«Литва уже получила 37 миллионов евро в качестве экстренной поддержки. Однако, как я объявляла ранее на этой неделе, мы утраиваем выделяемые ЕС на охрану границ средства для Литвы, Польши и Латвии до 200 миллионов евро в этом и следующем году», — объявила глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен во время пресс-конференции в Вильнюсе.

Решение в пользу Польши и Прибалтики

«Имперская политика России». Почему польский премьер боится Германии больше, чем Белоруссии
«Имперская политика России». Почему польский премьер боится Германии больше, чем Белоруссии
© РИА Новости, Алексей Витвицкий / Перейти в фотобанк
На протяжении последних месяцев, когда обострился миграционный кризис, Польша и Прибалтийские государства именно такого решения и добивались от Брюсселя. Успех пришел не сразу, и руководства этих республик даже начали строить заграждения на границе с Белоруссией за собственные деньги. Но от идеи в очередной раз «раскрутить» Брюссель на помощь никогда не отказывались.

Так, еще в октябре литовские депутаты Европарламента сделали официальный запрос у Брюсселя для финансирования укрепления границы.

«Европейский союз должен как можно скорее принять твёрдое решение о финансировании строительства пограничных сооружений», — заявил во время заседания ведомства литовский евродепутат Петрас Ауштревичюс.

Ранее с подобными призывами к ЕС отметились польские политики.

Но председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен с самого начала выражала по этому поводу скепсис. В октябре она заявила, что в ЕС «не видят смысла спонсировать возведение забора на границе Литвы и Польши с Белоруссией, и данная ответственность должна лежать на правительстве этих стран».

Тем не менее в Европейском парламенте звучали и совсем иные мнения. Например, председатель Европейской народной партии — самой влиятельной политической силы в Европейском парламенте — Манфред Вебер подчеркивал, что «страны, которые просят ЕС поддержать идею возведения стены на особенно уязвимых пограничных территориях, должны быть услышаны». Чуть позже и Урсула фон дер Ляйен высказывалась уже не столь однозначно по поводу строительства стены, указав, что «по этому вопросу идут дискуссии».

Живая стена. Зачем Украина создает «мощную группировку» на границе с Белоруссией
Живая стена. Зачем Украина создает «мощную группировку» на границе с Белоруссией
© REUTERS, Gleb Garanich
Дискуссии, как видно, привели к результату в пользу Польши и Прибалтики. Но, несмотря на «уважительную причину», — миграционный кризис, — у такого решения Брюсселя могут быть совершенно иные основания.

Политический жест

С практической точки зрения укрепление границ с Белоруссией вплоть до возведения «стены» вряд ли принесет ожидаемый эффект. Дело в том, что тот забор, который поляки уже успели возвести на границе, мигранты разбирали на части и преодолевали в два счета. Их останавливали в первую очередь вооруженные пограничники и солдаты, которые иногда не обходились без применения водометов и газа. Никто не отменяет спецсредства, с помощью которых при желании мигранты смогут преодолеть стены.

Во-вторых, оставляют много вопросов сроки строительства «стены». Ведь пока она будет возведена, есть большая вероятность, что миграционный кризис давно прекратится. Например, экс-президент США Дональд Трамп в течение своего президентского срока успел лишь начать возведение подобного объекта на границе с Мексикой. Что уже говорить о медленной бюрократической машине ЕС?

В-третьих, складывающаяся ситуация на границе Белоруссии и Польши для мигрантов становится всё менее и менее обнадеживающей. Сотни человек уже покидают республику и возвращаются на Родину, используя гуманитарную помощь иракских авиаперевозчиков.

Кризису конец? Мигранты начали возвращаться домой из Белоруссии и Евросоюза
Кризису конец? Мигранты начали возвращаться домой из Белоруссии и Евросоюза
© РИА Новости, Дмитрий Виноградов / Перейти в фотобанк
На этом фоне возникает вероятность, что бегущие в ЕС жители Ближнего Востока и Африки попытают счастье попасть туда через Украину. С учетом политических мотивов отказа Европы пропускать мигрантов с территории Белоруссии их шансы на приём с Украины могут существенно возрасти. Поэтому во избежание миграционного кризиса Брюсселю придется давать куда больше денег на возведение «стены» и обносить этим объектом границу и с Украиной. Но в Варшаве, Вильнюсе, Риге и Брюсселе речь идет только о Белоруссии и иногда о России.

Поэтому укрепление границы с Белоруссией выглядит, скорее, как политический и стратегический жест со стороны коллективного Запада, нежели как проект для решения конкретной задачи — миграционного кризиса. Плюс для Польши и Прибалтики это и возможность получить от ЕС лишние деньги, а также повысить свою значимость как «форпоста Запада в борьбе с Востоком».

Подобные стены в истории возникали в истории между недружественными государствами не раз. Самый известный пример — это, пожалуй, Берлинская стена между ГДР и ФРГ, разделившая мир на капиталистический и социалистический. Тогда её построили коммунистические власти ГДР, то есть Восток. Сегодня же риторика о новом «железном занавесе» исходит наоборот от Запада, что вполне конкретно говорит о том, какие планы в Брюсселе существуют по поводу дальнейшего развития отношений с Россией и её союзниками.