Катарина Пистор, профессор сравнительного права Юридической школы Колумбийского Университета, автор книги «Кодекс капитала: как закон создает богатство и неравенство», рассказывает о лицемерной сущности политики «зеленого капитализма»Мы предлагаем вашему вниманию фрагменты ее статьи, опубликованной на Project Syndicate.

Периоды сильной жары, наводнения, засухи и лесные пожары бьют по человеческим сообществам по всему миру, и эти явления будут только усиливаться. Хотя позиции отрицателей климатических изменений по-прежнему сильны, необходимость срочно реагировать на ситуацию признается сейчас многими людьми, а не только в кругах экологических активистов. Правительства, международные организации, даже представители бизнеса и финансовые круги соглашаются с этим, как с неизбежностью — или, по крайней мере, делают вид, что согласны.

На самом деле мир потратил десятилетия на возню с торговлей углеродом (имеется в виду торговля квотами на выбросы парниковых газов. — Прим. пер.) и схемами «зеленой» финансовой маркировки, а нынешняя мода всего лишь сводится к разработке причудливых стратегий хеджирования («компенсационные углеродные квоты»), вопреки тому простому факту, что все человечество находится под угрозой. «Квотирование» выгодно отдельным держателям активов, однако это мало поможет для предотвращения ожидающей всех нас климатической катастрофы.

Принятие частным сектором «зеленого капитализма», по-видимому, является еще одним трюком, чтобы избежать реальной расплаты. Если бы финансовые и бизнес-элиты относились к проблеме серьезно, они признали бы необходимость радикального изменения курса, чтобы эта планета гарантированно оставалась гостеприимной для всего человечества — сейчас и в будущем. Речь идет не о замене «грязных» активов «зелеными», а о том, чтобы возместить потери, которые «грязный» капитализм нанес миллионам людей, и обеспечить будущее даже для самых уязвимых. 

Марунич: «Зеленая» энергетика отправит украинцев обратно в каменный век
Марунич: «Зеленая» энергетика отправит украинцев обратно в каменный век
© РИА Новости, Нина Зотина

Понятие «зеленого» капитализма подразумевает, что затраты на решение проблемы изменения климата слишком высоки, чтобы правительства могли взять их на себя самостоятельно, и что у частного сектора всегда есть лучший ответ. По мнению сторонников «зеленого» капитализма государственно-частное партнерство обеспечит экономически нейтральный переход от «грязного» к «зеленому» капитализму. А инвестиции в новые технологии по эффективной цене якобы не позволят человечеству шагнуть в пропасть.

Но это, безусловно, звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой. Капитализм на генетическом уровне не способен справиться с последствиями изменения климата, которое в немалой степени является продуктом самого капитализма. Вся капиталистическая система основана на приватизации прибылей и обобществлении убытков — причем не каким-либо преступным способом, а с благословения закона.

Закон предлагает свободу действий любому, кто создает трест или корпоративное предприятие — чтобы загрязнять окружающую среду — освобождая его от затрат на разграбление планеты. Закон поощряет избавление от накопившихся экологических обязательств путем реструктуризации в случае банкротства. А целые страны становятся заложниками международных правил, которые ставят защиту доходов иностранных инвесторов выше благосостояния собственного народа. Иностранные компании уже подали в суд на несколько стран в соответствии с Энергетической хартией — за попытку ограничить выбросы углекислого газа.

Две трети общего объема выбросов со времен Промышленной революции приходится всего на 90 корпораций. Тем не менее даже если бы менеджеры крупнейших в мире компаний-загрязнителей были готовы проводить быструю декарбонизацию, этому воспротивились бы их акционеры. На протяжении десятилетий в мире безраздельно господствует «Евангелие максимизации стоимости акций», и менеджеры знают, что если они отступят от господствующих установок, им придется отвечать за неоправдавшееся доверие.

…Вот почему они сейчас оказывают давление на правительства, чтобы те субсидировали «замещение активов», — то есть чтобы по мере снижения цен на «грязные» активы цены на «зеленые» активы росли, компенсируя ущерб владельцам активов. Опять же, в этом и заключается суть капитализма. А является ли это наилучшей стратегией для обеспечения существования планеты — совершенно другой вопрос.

Вместо того, чтобы вплотную заняться такими вопросами, правительства и регулирующие органы в очередной раз поддались на сладкие песни о рыночных механизмах. Новый консенсус фокусируется на раскрытии финансовой информации, потому что этот путь обещает изменения, но не обязывает их производить. А кроме того, он создает рабочие места для целых армий бухгалтеров, юристов и бизнес-консультантов, обладающих собственными мощными лоббистскими рычагами.

Неудивительно, что результатом такой политики стала волна «зеленой промывки мозгов». Финансовый сектор с радостью вложил триллионы долларов в активы с «зеленой» маркировкой, которые оказались совсем не «зелеными». Согласно недавнему исследованию, работа 71% фондов, отмеченных как ESG (ЭСУ) — то есть предположительно раскрывающих свои экологические, социальные или управленческие критерии, не соответствует целям Парижского соглашения по климату.