С первым вопросом все вроде бы понятно: с момента завоевания Османской империей Крыма в 1475 году и до потери ею полуострова в 1783 году он даже официально был либо полностью турецким, либо вассалом Стамбула. За исключением разве что 9 лет после Кючук-Кайнарджийского мира 1774 года, когда Крымское ханство номинально было независимым от всех.

Последний раз, когда турецкие военные вторглись в Крым и пытались его отвоевать, была Крымская война 1853-1856 лет. Российская империя ее официально проиграла, но Крым к османам все равно не вернулся. И в последней войне — Первой мировой 1914-1918 годов — когда опять — в последний раз — скрестили штыки Российская и Османская империи, Крым как театр военных действий уже не фигурировал.

Однако в турецкой политической мифологии и идеологической парадигме Крым был есть и будет оставаться турецким. Хотя бы потому, что его коренным народом считаются крымские татары, чьи представители и потомки в самой Турции исчисляются миллионами. Их там гораздо больше, чем, собственно, в Крыму. И турецкие крымтатары, разумеется, жаждут «воссоединения с исторической родиной».

Переговоров не будет: Кремль отправил Зеленскому 12 предложений по примирению, но Киеву нужна «война с Россией» и Крым
Переговоров не будет: Кремль отправил Зеленскому 12 предложений по примирению, но Киеву нужна «война с Россией» и Крым
© РИА Новости, Михаил Климентьев / пресс-служба президента Украины

В последний раз о том, что Крым турецкий, намекнул 67-летний президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, в сентябре 2021 года выступая на 76-й сессии Генассамблеи ООН. Да-да, не российский после 2014 года и не украинский до этого, а именно турецкий. И это уже давно геополитическая данность — с этим не согласны официально ни Киев, ни Москва, но и Украина, и Россия согласны с ним по умолчанию. И выстраивают сотрудничество с Турцией, обходя скользкий вопрос.

Украине достаточно заявлений Анкары (читай — Эрдогана), что Турция признает территориальную целостность и нерушимость границ Украины, а также продает беспилотники «Байрактар». А Россия абсолютно прагматично выстраивает чисто экономическое и даже военное (продажу Турции российских зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-400) сотрудничество, не настаивая на политических разногласиях. Ну и президент Эрдоган крутится между Россией и Украиной, а также ЕС и США, как уж под вилами лавируя между возникающими претензиями и опасностями.

Но и признание Анкарой нынешнего крымского статус-кво (в составе России) тоже чисто теоретически возможно, как минимум, в двух случаях. Лежащих, так сказать, на геополитической поверхности. Во-первых, когда Турция окончательно рассорится с коллективным Западом и тот начнет ей серьезно угрожать так, что понадобятся новые мощные союзники. Если в качестве такого союзника Анкара увидит Россию, то она и может попробовать завлечь Москву признанием Крыма российским. Во-вторых, в качестве взаимного обмена признаниями: Россия признает турецким Республику Северного Кипра, а Турция в качестве геополитического алаверды соглашается с тем, что Крым — российский.

«Символ краха Османской империи». Когда Эрдоган признает Крым российским
«Символ краха Османской империи». Когда Эрдоган признает Крым российским
© AFP, Pavel Golovkin / POOL

Вопрос же участия Турции в войне с Россией за Крым тоже нельзя сбрасывать со счетов. И тоже по двум причинам. Первая: Турция — как ни крути, а часть коллективного Запада, во всяком случае, член НАТО. И вольно или невольно просто-таки обязана участвовать в стратегии Запада по хаотизации обстановки и создания сплошной зоны нестабильности по всему периметру границ России, объявленной противником и даже врагом.

Сегодня уже можно констатировать, что за исключением разве что участков границы с Китаем, Монголией и Северной Кореей на востоке все остальные границы потенциально взрывоопасны. Даже водные в Арктике, на которую Запад навострил лыжи и намылился отобрать ее у России аж бегом. И даже в Белоруссии, которая является частью Союзного с Россией государства, но именно в этом качестве является объектом пристального внимания и объектом для провокаций со стороны Запада и покорной ему неонацистской Украины.

