Причем поднялась эта волна быстро. 10 августа издание Readovka опубликовало видеозапись одного из извинений, которые казахские «языковые патрули» заставляют записывать своих русскоязычных сограждан, избирая своими жертвами в основном пожилых женщин.

За несколько дней пост собрал почти полмиллиона просмотров. Тему начали обсуждать во всех СМИ и на телевизионных ток-шоу. Подключились депутаты Госдумы РФ и Россотрудничество.

12 августа на казахском телевидении эту тему прокомментировал первый заместитель главы Администрации президента Казахстана Даурен Абаев, назвавший «языковые патрули» проявлением «пещерного национализма», нетерпимым в Казахстане. Однако записи «патрулей» и извинений русскоязычных сограждан множились и множились, поступая из самых разных регионов страны. 1 сентября с осуждением такого рода деятельности выступил уже президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев.

Детали биографии современного Шарикова

Главная фигура в популяризации «языковых патрулей» — Куат Ахметов, создатель YouTube-канала «Til Maydani онлайн партиясы» (на момент закрытия 3 сентября имел около 22 тыс. подписчиков), где и выкладывались поступавшие из разных уголков Казахстана записи нападок на продавщиц или чиновниц. В ночь на 30 августа под угрозой ареста он уехал в Тбилиси, а оттуда, по словам адвоката, сразу же перебрался в Киев, хотя по факту Ахметов вплоть до закрытия канала выкладывал в нем видеозаписи из Грузии.

Ахметову чуть больше сорока лет, родился он в городе Костанай на севере Казахстана, близ границы с Россией. Костанайская область — одна из самых «русских» в стране, по последней на данный момент переписи населения 2009 года, русские составляли в регионе 42,98% населения, тогда как казахи — 37,14%. А добавим к этому еще русскоязычных украинцев, которых в области было тогда 9,58%, и немцев (3,16%). По этим показателям Костанайская область уступала только Северо-Казахстанской, где русских тогда было 50,43%, плюс 5,00% украинцев и 3,49% немцев, а казахов — только 33,30%.

Довольно логично, что выросший в этом регионе Ахметов первоначально не имел ничего против русского языка. В своем аккаунте в Facebook он выложил 7 мая 2020 года фотографию периода службы в армии, где в углу на русском языке написано «30-летие Воздушно-десантных войск». По дате это 2 августа 2000 года, но главное — написано это самим Куатом или кем-то из его армейских друзей по-русски.

На его странице в Facebook имеется и еще несколько фотографий из армии, одну из которых, выложенную 17 ноября 2019 года, сопровождает такой текст от Куата: «21 год назад. Через четыре месяца я стал сержантом гвардии». То есть в целом, насколько известно, период его армейской службы относится к 1998 — 2000 годам.

Про его последующую биографию неизвестно ровно ничего, что и неудивительно для рядового паренька из провинциального города. Известно лишь, что в ноябре 2016 года он начал размещать в интернете объявления от лица открытой им компании «Мирас», предлагая в родном Костанае установку металлопластиковых окон и дверей. Позже Ахметов завел и страницы в «ВКонтакте» и Facebook, где выкладывал фотографии изделий и их рекламу.

К сожалению, страница Ахметова в «ВКонтакте» недавно была заморожена из-за многочисленных жалоб, хотя содержала только рекламу окон и дверей. Но сохранились репосты из нее, где хорошо видна эта самая реклама. Она была полностью русскоязычной, да и предлагал Ахметов окна и двери производства России.

Вот цитата одного из объявлений: «Пластиковые окна. Окна оптом и в розницу. Профиль Россия — 4-х и 5-ти камерный. Пластиковые двери. Оптом и в розницу. Профиль Россия. Входные пластиковые группы. Оптом и в розницу. Профиль Россия — 4-х и 5-ти камерный».

Но не стоит заблуждаться в связи с этим по поводу того, что творилось в голове Ахметова уже в то время. Реклама в русскоязычном Костанае неизбежно была бы на русском, иначе была бы обречена на провал. При этом, выкладывая в октябре 2017 года целиком русскоязычную рекламу на своей странице в Facebook, Ахметов одновременно размещал в сентябре 2017 года цитаты вроде «Не знать языка страны проживания может только гость, идиот или оккупант, насаждающий свой язык».

Крайний раз Ахметов выкладывал в соцсети рекламу установки окон в конце апреля 2018 года. То ли бизнес не пошел, то ли перестал его интересовать.

Продавец окон уходит в языковую политику

Ахметова увлекла политика. С конца 2018 года он начинает регулярно мелькать на телевизионных ток-шоу, посвященных языковому вопросу, хотя, конечно, и не на главных ролях (судя по всему, ему отводилась классическая роль «человека из зала», которому дают на минутку микрофон для реплики).

Что стало поворотным моментом? 24 сентября 2018 года Ахметов торжествующе пишет в Facebook «Великолепные уличные кадры. Только на государственном языке. Вата кипит. Костанай» и прикладывает фотографию новой таблички с указателем дома только на казахском и английском языках, а в комментариях — скриншоты возмущения по этому поводу русских сограждан (той самой «ваты»).

