Разумеется, «10 побед украинской дипломатии в 2021 году» выглядят так, как будто в список специально вносили всё подряд, чтобы дотянуть до десятка. И разумеется, большая часть этих успехов совсем не украинская, поскольку роль собственно Украины исчезающе мала. Тем не менее Кулебе было о чём отчитываться.

1. Приняты «первые за 30 лет стратегия внешнеполитической деятельности, азиатская и африканская стратегия, стратегия публичной дипломатии и коммуникационная стратегия МИД».

Честно говоря, мы полагали, что это внутригосударственные документы, и даже если их нет, они всё равно есть. Это как стратегия избирательной кампании — её может не быть в написанном виде, но избирателю всё равно как-то объясняют, почему нужно голосовать за данного кандидата или партию. Так же стратегия внешней политики — если её и нет, то её существование всё равно подразумевается.

А Кулеба против! Почему Украина больше не верит обещаниям Запада
А Кулеба против! Почему Украина больше не верит обещаниям Запада
© РИА Новости, Facebook/Юридична практика

В общем, так себе победа — МИД собрался с силами и впервые за 30 лет написал некий документ, который давно уже должен был быть. Аллилуйя! Все пляшут и поют. Благо, выяснить, насколько эти документы качественны и внутренне непротиворечивы, мы не можем. Хотя есть вещи самоочевидные: у страны, которая требует от «государства-агрессора» сохранить транзит, по определению не может быть логичной внешней политики.

2. Над созданием «Крымской платформы» в России принято смеяться, и совершенно напрасно.

Понятно, что Украина не пытается получить назад Крым. Для этого она должна была бы проводить совсем другую политику и, прежде всего, публично высечь людей, ответственных за потерю Крыма. Раз этого не сделано, значит, Крым не так уж был нужен.

Цель крымской политики Украины вообще и «платформы» в частности в другом — постоянно напоминать миру, что Крым — это Украина; что он «оккупирован»; что санкции надо продолжать; что Россия нарушает права крымылов, караимов, украинцев (скифов, тавров, генуэзцев еt cetera) и других «коренных народов»; что российских пограничников надо провоцировать… Это не только неприятно, но и банальным образом опасно.

В общем, это кучка известной субстанции, которую просто так не убрать, а атмосферу она портит знатно. Не такая уж это и мелочь, и её министр Кулеба вполне может записать её себе в плюс.

3. Визит Владимира Зеленского в США.

Опять же, всё не так просто, если помнить и собственный коррупционный опыт Байдена на Украине, и в целом сложные отношения между Вашингтоном и его колонией. Не так уж нужен был Байдену этот визит. Но он тем не менее состоялся.

Мы уже неоднократно писали, что Украина научилась манипулировать позицией США с учётом особенностей текущей внутренней политики. Так что, по логике, Байдену встречаться с Зеленским было не нужно. Но он встретился. И это заслуга МИДа в том числе.

Другое дело, что ответка воспоследовала, и США постарались отыграться на Украине и её незадачливом президенте. Это даже Кулеба себе в плюс записать не мог. Потому просто не упомянул.

4. «Открытие новых экономических возможностей для украинских компаний, экспансия украинского экспорта».

Не стоит тут делать большие глаза и недоумевать. Успехи действительно есть, и они вполне ощутимы.

Только одно направление — рост сотрудничества между запорожским заводом «Мотор-Сич» и турецким «Baykar Makina». Сотрудничество вполне взаимовыгодное: украинская компания поставляет двигатели нескольких типов для весьма популярных турецких беспилотников.

Кстати, это тот редкий случай, когда Запад (в лице США) не просто сорвал продажу заводу Китаю, но и предоставил вполне разумную альтернативу.

Какая роль во всей этой сложной схеме МИД, мы не знаем (скорее всего, никакая — украинские дипломаты больше по Голодомору, чем по актуальному международному сотрудничеству), но отчитаться об успехе это отнюдь не мешает.

5. «Усиление украинского войска усилиями дипломатов».

Этот пункт явно был для счёта вставлен. Да, Украина получила от Запада какое-то количество военной техники и имущества, но роль МИДа тут сводилась к причитаниям относительно того, почему так мало и где наша ядрёна бимба и членство в НАТО. Всё остальное — продукт внутриполитических игр на Западе.

6. Создание «Ассоциированного трио» и признание его ЕС.

Речь идёт о сотрудничестве МИД Украины, Грузии и Молдавии, которые очень хотят в ЕС и которых в ЕС видеть не хотят. Почему междусобойчику МИДов придаётся такое значение, мы не знаем.

Единственная осмысленная его функция — идеологическая и сформулирована самим же Кулебой в «фейсбуке»: «"Ассоциированное трио" — это, по сути, отрезание трёх наших стран от "русского мира", от всех этих концепций "единого народа". У нас действительно было общее прошлое с Российской Федерацией, но общее будущее у нас будет с другими станами, не с Россией». Вот, например, с Польшей. Тут бы и написать, какое прекрасное общее прошлое было у Украины с Польшей. Бандеру вспомнить…

Кстати, если бы сотрудничество в такой схеме было бы реализовано на уровне межгосударственного соглашения, оно выглядело бы гораздо серьёзнее. Только, боимся, ЕС был его тогда не признал бы.

