Её называли «золотой рыбкой» и «хозяйкой херсонских степей». Её сын основал заповедник Аскания-Нова, который посещали и царствующие особы, и всемирно известные учёные. Её семье принадлежал «дом с атлантами», ставший визитной карточкой Одессы.

А сама Софья Фальц-Фейн преуспела в самых разных видах деятельности и даже основала на берегу Чёрного моря порт.

В дошедших до нас экземплярах одесских дореволюционных газет можно увидеть объявления о курсирующем из Одессы пароходе «София». У него было несколько маршрутов: Одесса-Скадовск-Хорлы и Одесса-Ак-Мечеть (ныне — Черноморское. — Ред.) — Хорлы.

И если Ак-Мечеть известна с IV века до нашей эры — правда, тогда поселение на берегу Каркинитского залива называлось Калос Лимен — «Прекрасная гавань», то Скадовск и Хорлы были относительно новыми портами, основанными под конец XIX века. Впрочем, и Скадовск помещик Сергей Скадовский основал в 1894 году не на пустом месте, а там, где было рыбацкое поселение Али-Агок.

А вот порт Хорлы был основан в 1897 году на землях Фальц-Фейн буквально «с нуля». Впрочем, согласно популярной легенде в этом Софье Фальц-Фейн помогли древние греки. Именно у Страбона она прочла о причерноморской гавани с подводным тёплым источником.

«Ахиллов бег» Украины и спасение русского националиста. Где отдохнуть в Херсонской области
«Ахиллов бег» Украины и спасение русского националиста. Где отдохнуть в Херсонской области
© commons.wikimedia.org, CC BY-SA 4.0 Anastasiya.Tishaeva - cropped

Курсировавший между Одессой, Скадовском, Ак-Мечетью и Хорлами пароход «София» был флагманом флотилии Софьи Фальц-Фейн.

Именно благодаря её стараниям из прибыльного предприятия по торговле овечьей шерстью появилась целая бизнес-империя, включавшая в себя кондитерскую фабрику в Дофино, винный заводу в Преображенке и консервную фабрику в Херсоне (на логотипе последней и был изображён золотой осётр на велосипеде, что и подарило Фальц-Фейн одно из прозвищ), и грузовые и пассажирские перевозки.

В Хорлах появились электростанция, больницы, школы, гостиница, телеграф, почта и даже кинотеатр. И, конечно же, знаменитая устричная ферма с прудами с водой разной солёности. При этом Фальц-Фейны активно занимались благотворительностью.

Поэтому, когда в годы Гражданской войны сын Владимир и дочь Лидия прислали за матерью экспедицию, чтобы та покинула Хорлы, Софья Фальц-Фейн наотрез отказалась уезжать из города, который сама же и создала.

Украинские Мальдивы и родина командира первого русского ледокола: что скрывает юг Николаевской области
Украинские Мальдивы и родина командира первого русского ледокола: что скрывает юг Николаевской области
© commons.wikimedia.org, Vystorobskiy CC BY-SA 4.0

«Ничего со мной не случится, я старая женщина и никому не сделала зла. Кто меня, старуху, тронет. Я людям делала только добро. Они не дадут меня в обиду. Оставь меня здесь с Богом», — передала она своему сыну.

Это оказалось её роковой ошибкой. В ночь на 17 июня 1919 года Софью Фальц-Фейн убили в Хорлах. Обстоятельства её смерти остаются невыясненными до сих пор. Сходятся лишь в одном — убивали Фальц-Фейн «красные». Но за что?

Хищница или жертва?

Сын Софьи Фальц-Фейн Фридрих основал заповедник «Аскания-Нова». Сама она вместе с мужем и детьми принимала активное участие в благотворительности, покровительствовала школам и народному просвещению. Казалось бы, «красным» она точно была не враг.

Но в трудах классиков советской литературы образ Софьи Фальц-Фейн довольно непригляден.

«Лютеранка, принявшая православие, раздает налево и направо пожертвования… Властительница степной империи, самая богатая и самая распутная в этих краях, она, переборов на склоне лет многочисленные земные искушения, целиком отдалась ревностному покаянию и молитвам. Правда, злые языки поговаривали, что совсем недавно Софья нажила себе с каким-то иностранным туристом дурную болезнь и вскоре заразила ею — одного за другим — нескольких своих кучеров», — писал в своей «Таврии» почитаемый и ныне на Украине Олесь Гончар.

При этом чуть ниже Гончар, описывая сцену найма батраков, утверждал: Фальц-Фейн не любила детей.

«Вообще Софья недолюбливала детей, интуитивно чувствуя в них своих потенциальных недругов. Ведь ребенок — это загадка, живой сфинкс, никогда не можешь сказать наверняка — что из него вырастет!» — рисовал мрачный образ помещицы классик советской украинской литературы.

На деле же известна была любовь Фальц-Фейн к её второму мужу Густаву. Именно за него она поначалу и хотела выходить замуж. Но по воле деда Густава — властного Фридриха Фейна — тот уступил невесту брату Эдуарду. И лишь после смерти Эдуарда Софья вышла замуж за Густава.