Действительно, если заглянуть в местные СМИ, то как раз 24 сентября 2018 года там сообщалось: «В этом году в Костанае начали массово заменять таблички с указанием улиц и номеров домов. Вместо разных по оформлению и размерам появились однотипные таблички с индивидуальным QR-кодом. Их установкой занималось АО «Казпочта» в рамках программы «Цифровой Казахстан». На новых табличках, в отличие от прежних, названия улиц указаны только на казахском и английском языках, русского варианта там нет». Это единая государственная программа, по которой тогда же менялись таблички с указанием домов и в других городах Казахстана, например, в Нур-Султане.

В России это, конечно, предпочли не замечать в отличие, например, от аналогичных случаев на Украине или в Прибалтике. Ведь Казахстан-то хочет интегрироваться в Таможенный союз, а раз так, то можно сделать вид, что ничего не было.

Походив по ток-шоу, бывший продавец окон создает первый «языковой патруль». «Куат Ахметов из Алматы подал в суд на супермаркет, не найдя на продаваемых в нем товарах информацию на казахском языке, — сообщало 31 октября 2019 года интернет-издание «Настоящее Время — Азия». — По закону она должна быть на казахском и русском, но магазин закон проигнорировал… Ахметов обратился в мэрию, прокуратуру, а потом в суд». И добился своего — сеть супермаркетов «Арзан» заявила, что не добавила маркировку товаров на казахском из-за требующегося для этого дорогостоящего изменения программного обеспечения, но теперь сделает так.

Приобретя известность, Ахметов создал что-то вроде конвейера по подаче жалоб на отсутствие маркировки или обслуживания на казахском языке. Любой мог снять такое видео и прислать ему, после чего Ахметов сначала звонил лично и угрожал подачей заявления в прокуратуру, а потом по мере раскрутки проекта и сбора донатов стал подключать к этому команду юристов, которая к августу 2021-го насчитывала 9 человек.

Технология извинений

Вот, например, как добились видеозаписи извинений от главы отдела контроля медико-социальной экспертизы Атырауской области Эмилии Гречаник, выложенных Ахметовым в Facebook 20 сентября 2020 года на YouTube, где оно и привлекло внимание, 16 августа 2021 года.

«Всё началось год назад, когда по служебному телефону ведомства обратилась женщина на казахском языке, — рассказала Гречаник 19 августа 2021 года в интервью RT. — Она ко мне обращается на казахском, я ей отвечаю на русском. Она понимает, о чём я говорю. И я понимаю, что она у меня спрашивает. Я попросила сказать цифры идентификационного номера. В ответ тоже на чистом русском языке она мне начала делать внушение, где я живу и что я должна говорить на казахском. Я в конце не выдержала и положила трубку».

Потом было вот что: «Позвонил этот Куат. Тогда я понятия не имела, кто он такой. Он стал мне выговаривать, где я вообще живу, по какому праву я на русском языке общаюсь и что я не имею права работать и должна извиниться… Потом он начал оказывать давление, угрожать обратиться в Генпрокуратуру и выложить в сеть все мои личные данные… Возможно, Ахметов написал жалобу в госорганы о несоблюдении закона о языке, мне вынесли выговор и в течение шести месяцев его с меня не снимали. Из-за этого я не получила премиальных».

Спустя пять дней, как можно узнать из публикаций на официальных интернет-ресурсах, деятельность видеоблогера была оценена по достоинству на высшем уровне: «В целях реализации идеи Президента о превращении государственного языка в язык межнационального общения Комитет по языковой политике Министерства культуры и спорта Республики Казахстан 25 сентября 2020 года провел онлайн-конференцию… В мероприятии приняли участие известные политологи Дос Кушим, Айдос Сарым, Расул Жумалы, общественный деятель Серик Эргали, юрист Абзал Куспанов (который сейчас является адвокатом Ахметова и с большой вероятностью сотрудничал с ним и ранее. — Авт.), общественный деятель Оразкул Асангазы, президент ТОО «Kazakh Uni» Казыбек Иса, руководитель проекта «Тил Майдан» Куат Ахметов и другие лингвисты. Также обменялись мнениями ответственные специалисты парламента Республики Казахстан, Администрации президента Республики Казахстан, Генеральной прокуратуры, Ассамблеи народа Казахстана, профильных министерств страны».

Конечно, из этого сообщения нельзя сделать вывод, что Ахметов напрямую работал с Министерством культуры или Генеральной прокуратурой. Но его знали и приглашали.

Аналогично из показанного 26 августа в расследовании Readovka присутствия Ахметова на мероприятиях ветеранов боевых действий в Таджикистане, где также присутствовал член Национального совета общественного доверия при президенте Республики Казахстан Мухтар Тайжан, нельзя сделать вывод о личном знакомстве этих людей. Но уж точно, как принято сейчас говорить, организатор «языковых патрулей» и советник президента были знакомы через два рукопожатия — через общих знакомых в ветеранских организациях.

