Шахтеры протестуют у Офиса президента — видео
Шахтеры протестуют у Офиса президента — видео
© РИА Новости, Алексей Вовк / Перейти в фотобанк
По словам премьер-министра Дениса Шмыгаля, программа станет официальным стартом диверсификации экономики монопрофильных угольных городов и создания новых возможностей для жителей этих территорий. Помочь в этом, по словам Шмыгаля, должны международные партнеры.

Официальная риторика, оперирующая такими терминами, как «новые возможности» и «диверсификация», скрывает перспективы фактического вымирания целых городов и массовой миграции безработных шахтерских семей в угоду «международным партнерам», которым всегда выгодна гибель конкурирующей отрасли.

Программа «диверсификации» охватывает около 850 тысяч жителей, расположенных в 25 территориальных общинах угольных регионов.

Согласно пояснительной записке к проекту документа, примерный общий объем финансирования программы на 2022-2030 годы составит 15,7 млрд грн, из них из государственного бюджета Украины — 3,6 млрд грн. Остальные должны дать западные фонды. В феврале 2021 года Германия создала специальный Секретариат энергетического партнерства с Украиной, назначив своим уполномоченным по трансформации угольных регионов Украины бывшего премьер-министра земли Саксония Станислава Тилиха.

Закрывать шахты на Украине планировали с 2014 года, постоянно обещая западным партнерам ускорить этот процесс и требуя больше денег на трансформацию экономики, которые поступали, конечно же, не шахтерам. Примечательно, что обещанные сроки сжимаются. Еще в декабре прошлого года тот же Денис Шмыгаль называл другую дату отказа от угля — 2070 год.

Из гигантов — в нищету. Что построили на Украине за минувшие 20 лет
Из гигантов — в нищету. Что построили на Украине за минувшие 20 лет
«Мы планируем постепенно до 2050 года сократить количество угольных шахт и до 2070 года отказаться от использования ископаемого топлива, приобретя климатическую нейтральность», — сказал премьер.

Очевидно, что в данном случае это было пустое обещание из разряда долгосрочных обещаний Ходжи Насреддина, так как до 2070 года вряд ли доживет кто-либо из нынешнего украинского руководства. Однако затем последовало соглашение о перспективах Украины между Германией и США.

Отказ от добычи угля и закрытие шахт, обещанное украинскими властями западным партнерам, происходит в рамках зеленого курса (Green Deal). Его отдельно прописали в соглашении Германии и США по "Северному потоку-2", обещая взамен Киеву миллиард долларов.

Миллионы будущих блогеров и дизайнеров

В шахтерских регионах на средства западных фондов регулярно проводятся форумы и семинары, в которых участвуют отнюдь не шахтеры. На них участники рассказывают друг другу о том, как заживет Кривой Рог или Мариуполь, если отказаться от добычи угля.

Еще в 2013 году организаторы Евромайдана распространяли листовки «с картинками», на которых пенсионерки в кафе на Монмартре сравнивались с украинскими пенсионерками на огородах. Аналогичными картинками пытаются замылить глаза и в данном случае.

Шахтерам предлагают открывать «экоотели» и свои парикмахерские, выращивать мидий в затопленных шахтах или вести свой Youtube-канал, проводить тренинги личностного роста или открыть себя в мире высокой моды. На терриконах Донбасса предлагается установить солнечные панели и ветряки для получения энергии для местных нужд.

На подобных мероприятиях обычно какие-нибудь люди из Испании или Польши по скайпу делятся своим личным опытом удачного открытия бизнеса после закрытия шахт в их регионе. Тактика обмана и подмены понятий не меняется со времен изобретения финансовых пирамид. Автору этих строк доводилось присутствовать на подобных мероприятиях в Мариуполе и слышать, как докладчики рисуют перспективы «новых возможностей».

В частности, бывшим шахтерам предлагалось заняться написанием картин с перспективой выставки в лондонской галерее современного искусства Tate Modern. Организаторы мероприятий из украинских НПО, финансируемых немецкими и британскими фондами, не имеют абсолютно никакого понятия о жизни шахтеров и прочих простых работников.

Тем не менее, немецкие организаторы прекрасно отдают себе отчет по поводу их реальных перспектив.