Что же касается «нелюбви» Софьи к детям, то достаточно лишь вспомнить, что сама она родила шестерых сыновей и дочь.

Но в негативном ключе о Софье Фальц-Фейн в своих мемуарах «Днепровцы» писал и Степан Ракша — красный кавалерист.

Рок-остров под Бердянском. Как Райкин, Белогурова и другие зажигали на Азовском море
Рок-остров под Бердянском. Как Райкин, Белогурова и другие зажигали на Азовском море
© кадр из к/ф "Остров погибших кораблей"

«Попала в руки партизан и София Богдановна Фальц-Фейн — некоронованная царица Хорлов, Перекопа и всех земель до Аскании-Новы. Во избежание самосуда, который грозил этой ненавистной народу старой злой барыне от рук ее бывших батраков, Таран велел ее арестовать и посадить в караулку при штабе», — указывал Ракша.

Причиной ненависти Ракши, который сам был из «турбаевцев» — переселенцев из села Турбаи на Полтавщине, основавших ряд сёл в Таврической губернии, была классовая ненависть.

«Несмотря на то, что из всех помещиков Фальц-Фейны платили больше всех и у них был наименее продолжительный рабочий день, заработки <…> были для мужчин —25-30 копеек в день, для женщин — 20-25 копеек, для подростков — 10-15 копеек в день. В то же время прибыли помещика были огромные: примерно, по 1,5-2 рубля в день от каждого работника. Наверное, всем известно, что к революции приводят многие причины, но одна из них обязательна: роскошь власть имущих и нищета трудящихся», — отмечал в своём письме потомку Софьи Фальц-Фейн, барону Эдуарду Фальц-Фейну, херсонский краевед Август Вирлич.

Впрочем, в украинской прессе первых годов независимости приводятся воспоминания дочери служанки Софьи Фальц-Фейн, которая отмечает: старую помещицу в Хорлах любили, а сама Софья никогда не забывала поблагодарить работавших на неё людей.

Да и сегодня в сети можно встретить комментарии потомков бывших слуг помещицы.

«Из рассказов моей покойной тети, Приймак Полины Кузьминичны (в девичестве Сулимовской), мне известно, что ее мама (моя бабушка Сулимовская Анна Ивановна) в молодости была одной из служанок С.Б.Фальц-Фейн. Она рассказывала своим дочерям о том, что Софья Богдановна была доброй и справедливой по отношению к своим работникам: нередко одаривая их то платком, то парой обуви, то книгами, то полтинником или серебряным рублем. Эти книги бабушка потом читала своим трем дочерям», — гласит один из них — комментарий родившегося в Хорлах Сергея Сулимовского.

Примечательна и фотография похорон Софьи Фальц-Фейн. Их провели после того, как Хорлы взяли «белые».

Роковая случайность или месть за угнетение. Тайна смерти хозяйки херсонских степей

На фото гроб помещицы окружают простые люди.

Но кто и почему убил Софью Фальц-Фейн?

Несчастный случай или месть?

Смерть Фальц-Фейн связана с человеком по имени Прокофий Иванович Таран — он возглавлял красный партизанский отряд, базировавшийся в Каланчаке. В своё время он успел поработать на «хозяйку херсонских степей».

Пляжи Одессы: где лучше всего загорается на берегу Черного моря
Пляжи Одессы: где лучше всего загорается на берегу Черного моря
© пресс-служба президента Украины

Более того, как утверждает краевед Вирлич, сами Фальц-Фейны помогли полюбившемуся им работнику и революционеру Тарану скрыться от царских жандармов. А после Февральской революции Таран вернулся в Россию и даже стал у Фальц-Фейн управляющим.

Ракша в своих мемуарах об этом не упоминает. Он пишет лишь, что после Октябрьской революции Таран руководил красной гвардией в Алёшках.

«Куда девался потом, не знали. Лишь на исходе 1918 года объявился в своем родном Каланчаке — высокий, статный, голубоглазый красавец с усиками и окладистой бородкой от уха до уха», — отмечал он.

Как бы то ни было, но именно отряд Тарана контролировал Хорлы в ту злополучную ночь 1919 года. Как писал в своих мемуарах Ракша, бывшие батраки не стали расстреливать Фальц-Фейн. Несмотря на то что она якобы пыталась даже подкупить Тарана, её не тронули. Погибла она уже после отхода отряда Тарана из Хорлов.

«Несколько дней, пока мы были в Хорлах, Фальц-Фейнша сидела в караулке. Но, когда уходили обратно на Перекоп, Таран не захотел тащить ее с собой — велел выпустить, и вскоре до нас дошел слух, что какие-то конники, прискакавшие в Хорлы после нас, зарубили Софку шашками. Может быть, это были и наши турбаевцы, потихоньку отставшие в пути и вернувшиеся в Хорлы, чтобы свершить суд над своей бывшей барыней: расследованием этого дела тогда никто не занимался — не до того было», — писал Ракша.