Истоки и будущее «языковых патрулей»

В этой ситуации важно избегать примитивных объяснений ситуации.

Первое — что все было организовано по приказу «сверху». Это исходит от умозрительной идеи, что без приказа никто ничего не делает. На самом деле, как было показано выше, Ахметов разделял русофобские идеи задолго до того, как занялся «языковыми патрулями». Другое дело, что дальше страницы в соцсетях или разговоров это бы у него не ушло. Однако, когда Ахметов увидел, что государство поддерживает его идеи по «задвиганию» русского языка, он, будучи человеком не очень умным, но весьма энергичным, занялся «работой на земле» в меру своего понимания таковой.

Как такое происходит, изложил 18 августа на своем популярном YouTube-канале (с 12 тыс. подписчиков) Диас Кузаиров, в отличие от косноязычного и малообразованного Ахметова человек неглупый и умеющий четко формулировать мысли: «Я решил на время приостановить свою деятельность по проверке сферы обслуживания на предмет государственного языка… Господин Токаев, Вы же президент! Вы для чего выпустили послание стране развивать государственный язык? Я воспринял Ваше послание и начал работать по Вашему посланию, по Вашим программам… А Вы что делаете? Вы оказываете давление, видите ли, в России кипиш поднялся, надо приостановиться, пока у них там выборы не пройдут…»

Никто напрямую никому ничего не приказывает и не заказывает. Но люди ощущают изменения и начинают действовать. Действующих в нужном направлении привечают, приглашая на телевизионные ток-шоу и круглые столы при ответственных ведомствах. Кого-то потом, возможно, оформят в какой-нибудь совет при каком-нибудь чиновнике.

Опять же, будь Ахметов человеком «от верхов», против него не возбудили бы уголовное дело по статье 174 Уголовного кодекса Казахстана («Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни»), его бы не задерживала 19 августа на улице полиция и он не бежал бы из страны, спасаясь от ареста.

У первой версии еще бывает уточнение — все делается по заказу и приказу из Вашингтона или Киева. Опять же предполагается, что сами по себе жители Центральной Азии никак бы не тронули своих русских сограждан, если бы не голоса издалека. Правда, в эту логику не ложится ни погром русских в Алма-Ате в 1986 году, ни погром русских же в Душанбе в 1990-м году, ни вытеснение из одного только Казахстана в 1990 — 2000-е годы трех миллионов, то есть половины всего русского населения этой республики. Это вполне официальные цифры — по переписи 1989 года в Казахстане жило 6 млн 62 тыс. русских, что составляло 37,41% населения республики, а по переписи 2009 года (последней на данный момент) их было уже 3 млн 797 тыс. (23,10%) При этом количество казахов выросло с 6 млн 496,9 тыс. (3741%) до 10 млн 96,8 тыс. (63,10%).

Второе ошибочное мнение — что все это делается ради денег. Это исходит из умозрительной идеи, что вообще все в жизни делается только ради денег. Но опять же — много ли Ахметов собрал себе донатами на YouTube-канале с 20 тысячами подписчиков? А ведь у него семья и дети. Тот же Кузаиров в упомянутом выше видео честно сказал — донатеры дают ему возможность оплачивать съемную квартиру, но в общем и все. По, сути это лишь компенсирует потерю времени на «общественную нагрузку», не более.

Поэтому никуда «языковые патрули» не денутся, хотя самые популярные фигуры — Ахметов и Кузаиров — из-за давления силовиков от дел вроде бы отошли. Но, во-первых, тот же Кузаиров призвал всех своих зрителей принять эстафету «языковых патрулей». На смену этим видеоблогерам идут новые, причем даже более радикальные и уже выдвигающие территориальные претензии к России (например, Адильжан Абдугали) и есть уже существующие в похожих нишах (например, Ергали Керей с 37 тыс. подписчиков на YouTube, который яростно критиковал Ахметова как провокатора, но требует запрета казачьих организаций в Казахстане и полного перевода на казахский язык всех государственных школ в стране), во-вторых, давление явно временное и, как предполагается, стихнет после парламентских выборов 19 сентября в России.

Тем более и власти страны вряд ли свернут наступление на русский язык, ведущееся уже не первый год. Да, 1 сентября Касым-Жомарт Токаев заявил в послании парламенту и народу, что «русский язык обладает статусом официального языка, его использованию, согласно нашему законодательству, препятствовать нельзя». Но затем вновь вернулся к необходимости всех заставить знать государственный язык: «Каждый гражданин, связывающий свое будущее с нашей страной, должен изучать казахский язык». 

Ну, и самое главное — все эти гонения на русских и русскоязычных граждан на постсоветском пространстве становится возможным, пока Россия не проявляет жесткой и нетерпимой позиции к этим явлениям. Если же руководство РФ будет адекватно реагировать на каждое такое проявление, у многих, если не у всех "языковых неформалов" поубавится прыти. Или власти и правоохранители этих стран заставят их эту прыть поумерить.