Премьер Михаил Мишустин 20 сентября на совещании с вице-премьерами поставил им соответствующую задачу.

«Нужно готовиться к поэтапному сокращению использования традиционных видов топлива: нефти, газа, угля. Повышать энергоэффективность. Развивать альтернативную энергетику. Строить соответствующую инфраструктуру», — подчеркнул глава российского правительства.

Новые энергоносители

Зелёная энергетика: Австрия планирует получать «зелёный водород» по «Голубому Дунаю», а Нидерланды — с Северного моря
Зелёная энергетика: Австрия планирует получать «зелёный водород» по «Голубому Дунаю», а Нидерланды — с Северного моря
Одним из главных ориентиров мировой экономики по переходу на альтернативные источники энергии стал водород.

Еще в позапрошлом веке был придуман топливный элемент, позволяющий из водорода получать электроэнергию.

Его главные преимущества перед теми же литиевыми аккумуляторами — это гораздо большая энергоемкость и возможность быстрой заправки, сопоставимой по скорости с бензином или дизельным топливом.

Даже на станциях скоростной зарядки аккумулятор электромобиля заряжается не менее получаса. Кроме того, углеродный след при производстве аккумулятора существенно больше, чем при создании топливного элемента.

А еще он климатически нейтрален: при работе топливного элемента на водороде, а также при сжигании этого газа в качестве побочного продукта получается вода.

Водород удобно использовать в транспорте, также он идеален для аккумулирования излишков электричества, произведенного из возобновляемых источников энергии (ВИЭ) — ветряной, солнечной, приливной и прочих генераций.

Однако пока стоимость производства водорода достаточно высока, также нет заправочной инфраструктуры, не решена в полной мере проблема его транспортировки: большинство существующих трубопроводов неспособны его транспортировать без огромных потерь из-за высокой летучести, а перевозка в цистернах автомобильным или железнодорожным транспортом существенно дороже.

В связи с этим переход на водород — вопрос не только времени, но и существенных капиталовложений.

Цена вопроса

Как отметил заместитель руководителя Центра компетенций национальной технологической инициативы (НТИ) «Новые и мобильные источники энергии» при Институте проблем химической физики Российской академии наук Алексей Паевский в комментарии Украина.ру, новая энергетика — хороший шанс для инвесторов.

«Новый рубеж — это четвертый энергопереход. В нем есть рынок — это транспорт и топливно-энергетический комплекс, который достаточно инвестиционноемкий, чтобы капиталовложения окупились и энергопереход имел экономический смысл», — подчеркнул ученый.

Как говорится в свежем обзоре одного из крупнейших мировых банков Goldman Sachs, за последние полвека водородная энергетика пережила ряд всплесков интереса, однако ни один из них не привел к стабильному наращиванию инвестиций.

Не было и более широкого внедрения водорода в энергетических системах. В то же время с 1975 года потребности мировой экономики в водороде увеличились более чем в три раза — от 18 до чуть более 70 млн тонн в год, отмечает Светлана Кристалинская в своей статье для издания «Нефть и капитал».

Большая часть его не соответствует стандартам «зеленой» энергетики — это так называемый «серый» водород, который получается из природного газа с побочным продуктом реакции —  углекислым газом, который уходит в атмосферу.

Выгоднее всего его производство в странах, добывающих природный газ, — на Ближнем Востоке, в США и России, — где стоимость одного килограмма составляет около $1.

Водородные грезы Зеленского
Водородные грезы Зеленского
© AFP, Anatolii STEPANOV
В ЕС такой водород сейчас стоит существенно дороже — в среднем $1,7/кг, а в Китае еще больше — $1,8/кг.

Однако при внедрении на производстве уловителей СО2 вместо «серого» водорода можно получать «голубой», который боле экологичен: выбросы двуокиси углерода сокращаются на 90%.

Соответственно возрастает и стоимость его производства. США и Ближний Восток — $1,5/кг, Россия — $1,6/кг, ЕС и Китай — $2,3/кг и $2,4/кг соответственно.

«Зеленый» водород, который получают разложением воды на кислород и водород под действием электричества из ВИЭ, стоит не менее $4,5/кг, что в 2-3 раза дороже «голубого».

Идут в ЕС и дискуссии по возможности использования энергии атомных электростанций для производства водорода, который в этом случае именуют «оранжевым», а также «желтым» и «розовым».

«В Германии против того, чтобы считать чистым «оранжевый» водород, который производится с помощью электроэнергии АЭС, Франция же, у которой мощная атомная генерация, придерживается противоположной точки зрения», — отметил Паевский.

