционно настроенной части белорусского общества к длительным многотысячным протестам в августе 2020-го года возникла по ряду следующих причин.

Во-первых, у населения произошел резкий всплеск эмоций на фоне развернувшихся 9-11 августа столкновений протестующих с силовиками, в ходе которых погибло несколько человек. Во-вторых, у несогласных с властью была надежда на то, что их активность приведет к достижению целей. Она появилась благодаря зародившемуся, но так и не реализовавшему забастовочному движению на госпредприятиях и на государственном телевидении, а также из-за некоторых уступок протестующим, на которые в какой-то момент пошли местные власти в Гродно. В-третьих, год назад в обществе был гораздо меньший уровень страха получить уголовное преследование за участие в протестах.

Сегодня все указанные причины сошли на нет. Общество уже привыкло жить в условиях тлеющего политического кризиса, и «закручивание гаек» со стороны власти уже практически не вызывает удивления. Одновременно с этим произошел разгром протестного актива: политики и оппозиционные лидеры общественного мнения находятся либо за границей, либо в тюремном заключении, в связи с чем потенциальные протестующие ощущают беспомощность и апатию в новых условиях.

Про Крым, свое будущее и Украину. О чем думает, говорит и мечтает Лукашенко
Про Крым, свое будущее и Украину. О чем думает, говорит и мечтает Лукашенко
© Пресс-служба президента Белоруссии / Перейти в фотобанк
Выросла цена за проявления уличной активности. В последнее время многих стали судить не в административном суде за участие в незаконном мероприятии, а по уголовным статьям (участие в массовых беспорядках или их организация) — так что попытка возродить протесты в Белоруссии теперь может обернуться не штрафом и «сутками», а годами заключения. А с ростом цены закономерно падает и спрос.

Серьезный удар государство нанесло и по медийным инструментам протестов. Блокировка оппозиционных СМИ, признание ряда Telegram-каналов экстремистскими, привлечение к ответственности их активных пользователей, администраторов и комментаторов привели к снижению их влияния на белорусское общество. Хоть интернет-пользователи и стали массово скачивать программы, дающие доступ к ограниченному контенту, значительная доля аудитории не стала этого делать и была отсечена от протестной повестки.

На этом фоне неясно, как Запад может дестабилизировать обстановку в стране во время референдума. Для этого ему необходим инструмент в виде готового к этому протестного актива, а он разгромлен.

Что-то будет?

Тем не менее опасения российского дипломата Алексея Полищука не выглядят неоправданными. Выбранная белорусским руководством тактика борьбы с оппонентами — полное подавление противника — позволила добиться ухода протестующих с улиц, но не снизила градус их недовольства. Теперь оппозиционная активность уходит на кухни и интернет и контролировать ее становится в разы сложнее. Потому действительно приходится ожидать угрозы в любой момент.

Однако реальное возобновление событий августа 2020 года вероятно только при возвращении описанных выше стимулов и причин. На данный момент их совершенно не видно.