«В других странах во время отказа от системообразующей индустрии возникали те же проблемы, с которыми столкнется Украина, они тоже не знали, к чему новому нужно перейти. Во всех исследуемых нами странах за последние десятилетия упала добыча угля и сократилась занятость в сфере, похожая тенденция наблюдается и в Украине», — говорит Мартин Шон-Чанишвили, старший консультант немецкой организации Germanwatch по вопросам Восточного европейского партнерства.

В качестве примера трансформации приводят Румынию, которая обязалась закрыть шахты, вступая в ЕС. В 2017 году Еврокомиссия одобрила проект по трансформации закрытых румынских шахт в торговые и культурные центры, а также в предприятия по развитию туризма и привлечению инвестиций. Обычно умалчивают лишь тот факт, что там, где работали 10 000 человек, теперь работают 10-20 человек.

Основная работа последних и заключается в том, чтобы служить «витриной» и рассказывать всему миру, как они хорошо живут после закрытия шахт в их регионе.

Негативный опыт Польши

«Теперь точно не замерзнут?». Украина согласовала поставку 150 тысяч тонн угля из США
«Теперь точно не замерзнут?». Украина согласовала поставку 150 тысяч тонн угля из США
© РИА Новости, Денис Петров / Перейти в фотобанк
И это «пряник» в ЕС, а есть и «кнут». На днях суд Евросоюза обязал Польшу платить по полмиллиона евро в день за отказ закрывать шахту «Турув» на границе с Чехией, где добывают бурый уголь. Польша заявляет, что закрытие этой шахты грозит энергетической безопасности. Расположенная рядом с шахтой ТЭЦ производит около 7% потребляемой в стране электроэнергии, а на шахте работают около 5 тыс. человек. Ущерб от закрытия шахты, по оценкам польских властей, составил бы 13,5 млрд злотых (около $3,6 млрд).

В профсоюзе работников шахты также отмечают, что решение суда лишает членство Польши в Евросоюзе всякого смысла. Польские шахтеры регулярно стучат касками возле представительства Еврокомиссии в Варшаве, но Брюссель остается глух к их требованиям. Поляки уже научены горьким опытом. Они ссылаются на закрытие шахт в городе Валбжих, после чего работу потеряли 14 000 шахтеров. С тех пор регион остается самым депрессивным и самым бедным в стране.

Тем не менее, ЕС неумолим.

«Мы примем необходимые меры, чтобы Польша оплачивала ежедневные штрафы, решение о которых было принято», — заявила на днях официальный представитель Еврокомиссии Вивиан Лунела.

Интересы Германии

В той же Германии, которая ратует за «трансформацию» угольных регионов в Польше, Румынии и на Украине, до сих пор продолжают добывать бурый уголь.

Аналитик компании TeleTrade Сергей Родлер утверждает, что закрытие шахт и отказ от угля усиливает потребности в поставках газа.

«Германские производители теряли свою долю на рынке уже давно, так как местные потребители предпочитали более дешевый уголь из России и других стран. Так что можно сказать, что там процесс трансформации в немалой степени был связан с рыночными причинами. С 2023 года Берлин планирует выделять как минимум два миллиарда евро субсидий, чтобы предотвратить рост цен на электроэнергию для предприятий и населения в регионах, где планируется закрыть угольные электростанции, которые по-прежнему продолжают работу.

Кстати, оборудование с закрывающихся немецких шахт сейчас пользуется большим спросом среди предприятий в Австралии, США, Турции, Польше, Чехии и других странах, так что говорить о том, что на угледобыче нужно ставить крест, пока рано. Важно также понимать, что, отказываясь от угля, в той же Германии наращивают импорт газа, поставки вырастут за счет "Северного потока-2".

Поэтому Украине, отказываясь от угля, придется решать проблему с импортом газа. О деньгах я вообще не говорю — все эти трансформации и последующий переход на газ потребует колоссальных затрат. Причем большую часть средств придется профинансировать самостоятельно — Европа точно за все не заплатит. Поэтому, прежде чем принимать решения по отказу от того же угля, стоило бы все тщательно просчитать», — рассказывает эксперт.

Социальные последствия для регионов

На Украине в реальности шахты закрываются с 1990-х годов. Часть работников переходила на другие шахты, многие мигрировали. В отдельных городах, где порода залегает неглубоко, после закрытия легальных шахт процветают нелегальные «копанки», где уголь добывается с риском для жизни без соблюдения элементарных норм безопасности «дедовским способом». Как следствие, во многих бывших шахтерских городках в упадок пришла социальная инфраструктура, которую финансировали работавшие предприятия, закрылись школы и детские сады. Остались в них преимущественно пенсионеры.

