Общее время интервью — около двух с половиной часов. По итогам мероприятия Дмитрий Киселев отметил, что белорусский лидер был искренним в своих высказываниях, и его основные тезисы будут транслироваться на всех имеющихся у медиахолдинга ресурсах.

Издание Украина.ру собрало наиболее интересные моменты интервью, о которых стало известно уже сейчас, до опубликования полной версии.

О статусе Крыма

«Минск-2» выгоден России. Потому что он может геополитически изменить Украину
«Минск-2» выгоден России. Потому что он может геополитически изменить Украину
© коллаж Украина.Ру
Самым громким высказыванием Лукашенко, разлетевшимся по СМИ, можно считать признание Крыма российским. Политик заявил, что в Минске «де-юре и де-факто» признают нынешнюю принадлежность полуострова. Кроме того, белорусский президент подчеркнул, что собирается в будущем посетить Севастополь, а флагман белорусской гражданской авиации «Белавиа» рассмотрит возможность установления авиасообщения между Минском и Симферополем.

На эти заявления успел отреагировать глава Крыма Сергей Аксенов.

«Крымчане будут рады видеть президента Белоруссии Александра Григорьевича Лукашенко на крымской земле… Этот визит откроет колоссальные возможности в плане развития отношений Белоруссии и Крыма», — написал он в своем telegram-канале.

В информационном пространстве это восприняли как долгожданное официальное признание статуса полуострова как российского региона. Дело в том, что от белорусского лидера давно ожидали подобных заявлений, ведь он считает Россию главным союзником. Но на практике этот вопрос решался не так просто, как хотелось бы.

На протяжении последних семи лет политик по-разному высказывался о статусе Крыма, однако одно было неизменным — юридического признания так и не следовало. В марте 2019 года он напомнил про Будапештский меморандум (о границах), под которым стоит и его подпись: «Не могу я быть марионеткой: подписал вчера один документ, а сегодня выскакиваю и начинаю кричать».

А летом 2021 года заявил, что признает российский суверенитет над полуостровом, когда «его признает последний российский олигарх».

Нельзя считать официальным признанием статуса Крыма Белоруссией и на этот раз. Ведь пока, кроме заявления в интервью, ничего не последовало в области юридического закрепления этого решения. Полноценным признанием Крыма можно будет считать после распоряжения белорусским госорганам выстраивать отношения с крымскими властями как с властями других субъектов РФ. Полуостров должен стать в документах Белоруссии фигурировать как часть России. Потом это всё должно «спуститься» вниз, в профильные ведомства, и начать отражаться на географических картах, в учебниках и т.д.

О конфликте между Россией и Украиной

Лукашенко заявил о готовности разместить в Белоруссии ядерное оружие
Лукашенко заявил о готовности разместить в Белоруссии ядерное оружие
© БелТА / Перейти в фотобанк
Подтвердил Лукашенко и отход от нейтралитета в вопросе российско-украинских отношений.

«Если Россия окажется перед агрессией со стороны Украины, мы в теснейшей связке — экономически, юридически, политически — будем с Россией. Это главное», — заявил он.

С самого начала боевых действий в Донбассе из Минска звучала максимально нейтральная и примирительная риторика. С 2015 года Белоруссия начала активно продвигать себя в роли миротворца в конфликте на востоке Украины. В какой-то момент республика даже стала площадкой для переговоров в Минском (ОБСЕ, Россия и Украина, иногда с участием ЛНР и ДНР) и Нормандском (Германия, Россия, Украина и Франция) форматах.

Начался наиболее активный и удачный период пресловутой «многовекторности». Белорусская власть поняла, что ей удается постепенно выходить из изоляции от Запада. Однако надежды белорусского руководства на нормализацию отношений с Западом и поддержку с его стороны «хоть и авторитарного, но дружественного» президента рухнули после августа 2020-го.

За сворачиванием «многовекторности», похоже, началось и сворачивание нейтралитета в российско-украинском конфликте. Минску уже нечего терять в отношениях с Западом и вечно следующей за ним Украиной — всё обстоит и так хуже некуда.

Что касается участия Белоруссии в гипотетической войне между Россией и Украиной, по соглашениям Союзного государства республика действительно должна выступить в защиту союзника в случае агрессии против России. Однако это только в том случае, если агрессия будет направлена на территорию РФ. Если Москва ведет боевые действия в других странах — обязанности Белоруссии принимать участие нет.