Он констатировал, что пока это вопрос исключительно политический, а не научный или экологический.

Экология — экологией, а денежки врозь

Лидером энергоперехода остаются страны Центральной Европы, в первую очередь это Германия и Франция. С их подачи Евросоюз принял программу, согласно которой к 2050 году ЕС откажется от использования ископаемых энергоносителей.

Как отметил в комментарии Украина.ру эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков, России нет настоятельной необходимости переходить на водород с точки зрения внутреннего рынка.

«Для внутреннего потребления нам весь этот энергопереход совершенно не нужен, потому что у нас полно газа, который с точки зрения загрязнения окружающей среды довольно чистый вид энергии, он производится у нас, он дешевый», — подчеркнул Юшков.

Однако в том, что касается экспорта на европейский рынок и в целом рынки высокотехнологичных государств, переход на «чистую» энергетику необходим.

Уже с 2023 года в ЕС начинают вводить «углеродный налог», и товары, произведенные в странах с собственными ископаемыми энергоресурсами, станут неконкурентоспособными.

Как отмечает Юшков, климатические соглашения перевернули все с ног на голову.

«Если раньше дешевая энергия была конкурентным преимуществом, то новые правила взимания углеродного налога подразумевают, что все, что касается угольной генерации, становится обременением. А ВИЭ, которые раньше были обременением, потому что они дорогие, становятся конкурентным преимуществом».

По его мнению, все климатические инициативы — это в большей степени система перестроения мировой торговли как таковой, с тем чтобы это было выгодно европейским производителям, чем борьба за экологию.

Как отметил Алексей Паевский, высокотехнологические компании действительно рассчитывают получить определенную выгоду от энергоперехода.

«Конечно, какие-то производители получат преференции… Продвижением «зеленой» тематики, очевидно, занимаются те, кто будет иметь с этого определенную выгоду», — подчеркнул он.

"Зеленый", "желтый", "голубой". Особенности международной охоты на водород
"Зеленый", "желтый", "голубой". Особенности международной охоты на водород
© CC0, Pixabay
В то же время европейским компаниям придется конкурировать с канадскими производителями топливных элементов, да и Россия включается в эту гонку, уточнил Паевский.

Чтобы избежать потерь из-за углеродного налога и заодно наполнить бюджет, Россия вводит собственный углеродный налог — причем еще раньше, чем это сделают в ЕС.

Как сообщило издание «Ведомости» 23 сентября со ссылкой на три независимых источника, знакомых с ситуацией, правительство РФ планирует ввести налог на выбросы двуокиси углерода.

«Ни правительство, ни бизнес не заинтересованы в том, чтобы в ЕС взимали с российских экспортеров платежи по своему усмотрению. Ключевая логика — опередить Евросоюз с разработкой национального регулирования, сделать его комфортным для бизнеса и добиться зачета российских мер наравне с европейскими», — говорится в сообщении.

Юшков отмечает, что это решение российского правительства выглядит целиком логичным, так как для государства главное, чтобы деньги не утекали из страны.

«Россия говорит: "мы сами будем взимать углеродный налог, ведь вы взимаете его не для себя, а для того, чтобы стимулировать компании к сокращению выбросов парниковых газов". Вот мы тоже будем стимулировать свои компании сокращать выбросы», — подчеркнул эксперт.

По его мнению, то, что налоги остаются в стране и государство их перераспределяет, воспринимается как позитивный исход из этой ситуации с европейским углеродным налогом.

Чего не хватает для водородной энергетики?

В том, что касается транспорта, главная проблема — это количество водородных заправок. Во всем мире их всего около пятисот. Это меньше, чем бензиновых заправок в Москве.

Существенные проблемы и с транспортировкой водорода. Пока что большая часть водорода вырабатывается на месте его дальнейшего использования — где потребляют, там и вырабатывают, отметил Алексей Паевский в интервью Украина.ру.

«Транспортировать его можно разными способами, самый дешевый и простой из которых — трубопроводный. Современные трубопроводы это позволяют, как, например, «Северный поток». По нему можно качать не метан, а чистый водород», — рассказал эксперт.

Старые трубопроводы это не позволяют, поскольку там используются неподходящие сорта стали, которые при прокачке водорода будут становиться все более хрупкими и провоцировать утечки, добавил он.

Вопросы климата стали одной из главных тем международной повестки, которую продвигает Запад для того, чтобы остановить рост экономик развивающихся стран и отрезать их от богатого европейского рынка.  

Россия старается в полной мере использовать свой шанс для того, чтобы сохранить экспортные рынки и поддержать собственную экономику. Экология для всех участников процесса — не более чем приятный бонус.