О случае 2014 года в четверг, 14 октября, рассказал проект «Схемы» издания «Радио Свобода» (СМИ, выполняющее функции иноагента).

«В то время они (Зеленский и Шефир. — Ред.), не занимали государственных должностей, но мы считаем необходимым рассказать эту историю для того, чтобы общество владело этой информацией и могло составить полный портрет тех, кто ныне руководит страной. Ведь подобные схемы в обход определенной законом процедуры приводят к искусственному уменьшению активов банка, а следовательно, негативно влияют на погашение долгов перед другими гражданами и компаниями, которые держали в нем деньги», — рассказал в предисловии к расследованию его автор — Максим Савчук.

Его расследование касается «Брокбизнесбанка» — банка, которым на момент ликвидации владел олигарх Сергей Курченко. Последнего ряд украинских СМИ называли «кошельком» четвертого президента Украины Виктора Януковича.

Оказалось, что Зеленский с Шефиром еще до начала своей политической карьеры предприняли шаги, которые выглядят крайне неэтично.

Банкопад и судьба конкретного банка

Государственный переворот 2014 года на Украине среди прочего увенчался и стремительным ухудшением экономической ситуации. Помимо галлопирующей инфляции и девальвации гривны украинцы столкнулись и с «банкопадом» — ликвидацией банков. Из-за обесценивания национальной валюты банки потеряли ликвидность. А потеря крупных промышленных активов и бизнеса в Крыму и Донбассе и вовсе добила некоторые банки.

Так, если в первом квартале 2014 года не был ликвидирован ни один банк, то уже втором ликвидировали пять банков, а в третьем и четвертом — по шесть. Итого, за один лишь 2014 год было ликвидировано 14 банков.

«Я отказался участвовать в снятии мэра»: в Полтаве арестовали депутата прямо у банкомата - СМИ
«Я отказался участвовать в снятии мэра»: в Полтаве арестовали депутата прямо у банкомата - СМИ
© Sputnik / Перейти в фотобанк

Среди банков, у которых были проблемы, был и «Брокбизнесбанк». Это финансовое учреждение в 2013 году у мажоритарных акционеров — Александра и Сергея Буряков приобрел Сергей Курченко. Многие сочли это хорошим признаком для банка.

«Казалось, у этого банка очень большие перспективы. Ведь если ты собственник банка, приближенный к [четвертому президенту Украины Виктору] Януковичу, то у тебя должно быть все хорошо с поддержкой регулятора, со стороны госпредприятий ты можешь привлекать деньги», — пояснил «Схемам» журналист издания «Украинский капитал» Александр Моисеенко.

Но госпереворот нанес этому банку особо сильный удар. Уже 4 марта 2014 года Национальный банк Украины признал «Брокбизнесбанк» неплатежеспособным и ввел в банке временную администрацию на три месяца. А 10 июня того же года Нацбанк принял решение об отзыве банковской лицензии и ликвидации «Брокбизнесбанка».

Процедура ликвидации банков на Украине стандартна: Фонд гарантирования вкладов вводит своего ликвидатора или администратора, начинается инвентаризация активов. Если принято решение о ликвидации банка, его вкладчики гарантированно получают до 200 тыс. грн. (по сегодняшнему курсу — около 540 тыс. руб. — Ред.)

Тем временем Фонд гарантирования вкладов продает активы банка: имущество самого банка, имущество, которое отдали банку в залог под кредиты или право требования по этим кредитам. Если Фонду удается собрать большую сумму, чем та, что потратили на гарантированные выплаты, деньги распределяются между пострадавшими клиентами.

Но не все клиенты готовы ждать, когда же Фонд гарантирования вкладов разберется с активами. И не все должники банка готовы расставаться с имуществом, что в залоге.

Украинский банк отказался принимать купюры с изображением Крыма
Украинский банк отказался принимать купюры с изображением Крыма
© РИА Новости, Алексей Куденко / Перейти в фотобанк

На помощь таким клиентам и должникам приходит схема взаимозачета. Выглядит она следующим образом: должник находит вкладчика или нескольких вкладчиков, депозиты которых соразмерны с его долгом. И договаривается с ними: те передают ему право получения их депозитов, взамен получая сумму, как правило, ниже, чем на депозитах, но выше тех 200 тыс. грн., которые они гарантированно получат от Фонда.