А вот краевед Вирлич в письме барону Фальц-Фейну утверждал: на самом деле смерть Софьи была нелепой случайностью. Её застрелили два бойца, опоздавшие на экскурсию, которую Таран устраивал для своих подчинённых для ознакомления с бытом помещиков. Во время экскурсий Таран объяснял, что это народное добро и делить между собой его нельзя.

Опоздавшие бойцы пробежались по комнатам имения и после решили попасть в кабинет, где в страхе заперлась Софья Фальц-Фейн. Та же следила за бойцами сквозь замочную скважину.

«Добежав до кабинета и рванув на себя дверь, партизаны не смогли ее открыть, а подергав за ручку, один из них — просто так на всякий случай — вынул из кармана наган и… выстрелил в замочную скважину, а второй из винтовки пальнул просто в дверь», — описывал смерть «королевы херсонских степей» Вирлич.

На выстрел прибежал Таран. Он и приговорил своих бойцов к расстрелу.

Примечательно, что на письмо Вирлича ответил барон Фальц-Фейн.

«В ночь с 16 на 17 июня 1919 года ворвались в дом двое большевиков. Бабушка находилась одна в комнате и, услышав шум, закрыла дверь на ключ. Тогда красноармейцы начали стрелять пулеметами через дверь. Бедная бабушка от страха громко закричала, но вскоре затихла. Когда солдаты ворвались в комнату, сломав дверь, они увидели лежащую на полу окровавленную бабушку, она еще была жива. Солдаты нанесли множество ударов штыками, и она скончалась», — написал он.

К своему ответу он приложил письмо одной из жительниц Хорлов, Марии Костецкой, от августа 1919 года. Та писала, что Софью Фальц-Фейн зарубили шашками или застрелили солдаты, ворвавшиеся в её дом той роковой ночью.

Вирлич в ответном письме указал на ряд неточностей. В частности, что в таком маленьком помещении можно использовать пулемёт и одновременно носить винтовки со штыками.

Подайте устриц! Глава «Слуги народа» захотел достижений Российской империи
Подайте устриц! Глава «Слуги народа» захотел достижений Российской империи
© РИА Новости, Евгения Новоженина / Перейти в фотобанк

Впрочем, и само исследование Вирлича вызывает вопросы. Так, он ссылается на информацию, полученную им непосредственно от Прокофия Тарана.

«Судьба не была благосклонна и к самому П. И. Тарану. Командуя отрядом, а затем полком, он влился в Заднепровскую дивизию, которую формировал П.Е. Дыбенко, затем ее возглавил И.И.Федько. Поход Южной группы войск на север — нелегкая страница в истории гражданской войны. После этого — служба в рядах армии. На петлицах П.И.Тарана — три шпалы — полковник. Затем арест в 1937 году, тюрьмы, лагеря, и в 1954 году /через 17 лет/, наконец, свобода. Последние годы свои он доживал в Одессе, со своей женой, которая несмотря ни на что, ждала и дождалась его из тюрьмы», — писал он.

Но в комментарии к переписке краеведа с бароном, обнародованной на одном из херсонских сайтов, пришли потомки самого Тарана.

«Я родственница Прокофия Тарана, для нас он был дедушка Тома (подпольная кличка). В Одессе живет его внук и правнучка. Не все верно написано в статье. Софья не помогала ему уехать за границу, это сделали его соратники по партии. Его вывезли в бочке из-под селедки, так как он был в розыске и была назначена награда за его поимку. Он не сидел 17 лет в лагерях. Попав в тюрьму, он кровью написал письмо Сталину и вскорости его освободили. Войну он прошел комполка Таманской дивизии», — указала пользовательница по имени Лилия.

Конечно, комментарии в интернете может оставлять кто угодно. Но пытливому исследователю на помощь может прийти сайт «Память народа» об участниках Великой Отечественной войны. В его базе данных содержится информация о Прокофии Ивановиче Таране, рождённом 28 февраля 1891 года в некоем селе Калэнчгон на Херсонщине (скорее всего, речь о Каланчаке, — именно там и родился Таран).

Там Прокофий Иванович значится как капитан интендантской службы 116 стрелковой дивизии, которого в 1944 году наградили медалью «За оборону Кавказа». Примечательно, что такой же медалью наградили ещё одного капитана интендантской службы по имени Прокофий Иванович Таран. Только у того в графе воинская часть значилась 138 танковая бригада.

Данных о командире полка с таким именем во 2-й гвардейской Таманской стрелковой дивизии нет.

В общем, загадочной оказалась не только смерть «золотой рыбки» Херсонщины, но и жизнь того, кто был с этой смертью связан.

В конце весны 1993 года — 28 мая — на могиле Софьи Богдановны Фальц-Фейн на средства её внука — барона княжества Лихтенштейн Эдуарда фон Фальц-Фейна — была открыта мемориальная плита и памятник-горельеф.

Сегодня Хорлы — это небольшой курортный посёлок — один из многих на юге Украины. О былом его величии напоминают лишь остатки порта и размытые, скрывшиеся под водой моря бассейны, в которых когда-то выращивали устриц.