Два года у власти: какой была внешняя и внутренняя политика президента Зеленского
Два года у власти: какой была внешняя и внутренняя политика президента Зеленского
© AP, Lewis Joly

7. «Деэскалация угроз по безопасности весной и мобилизация партнёров на разработку пакета сдерживания России сейчас».

Напомним, что «эскалация» и весной (правда, на фоне масштабных учений российской армии), и сейчас происходила, главным образом, в западных СМИ. Уже на их публикации реагировали правительства, в том числе украинский МИД. Соответственно, и «деэскалация» происходила так же, как «эскалация», — в СМИ. И МИД Украины тут был совершенно ни при чём.

С «пакетом сдерживания» вообще нехорошо получилось. Украине неоднократно и в весьма грубой форме было указано, что защищать киевский режим от российской агрессии, если она действительно произойдёт, никто не будет. Скорее, это напоминало «приглашение к вторжению». Что до санкций, то страны Запада разработали их пакет сами, без какого-либо участия Украины, но вводить не стали, сочтя существующий уровень «российской агрессии» недостаточным.

Вообще-то говоря, вся эта история — грандиозный провал украинской дипломатии. Но Кулеба подал его как достижение, и украинская общественность ему поверит.

8. «Эвакуация из Афганистана и Сектора Газа около тысячи человек».

Тут Украину можно было бы и попинать за то, что часть эвакуированных к Украине отношения не имела, но хорошо заплатила, а часть эвакуировалась, например, российскими самолётами, но это всё же перебор. В условиях невероятного бардака, устроенного США, украинские службы сработали вполне пристойно. Во всяком случае, украинские самолёты не увозили беженцев в отсеках шасси.

9. «Сохранение возможностей для путешествий украинцев по Европе».  

Здесь, вероятно, есть какой-то успех украинского дипломатического ведомства, поскольку в ЕС действительно обсуждалась возможность приостановки безвизового режима для Украины, но реализована она не была. Удивления достойно то, что работа велась кулуарная и практически без лишнего пиара, что для украинского внешнеполитического ведомства совершенно нетипично.

10. «Гордость за Украину, которую мы укрепляли на протяжении этого года. Мы провели Саммит первых леди и джентльменов, привезли Конституцию Пилипа Орлика впервые на Украину, захватили позиции лидеров в противодействии дезинформации, обеспечили решение о возвращении скифского золота и внесение крымско-татарского орнамента орнек в список ЮНЕСКО».

Записывать в достижения МИД «гордость за Украину» мы бы постеснялись. Из перечисленного:

— Молодцы — леволиберальная публика, отстаивающая права сексуальных меньшинств, должна быть довольна. Ведь среди участников действа была чья-то жена с первичными признаками мужчины…

— Оригинал «конституции» как находился, так и находится в Москве. Кстати, никто из МИДа не потрудился этот документ прочитать. Наверное, потому, что текст для шведов на латыни… А то бы много нового узнали бы об украинской державе вообще и месте в ней Владимира Зеленского, имеющего, как известно, определённые этнические корни.

— Интересно, что думают лидеры по дезинформации, у которых Украина захватила эти позиции? Они вообще знают об этом?  

— В отношении скифского золота всё прозрачно: нидерландский суд России коллекцию из крымских музеев не отдал бы. А вот насчёт дальнейшей их судьбы у нас уверенности нет. Мы совсем не удивимся, если украинские музеи попросят нидерландских коллег придержать коллекции у себя. Сами понимаете — времена ныне нестабильные, Путин может напасть и тогда скифское золото опять будет потеряно для «цивилизованного мира»…

— За орнек — душевное спасибо. Крымские татары, живущие, в подавляющем большинстве в российском Крыму, должны быть довольны.

Либо хамство, либо рабство. Ищенко о том, что было бы, если бы посол Мельник попал на работу в российский МИД
Либо хамство, либо рабство. Ищенко о том, что было бы, если бы посол Мельник попал на работу в российский МИД
© germany.mfa.gov.ua

***

Резюмируя написанное выше, приходим к выводу: если бы ведомство Кулебы ограничилось пятью пунктами (2, 3, 4, 8 и 9), нам бы даже позлословить было бы не из-за чего. Речь идёт о реальных успехах украинской дипломатии, которые принесли реальную пользу Украине и её власти, или, в крайнем случае, попортили жизнь России.

Как бы комично ни выглядел Кулеба и его сотрудники, вроде Мельника (кстати, нас удивило, что Ростислав Ищенко отозвался о после Украины в ФРГ исключительно положительно), дело своё они знают. Оппонент у российской дипломатии вовсе не картонный.