То есть слова Лукашенко о том, что «в стороне Белоруссия не останется, если Украина развяжет конфликт против России» полностью вписываются в логику союзных обязательств Минска.

О НАТО и ядерном оружии

Громким выглядело и предложение белорусского лидера разместить российское ядерное оружие на территории республики в ответ на милитаризацию Польши и Прибалтики. Лукашенко отметил, что этот шаг будет необходим, если ядерные системы окажутся в соседних с Белоруссией странах НАТО.

Глава российской дипломатии Сергей Лавров заявил, что пока это стоит воспринимать как «серьезное предупреждение Западу».

Любопытно, что в 2010 году Лукашенко уже сожалел о выводе ядерных вооружений: «Мне пришлось подписывать этот договор, потому что деваться было некуда: на меня давили и Россия, и американцы — выводите, потому что пообещали. Нельзя было, это величайшее достояние, это дорогой товар, который мы в конце концов должны были прилично продать».

Слова Лукашенко могли быть вызваны недавними заявлениями главы НАТО Йенса Столтенберга. Он указывал, что «Германия может сама решать, размещать ли ей на своей территории ядерное оружие». При этом не исключил установку данного типа вооружений и в странах восточнее ФРГ.

Накачивание Восточной Европы ядерным оружием (с обеих сторон) будет противоречить всем действующим в области вооружения международным договоренностям. И такое развитие событий вероятно только в крайнем случае при резком обострении ситуации в регионе.

О миграционном кризисе

«Добился своей цели». Эксперт о том, что дальше намерен делать Лукашенко и чем закончится миграционный кризис
«Добился своей цели». Эксперт о том, что дальше намерен делать Лукашенко и чем закончится миграционный кризис
© РИА Новости, Павел Бедняков / Перейти в фотобанк
Отдельной темой интервью стал развернувшийся на белорусско-польской границе миграционный кризис. По версии Лукашенко, причиной кризиса стало расторжение соглашения о реадмиссии с Евросоюзом. Его суть заключалась в том, что Минск должен был возвращать и помещать в лагеря мигрантов, пытающихся незаконно проникнуть в ЕС через белорусскую территорию. Однако документ был расторгнут по инициативе Брюсселя, и таким образом власти республики перестали препятствовать нелегальной миграции в Европу.

«Тебе на шею набросили петлю, зажимают и говорят: защищай меня. Я честно им заявил об этом в самом начале: ребята, вы пошли на обострение отношений. Вы нас обвиняете в этом самолете (инцидент с самолетом компании Ryanair. — Ред.). Хотя ни одного факта на столе нет. Вы начали удушение Белоруссии», — добавил Лукашенко.

При этом он пообещал разрешить проблему до конца текущего календарного года. По его словам, Минск продолжит уговаривать беженцев вернуться на родину.

Однако далеко не факт, что кризис разрешится так быстро. Дело в том, что далеко не все мигранты готовы возвращаться из Белоруссии туда, откуда прилетели. Так, учащаются разговоры о том, что они могут начать искать альтернативные пути попадания в ЕС. Например, через Россию или Украину. Последняя, к слову, уже начала готовится к такому развитию событий и объявила о начале операции «Полесье» на границе с Белоруссией. Там будет увеличено количество пограничников и спецтехники.

При таком развитии событий говорить о прекращении миграционного кризиса до Нового года может быть слишком рано. Как бы он, наоборот, не расширил свою географию.

О перекрытии транзита российского газа

Лукашенко также подтвердил возможность перекрытия транзита российского газа в Европу в ответ на давление Запада.

«Слушайте, когда меня будут душить поляки или еще какие-то там, я буду смотреть на какие-то контракты? Бросьте вы, о чем вы говорите», — заявил он.

Но такое развитие событий выглядит невероятным — для российского руководства контракты с европейскими странами по поводу поставок газа приоритетнее, чем политические ответы Минска Варшаве или Брюсселю. Перекрытие поставок будет означать большой скандал между Белоруссией и Россией, на что в нынешних условиях Минск вряд ли пойдет.

***

Тезисы Лукашенко дают понять, что его политики «многовекторности» сворачивается — вектор остался только восточным. Причем это нашло отражение как в изменении позиции по поводу ситуации с Крымом и Донбассом, так и по ряду других направлений: милитаризация Восточной Европы со стороны НАТО и санкции.