Оставшимся жителям трудоспособного возраста местные власти предлагают открывать в этих депрессивных полумертвых городах свой бизнес.

«Альтернативой зависимости от угля видим развитие малого и среднего бизнеса», — говорит Ирина Сущенко, секретарь городской рады Покровска.

Однако любые возможности законного малого и среднего бизнеса здесь являются мизерными, поскольку население, состоящее преимущественно из пенсионеров и безработных, не является платежеспособным.

Этим летом украинский Кабмин дал добро по первому пилотному проекту по так называемой угольной трансформации регионов. Он должен реализовываться при поддержке Германии (она выделит 35 млн евро) и охватывает два шахтерских региона — Мирноград (Донецкая область) и Червоноград (Львовская область). В ходе «трансформации» шахты должны закрыть, а шахтерским городам «предоставить новые возможности».

Для Червонограда придумали концепцию с громким названием «От шахтерского моногорода до туристически- промышленного магнита приграничной зоны». В шахте планируют открыть экстрим-отель, а шахтеров, очевидно, намерены перепрофилировать в экскурсоводов. В Мирнограде также предлагается провести «ревитализацию шахты с созданием на ее базе объекта туристической инфраструктуры».

Правда, сомнительно, чтобы тысячи западных туристов ломились за деньги осмотреть бывшую шахту в провинциальном украинском городке. Само количество предполагаемых экскурсоводов будет в разы превышать количество потенциальных туристов. Почему-то даже пандемия коронавируса, разорившая тысячи отелей и туристических фирм по всему миру, не внесла никаких корректив в эти планы.

В Покровске также планируют использовать закрытые шахты для выращивания в них шампиньонов на продажу. Учитывая количество средств, необходимых для постоянной откачки воды из шахты (850 кубов в час с глубины 500 м), потребуется такое количество электроэнергии, что эти грибы будут стоить дороже, чем белые трюфеля на французских аукционах.

«Зеленые» против экологии

Зима без тепла и света: у Украины нет денег на уголь для ТЭС
Зима без тепла и света: у Украины нет денег на уголь для ТЭС
© commons.wikimedia.org/Artemka
Хотя основными адвокатами закрытия шахт являются экологи и немецкие «Зеленые», но их закрытие может привести к опасным последствиям и для экологии региона. Даже из закрытых шахт необходимо постоянно откачивать воду, и это достаточно дорогое удовольствие — около 3-5 миллионов гривен в месяц в одной средней шахте. В случае остановки этого процесса неочищенная вода попадает в почву, а затем — в подземные и надземные водоемы, отравляя флору, фауну и питьевую воду для людей.

Например, водоотвод на шахте Кремневая в Луганской области работает ради того, чтобы не допустить затопления соседней действующей шахты.

Глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец также подчеркивает, комментируя планы по закрытию шахт, что это приведет к росту цен и тарифов.

«Отказаться от тепловой генерации не получится. Ведь чем больше в стране зеленой энергетики, тем больше ТЭС нужно для маневрирования мощностей. Атомные станции для этих целей не подходят. Получается, нужно будет покупать импортный уголь или полностью переводить блоки на газ. Но возьмем текущую ситуацию: уголь на бирже в Роттердаме уже больше 130 долларов за тонну, газ вообще под 450 долларов за тысячу кубов. При этом украинский уголь ТЭС закупают по 800 гривен за тонну. Если перевести тепловую генерацию на дорогие импортные ресурсы, тарифы на электроэнергию просто взлетят», — говорит Волынец.

Озвученное украинским Кабмином количество жителей шахтерских регионов, которых заденут обязательства Украины перед западными партнерами по отказу от угля (850 000 человек), — цифра для Украины огромная. Налогоплательщиками на Украине официально являются 11 миллионов человек. Еще примерно столько же пенсионеров. Закрытие шахт приведет в реальности к тому, что около миллиона жителей вынуждены будут стать либо безработными, либо трудовыми мигрантами.

Сокращение источников дохода для миллиона человек будет сопровождаться резким ростом тарифов на электроэнергию и отопление (как следствие, и на все остальные товары) именно из-за отказа от угля. В таких условиях в ряде регионов Украины останется немного жителей, которые посреди разрушенной инфраструктуры захотят использовать обещанные им «новые возможности» и испытать свои силы в сфере блогерства, высокой моды или современного искусства.