Период после обретения независимости в 1991 году и до прихода к власти Александра Лукашенко в 1994 году был одним из самых интересных и неоднозначных в политической истории Белоруссии. Происходило формирование и становление самостоятельных государственных институтов, а также рост противоречий в обществе и упорная политическая борьба. Происходящие тогда процессы во многом и предопределили дальнейшую судьбу республики.

Расклад политических сил

В советское время Белоруссию часто называли «самой советской» из всех советских республик. Там не было традиций антикоммунистического сопротивления, население имело довольно прочную советскую идентичность, которая ощутимо превалировала над этнической, разговаривало в основном на русском языке. Партийная элита БССР тоже практически никогда не создавала проблем ЦК КПСС, в отличие от других республик.

Когда республике неожиданно «упала с неба» независимость, было очевидно, что в Минске к этому не были готовы и воспринимали происходящее с настороженностью. Так, там ещё несколько лет после распада СССР жили по старым советским законам, приняв самостоятельную Конституцию лишь весной 1994 года. И только осенью того же года окончательно перешли к расчётам в белорусских, а не советских рублях.

Дело о геноциде белорусского народа. Юридическая и политическая стороны
Дело о геноциде белорусского народа. Юридическая и политическая стороны
© РИА Новости, Егор Еремов / Перейти в фотобанк

До того же 1994 года Белоруссия жила и без президента. Формально роль главы государства выполнял председатель Верховного Совета Станислав Шушкевич — тот, кто с Борисом Ельциным и Леонидом Кравчуком подписал Беловежские соглашения. Его деятельность можно охарактеризовать как вечный поиск компромисса между националистической оппозицией, которая была в Верховном Совете активным и пассионарным меньшинством, и бывшей советской номенклатурой, представители которой даже после ликвидации Компартии Белоруссии занимали почти все руководящие посты и оставались в Верховном совете в большинстве.

Разделённое общество

Подобно Верховному Совету, в начале 1990-х было разделено и белорусское общество. Активные сторонники националистической и антисоветской партии «Белорусский народный фронт» (как правило, из числа молодежи и гуманитарной интеллигенции) регулярно проводили акции протеста, распространяли агитационные материалы и прессу, пытались доминировать в культурной сфере республики. У них была цель повести Белоруссию по пути Прибалтики в НАТО и ЕС.

Оппонентом националистов выступало более пассивное большинство белорусского общества, которое было деморализовано распадом СССР и снижением уровня жизни. Эти люди не хотели разрывать культурные и экономические связи с Россией, переводить экономику на рыночные рельсы и привыкать к белорусскому языку общения вместо русского. В то же время бывшие представители Компартии после событий 1990-1991 годов в народе тоже не пользовались высоким уровнем доверия.

Чтобы понять общественные настроения, можно оценить результаты выборов в Верховный Совет республики еще в 1989 году. Тогда представители оппозиционного «Народного фронта» взяли лишь 25 мест из 360. А для того чтобы оценить их активность, а порой и доминирование над коммунистами, следует вспомнить, что они в течение пятилетнего срока пребывания в Совете сумели «протащить» принятие бело-красно-белого флага как официального символа Белоруссии, а также закрепить за белорусским языком статус единственного государственного.

Как изменилась Белоруссия через год с начала политического кризиса: экономика и внешняя политика
Как изменилась Белоруссия через год с начала политического кризиса: экономика и внешняя политика
© Sputnik / Перейти в фотобанк

Более того, оппозиция умело сваливала все возникшие в последние годы проблемы социально-экономической сферы на «бюрократов из ликвидированной Компартии». Казалось, рано или поздно националисты-западники смогут укрепить свои позиции и на фоне потерявших свою организационную структуру экс-коммунистов выйти к новым выборам усиленными, заодно объединившись с новыми общественно-политическими движениями похожего толка.

Одной политикой сыт не будешь

Пока элиты занимались политической борьбой, готовили первую суверенную Конституцию и ждали первых выборов президента, население было озабочено выживанием, поэтому его куда больше беспокоила социально-экономическая повестка и вопросы общественной безопасности.

За первые несколько лет независимости экономика Белоруссии была на дне постсоветского институционального хаоса. Люди сталкивались с гиперинфляцией, несбалансированным бюджетом, свободным падением белорусского рубля, бедностью и неспособностью государства выполнять свои базовые обязательства. Неуклонно рос криминал, для мафиозных структур страна превратилась в «гуляй-поле».

В это же время население противилось и резкой белоруссизации. Русский язык начал исчезать из сфер образования, делопроизводства, науки и культуры, хотя практически всё городское население республики было русскоязычным и далеко не каждый владел в полной мере «мовой». К тому же белорусы понимали, что их воля, выраженная на Всесоюзном референдуме о сохранении СССР, была проигнорирована элитами.

Ситуация отягощалась тем, что население республики не питало надежд на два тогдашних полюса белорусской политики — старую партийную номенклатуру и националистов-западников. 

Благодатная почва для политического роста

На общем политическом фоне выгодно выделялся депутат Верховного Совета Александр Лукашенко, который, с одной стороны, уличал в коррупции и безответственности и иных ошибках правящие силы. В частности, доставалось и председателю Верховного Совета Шушкевичу, и главе правительства Вячеславу Кебичу, и другим политикам старой закалки.

С другой стороны, молодой депутат находил и озвучивал ошибки и националистов-оппозиционеров — особенно в области разрушения системы хозяйствования, а также в резкой и насильственной белоруссизации, в разрушении связей с Россией и другими странами экс-СССР.

В Лукашенко начали видеть сильного, ответственного и решительного политика с мощной харизмой. Он всё чаще стал попадать на первые полосы газет, ему писали письма восторженные почитатели из белорусской глубинки.

Стёртая дата. Трудная судьба декларации о суверенитете Белоруссии 1990-91
Стёртая дата. Трудная судьба декларации о суверенитете Белоруссии 1990-91
© Sputnik / Перейти в фотобанк

Большой шаг к высшей власти активный депутат сделал в 1993 году, когда был назначен главой комиссии Верховного Совета по борьбе с коррупцией. Это еще сильнее закрепило за ним образ непримиримого борца с несправедливостью в высших эшелонах власти.

Параллельно этим процессам тандем Шушкевича и Кебича, которые фактически обладали высшей властью и считались основными конкурентами Лукашенко в борьбе за будущее место президента, был сильно подкошен из-за ряда крупных скандалов. Так, 15 января 1994 года литовские спецслужбы беспрепятственно вывезли из Белоруссии бывших лидеров литовской Компартии Миколаса Бурокявичюса и Юозаса Ермалавичюса. Они скрывались в Минске, потому что на Родине имели статус подозреваемых в попытке государственного переворота в 1991 году с целью не допустить независимости Литвы от СССР.

В Минске случившееся восприняли как очередной плевок в советское прошлое и новую демонстрацию слабости государственных институтов Белоруссии. Шушкевич, а также главы МВД и КГБ ушли в отставку. Но Кебич сохранил кресло главы правительства.

К тому времени до первых выборов президента оставалось всего полгода. На них ожидаемо победил Александр Лукашенко. И начался совсем другой период белорусской истории.

Вместо выводов

Таким образом, именно первые несколько лет независимости, полученной 25 августа 1991 года, предопределили дальнейшее развитие Белоруссии, каким мы его знаем. Белорусский народ выбрал энергичного и активного политика, дав ему «добро» на выстраивание суперпрезидентской модели управления взамен на долгожданную стабильность в стране. С высоты сегодняшнего времени кажется, что на фоне тогдашней слабости государственных институтов и экономических провалов иного выхода не было.