Газета сообщает об осквернении склепа в Кракове, где похоронены родные польского актёра Мацея Штура, сына известного актёра Ежи Штура, названного в статье «гордостью Польши».  Вандалы разрисовали семейный склеп Штуров надписями «Агент Путина» и «Убийца поляков».  Произошло это через несколько часов после того, как Мацей побывал на границе с Белоруссией, пытаясь привлечь внимание к отчаянному положению мигрантов, «которые прячутся, как избитые собаки, спасаясь от верной высылки» обратно в Белоруссию, указывает автор статьи.

Продавщица из Михалово, городка в Подляском воеводстве Польши, где проживают около 3300 человек, в беседе с корреспондентом газеты ссылается на инцидент со склепом Штуров, оправдываясь за свои опасения. Она знает местных жителей, помогающих мигрантам, но знает и «проклятых боевиков» из ультраправых ксенофобских групп, запугивающих население. Поэтому она умоляет корреспондента, чтобы он не раскрывал её имя и название магазина, где она работает, говорится в статье.

Президент страны Анджей Дуда, переизбранный с минимальным перевесом, ранее говорил, что у мигрантов есть склонность к терроризму и прочие адские грехи, рассказывается в статье. Кроме того, он сказал, что они разносят «холеру, паразитов и другие болезни», а недавно один из его министров добавил, что мигранты — «педерасты и зоофилы», пишет испанский корреспондент.

Неудивительно, что многие поляки выступают против нелегальных мигрантов, хотя они знают, что те не хотят задерживаться в Польше, а только пересечь её на пути в более богатые страны Европы, рассказывается в статье.

Преследование мигрантов принимает жестокие формы, отмечает корреспондент. Томаш Мусюк, заместитель директора больницы в городе Хайнувка, рассказал ему, что польская полиция вывозила оттуда мигрантов в инвалидных колясках, чтобы вернуть их в Белоруссию. Чтобы избежать депортации, некоторые идут на крайние меры.

«У мигрантов случаются приступы паники, они пытаются причинить себе травмы, например, бьются головой об стену», — рассказал Мусюк.

Многие сбегают, не вылечившись до конца. Заместитель директора больницы говорит, что он не может их удерживать.

«Это больница, а не тюрьма», — объясняет он.

«Правительство убивает иммигрантов на границе. Польское правительство несёт ответственность за происходящее, и, следовательно, за гибель людей…. Это преступная банда, которая должна понести наказание», — говорит корреспонденту польская активистка Марта Лемпарт.

Она добавляет, что ни благотворительные организации, ни уполномоченная Совета Европы по правам человека до сих пор не могут въехать в установленную польским правительством зону чрезвычайного положения.

Люди, работающие с Лемпарт на разгрузке грузовика с гуманитарной помощью, не разрешают, чтобы испанский корреспондент их фотографировал.  Заместитель мэра Михалово, Конрад Сикора, также поддерживающий акцию, объясняет корреспонденту, что действия людей вполне законны.

«Правительство занимается границами, чтобы нелегальные мигранты не пересекли её, и это нормально, но мы-то просто помогаем тем, кто уже её перешёл», — говорит вице-мэр.

По словам Сикоры, поляки, помогающие мигрантам, руководствуются христианскими принципами помощи ближнему.  При этом они, видимо, не принимают во внимание позицию католической  церкви Польши, которая никак не реагирует на миграционный кризис, а также и самого польского правительства, всячески подчёркивающего свою религиозность. Например, на государственных предприятиях устраиваются торжественные мессы, замечает корреспондент.  

Кроме того, объясняет вице-мэр, они не забывают, что поляки тоже были и беженцами, и мигрантами.

В связи с этим корреспондент замечает, что в разных странах мира сейчас проживают примерно четыре с половиной миллиона человек, родившихся в Польше, и не все они мигрировали с документами и в рамках закона.

Статья заканчивается высказыванием  Романа Левитанова, гражданина Белоруссии, который, по словам корреспондента, «сбежал от минского сатрапа». Левитанов пожаловался на то, что ему, для того, чтобы въехать в Польшу, пришлось получить визу и договор о работе. Он также заявил, что принимать в Польше беженцев из других стран кажется ему провокацией против Варшавы и против него лично.