После этого должник идет в суд, чтобы взаимозачет признали, а с его имущества сняли обременение. А после — забирает у банка свое имущество.

На первый взгляд схема хороша: если кто-то и остается в убытке, то в минимальном. Но на самом деле эта схема наносит вред Фонду гарантирования вкладов, государственному бюджету и интересам других собственников. Ведь Фонд, по сути, не получает активы, чтобы продать их и выплатить что-то помимо гарантированных 200 тыс. грн. остальным вкладчикам.

Неудивительно, что Высший хозяйственный суд в своих решениях постановил считать взаимозачеты не соответствующими законодательству Украины, если они производятся после начала ликвидации банка.

Того же мнения придерживаются и юристы. Среди них и глава финансового комитета Верховной Рады, депутат от «Слуги народа» Даниил Гетманцев.

«Это недопустимо для процедуры ликвидации», — ответил он на вопрос «Схем».

Правда, когда выяснилось, что вопрос касается Зеленского, Гетманцев прекратил отвечать журналисту и попросил документы для изучения. «Схемам» он так и не ответил. И неудивительно.

Зеленский, Шефир и проблемный банк

Одиннадцать с лишним лет тому назад — 27 апреля 2010 года — художественный руководитель студии «Квартал 95» Владимир Зеленский и сооснователь «Квартала 95» Сергей Шефир открыли в «Брокбизнесбанке» долларовые счета. Зеленский положил на свой счет около $358 тыс., Шефир — около $423 тыс.

Когда четыре года спустя стало понятно, что банк ликвидируют, Зеленский и Шефир попытались вернуть свои деньги. И при этом они использовали схему взаимозачетов.

Одна из схем, в которых участвовал Зеленский, касалась Александра и Галины Герег — собственников сети «Эпицентр». В их собственности, утверждали «Схемы», находится компания «Подольский хозяин».

В конце января 2014 года, когда над «Брокбизнесбанком» уже сгустились тучи, «Подольский хозяин» взял у «Брокбизнесбанка» кредит в 189 млн грн. (около 435 млн руб. по курсам того времени. — Ред.). В залог компания оставила хозяйственные комплексы, транспорт и почти 9 тыс. голов крупного рогатого скота.

К концу лета 2014 года «Подольский хозяин» был должен банку свыше 6 млн грн. (около 21 млн руб. по курсам того времени — Ред.). В результате компания решила пойти по пути взаимозачета. И одним из тех, с кем она договорилась, был Владимир Зеленский.

Зеленский пришел к главе Всемирного банка просить денег на дороги
Зеленский пришел к главе Всемирного банка просить денег на дороги
© president.gov.ua

Примечательно, что суды — Киевский хозяйственный и Киевский апелляционный хозяйственный — стали на сторону компании Герег. И та получила свое имущество. «Брокбизнесбанку» пришлось подавать кассацию в Высший хозсуд. И тут уже признал: взаимозачет не соответствует законодательству Украины. Он отменил решение предыдущих банков.

Но было одно «но» — залоговое имущество компании банку не вернули. Фонд гарантирования вкладов не смог его продать и получить деньги для выплат вкладчикам. Фонд обратился в суд. Процессы длились до 2017 года: дело «футболили» в Киев, Хмельницкий, Винницу. В конце концов его закрыли из-за того, что Фонд невовремя подал кассации. «Подольский хозяин» же вывел из-под залога имущество на десятки миллионов гривен.

И хотя Фонд в 2017 году продал право требования на кредит с обеспечением по этим объектам (получив 27 млн грн. — около 127 млн руб. по курсу того времени), он все же недополучил значительное количество средств.

Но это была не единственная попытка Зеленского вернуть свои деньги. Была и другая. Также по пути взаимозачета пошел и его соратник Шефир. И во время всех попыток Киевский хозяйственный и Киевский апелляционный хозяйственный суды поддерживали должников. И лишь Высший хозяйственный суд дал «красный» свет.

Ну а Фонду гарантирования вкладов пришлось выставлять право требования по кредитному договору на продажу.

Журналистам удалось связаться с Шефиром. Он утверждал: по взаимозачету сам он ничего не получил. В Офисе президента журналистам не ответили.

И даже если Зеленский и Шефир не получили деньги, их поведение тогда — в 2014 году — весьма красноречиво. И оно не вписывается в публичный образ этих политиков.