В этом же ряду военно-политическая «Большая игра», которую коллективный Запад с новой силой и с помощью Турции уже пытается возобновить против России в Средней Азии, на Ближнем Востоке и на Кавказе. Последние примеры:

а) карабахская война между Азербайджаном и Арменией, закончившаяся усилением влияния Турции в этом регионе;

б) попытки натравить победивший в Афганистане запрещенный в России Талибан на страны Средней Азии, являющейся в этом регионе мягким подбрюшьем России;

в) нынешнее военное обострение на иранско-азербайджанской границе, начавшееся с банального фехтования на военных учениях — «Покорители Хайбара» в Иране и азербайджано-турецкие тактические учения под эгидой «Нерушимое братство-2021» Нахчыванской Автономной Республике Азербайджана. Стороны начали угрожающе бряцать оружием и угрожать уничтожением Армении — стратегическому союзнику России в этом регионе. А началось все банально — с того, что в начале сентября Азербайджан стал препятствовать поставкам иранского топлива в Нагорный Карабах: останавливать грузовой транспорт из Ирана, который следовал в Степанакерт, и взимать плату за проезд с каждого водителя. В ответ на торговые препятствия, чинимые Ираном.

Вот стороны и начали «обучать» свои войска, чтобы показать друг другу серьезность намерений. А это чревато, повторим, новой войной в Закавказье, а потом, не исключено, и по всему Кавказу. Если, конечно, Россия не вмешается. Но именно ее и пытаются втянуть в военное противостояние главные по «Большой игре».

Маркедонов сказал, хочет ли Турция «забрать» у России Крым
Маркедонов сказал, хочет ли Турция «забрать» у России Крым
© РИА Новости, Константин Михальчевский / Перейти в фотобанк
Вторая причина — еще более прозаична и идеологична, а значит, фактически вечна. Эрдоган уже давно обуян идеей воссоздания Великой Турции или Великого Турана — государства, объединяющего всех жителей тюркоязычных стран. Официально или полуофициально в разряд таковых относят, кроме Турции, Азербайджан, Северный Кипр, Казахстан, Киргизию, Туркмению и Узбекистан. Тюркоязычные автономии есть в Китае (помимо Синьцзян-Уйгурского автономного района — СУАР, округа и уезды есть и в других китайских провинциях), в Молдавии (Гагаузия), в Иране, Ираке, Монголии и особенно в России (Республика Алтай, Башкортостан, Дагестан, Чувашия, Татарстан, Крым, Хакасия, Тува-Тыва, Якутия-Саха).

Есть также анклавные территории, где живут тюркоязычные, в Боснии и Герцеговине, Болгарии, Грузии, Греции, Румынии, Северной Македонии, Сирии, Таджикистане, Украине и Венгрии.

Вот на них и рассчитана идея пантюркизма или османизма, так как многие их указанных территорий в свое время были частью Османской империи. На другие территории Турция зарится в раже будущего геополитического роста.

Большая игра на границах России. Станет ли российский Крым турецким?

Более того, сама идея пантюркизма, как известно, родилась именно в Крыму. Как некая националистическая доктрина необходимости политической консолидации всех тюрков планеты на основе их этнической, культурной и языковой общности.

«Единство в языке, мыслях и делах», — так сформулировал ее один из родоначальников и разработчиков идеи Исмаил Гаспринский, очень популярный и влиятельный в XIX веке крымско-татарский интеллектуал, просветитель, издатель и политик.

В отличие, например, от панисламизма, пантюркизм — доктрина светская и может привлечь в свои сторонники самые разные круги тюрков. Как, собственно, и панарабизм или панславизм.

Против Крыма и Донбасса: Евросоюз готовится открыть на Украине военную миссию
Против Крыма и Донбасса: Евросоюз готовится открыть на Украине военную миссию
© РИА Новости, РИА Новости / Перейти в фотобанк
Потенциальная же опасность пантюркизма и заключается в том, что инициаторы указанной выше «Большой игры» могут играть на противоречиях между Турцией и Россией, на среднеазиатских противоречиях между республиками этого региона, на конфликте между Азербайджаном и Арменией за Нагорный Карабах, на стремлении панисламистов сделать пантюркизм составной частью своей доктрины и использовать для продвижения ислама и законов шариата на новые территории в той же России.

Условно говоря, коллективному Западу глубоко плевать на то, кто будет противостоять России — пантюркистский султан (хан, эмир) или панисламистский халиф.

Все это объективно может провоцировать военное противостояние, в которое могут быть втянуты и Крым, и Украина. Особенно если Россия даст слабину, а у Киева особо маниакально возрастут иллюзии насчет военного возвращения Крыма себе. Несмотря на риск того, что в этом случае ей, как говорят сегодня, может прилететь и от России, и от Турции. Потому что ни одна из сторон от Крыма не окажется.