Также его можно услышать от сельских жителей старшего возраста и небольшой части интеллигенции — идейных сторонников возрождения «мовы». Однако русский язык в республике имеет ряд особенностей.

Текущая языковая ситуация в республике, когда «великий и могучий» стал для белорусов доминирующим и общенациональным языком, начала формироваться в послевоенные годы. Тогда, в 1940–1950-е годы, активно происходил процесс урбанизации — массового переселения белорусскоязычных, но владеющих русским языком крестьян в города. Там они уже полностью переходили на русский язык общения.

Причём делали это абсолютно добровольно — никакой «насильственной русификации», как сейчас модно говорить у националистов, не было. Дело в том, что городская культурная жизнь в БССР была в основном на русском языке: он был основным для театров, университетов, самой популярной литературы, лучшего советского кинематографа, СМИ. И русский язык позволял крестьянам и их потомкам влиться в городскую среду, в то время как белорусский оставался распространённым только в сельской местности.

Не родной, но свой. Почему белорусы говорят на русском языке
Не родной, но свой. Почему белорусы говорят на русском языке
© РИА Новости, Егор Еремов / Перейти в фотобанк
В последние десятилетия русский язык быстрыми темпами распространяется и в деревнях Белоруссии — проникновение технологий, интернета и лёгкость сообщения с городами постепенно стирают границу между сельской и городской молодёжью. Так что большинство детей в республике впервые слышат белорусский язык лишь в школе и начинают учить его в соответствии с программой. Многие так толком и не выучивают. Некоторые же впервые с ним сталкиваются, когда приезжают из городов в деревни к бабушкам и дедушкам. Но последние больше склонны переходить на русский язык в общении с внуками, чем те — на белорусский.

Тем не менее очень часто белорусов можно отличить от жителей средней полосы и других регионов России по говору, несмотря на общий язык.

Белорусское произношение

Белорусский язык по фонетике довольно сильно отличается от литературного русского произношения. «Мова» представляет собой смесь южнорусского наречия русского языка (с аканьем, яканьем и фрикативным [г]) и польского языка (с дзеканьем, цеканьем и исключительно твёрдыми согласными [ч] и [р]). Поэтому при переходе с диалектов местной «мовы» на «великий и могучий» большинство белорусского населения сохраняло привычную для себя фонетику и говорило по-русски, сильно «дзекая» и «чэкая»: [пачыму ты ня дзелаеш так, как нада?].

Из медийных персон подобный акцент характерен, например, для президента Белоруссии Александра Лукашенко, а также для многих чиновников и оппозиционных политиков. Например Зенона Позняка.

Но такой сильный акцент характерен по большей части для старшего поколения белорусов. Для тех, кто родился и вырос в деревне, с детства говорил по-белорусски, но потом переехал в город. Либо для жителей деревень, которые со временем стали говорить по-русски. Поэтому в городах он уже встречается довольно редко.

У тех же, кто уже родился в городе, акцент проявляется гораздо менее заметно — практически ушёл фрикативный звук [г], а звуки [ч] и [р] стали, как и полагается, мягкими. Единственное, что по сей день в речи белорусов остаётся неизменным, — это дзеканье и цеканье, а также редкое яканье.

Белорусы и русские. Долгий и тернистый путь к единению
Белорусы и русские. Долгий и тернистый путь к единению
За счёт дзеканья и цеканья речь белорусов звучит в среднем более «звонко» и мягко, чем речь россиян. Например, [дзелаць], [цёця] вместо литературных [делать] и [тётя]. Аутентичное белорусское яканье сохранилось только в тех словах, где буква «я» отображается на письме. Например, белорус скажет [япония], [яичница], [дзевяноста], хотя россияне, у которых яканье чаще всего отсутствует, скажут [йипония], [йиичница], [дивиноста].

Доцент Белорусского госуниверситета кандидат филологических наук Галина Гвоздович рассказывала, что белорусов в России вычисляют по звуку [ч], даже когда они его произносят мягко, по всем нормам «великого и могучего»: «Я спросила у своей московской подруги, как она определяет наших людей в России. Она ответила мне, что белорусов выдает звук [ч]. То есть, как бы мы его ни смягчали, все равно мы произносим его не так, как россияне. Даже у людей, которые живут в России около тридцати лет, проскальзывает белорусское [ч']».

Лексика и синтаксис

Вместе с произношением белорусы перенесли в русский язык из белорусского и некоторые слова, смысл которых вряд ли поймет тот, кто не проживает в республике и не знает всех ее лингвистических тонкостей. Самое известное из таких — «шуфлядка». Так в Белоруссии называют выдвижной ящик в столе, комоде и любой другой мебели.

Среди таких слов также часто встречаются «шильда» (табличка на здании и рекламный щит), «жменя» (горсть), «гольф» (водолазка), «байка» (толстовка), «дзюбка» (кончик носа, от слова «дзюба» — клюв), «сёрбать» (хлебать), «разбурить» (разрушить), «закатки» (закатанные консервы).

Некоторые белорусские слова стали настолько известными, что закрепились на всём русскоязычном пространстве как литературная норма, например «драник».

Иногда в «белорусском русском» неправильно употребляется предлог с глаголом. Например, в республике можно услышать фразу «смеяться с кого-либо» вместо «смеяться над кем-либо» и «жениться с кем-нибудь», хотя правильно будет «жениться на ком-нибудь».

Русский язык 2.0?

Статистика и реальность. Сколько белорусов на самом деле говорят на русском языке
Статистика и реальность. Сколько белорусов на самом деле говорят на русском языке
© РИА Новости, Егор Еремов / Перейти в фотобанк
Из-за описанных выше особенностей в научной и медийной среде республики иногда встречается точка зрения о необходимости юридического закрепления белорусского национального варианта русского языка, что даст право Минску самостоятельно кодифицировать его нормы вне зависимости от московских лингвистов. Пока в Белоруссии такого института нет, официально и грамматически там ориентируются на московскую норму и решения Института языкознания РАН. По этой причине уникальные слова, которые в русском языке употребляются только в Белоруссии, остаются нелитературными.

Но особенности русского языка белорусов настолько редки, что вряд ли стоит говорить о некоем диалекте «великого и могучего» или о его национальном варианте. Русский язык сохраняет своё единство, которое формировалось на протяжении не одного века. Есть ли тогда смысл его искусственно фрагментировать на разные официальные варианты?

Тем более что с течением времени региональные особенности русского языка встречаются в Белоруссии немного реже — речь в республике становится всё более нормативной и менее отличной от языка россиян. Общее информационное и культурное пространство унифицирует.