И причина здесь прежде всего не в содержании этого ресурса, то есть не в идеологической специфике «Страны» и видеоблогера Анатолия Шария, который попал под санкции в тот же день. Об ограниченном характере их оппозиционности уже немало писали в том числе на страницах нашего издания. И хотя эти санкции не повод для злорадства, не повод они и для того, чтобы забывать, как мечтала еще в прошлом месяце в своем «Фейсбуке» зам главного редактора «Страны» Светлана Крюкова о том, как закончится «победобесие» «и обязательно «вернутся в родную гавань» финская Карелия и германский Кенигсберг… казахские Оренбург и Астрахань, китайские Приамурье и Приморье, японские Карафуто (Сахалин) и Курильские острова». И не только забывать не повод, но и молчать об этом не надо, руководствуясь фальшивой политкорректностью.

Разумеется, никак не лишне иметь в виду и то, что «Страну» нельзя сводить к высказываниям Крюковой, тем более за пределами этого издания. А что же касается того, чтобы в этой ситуации вспоминать слова пастора Мартина Нимёллера о том, что «когда пришли за коммунистами я молчал….», то пусть каждый решает сам за себя.

И эта заметка совсем не о том, как в такой ситуации должно действовать общество, она о том, как, вероятно, будет действовать власть. А логика ее действий будет определяться не содержанием этого ресурса, не степенью его нынешней оппозиционности, а формой его существования.

Зеленский утвердил санкции против Шария и Гужвы
Зеленский утвердил санкции против Шария и Гужвы
© пресс-служба Президента Украины

Для чего вводятся санкции против СМИ? Конечно, не для того, чтобы просто отчитаться перед «вашингтонским обкомом», а чтобы ликвидировать влиятельность этих СМИ. В случае с тремя телеканалами, которые принято именовать «каналами Медведчука», всё решалось просто. Их вырубили из эфира, и они потеряли зрителя. Ибо массе привыкших к телевидению людей, практически невозможно не просто переключиться на интернет, а сделать его главным источником новостей в видеоформате. Ведь это значит — изменить стиль жизни. А последовавшее через несколько месяцев после санкций закрытие доступа к этим каналам на Youtube с украинской территории (точнее, через украинских провайдеров) было просто контрольным выстрелом, главная задача была решена раньше.

Но в случае со «Страной» такая технология сработать не сможет. «Страна» — не телеканал, а интернет-издание. Санкции против нее означают лишь блокировку сайта украинскими провайдерами (ясно, что и новый сайт заблокируют в ближайшие дни), но, чтобы обойти блокировку, надо лишь настроить VPN в компьютере или телефоне, а это элементарно. То есть в отличие от случая с «каналами Медведчука» санкции обходятся не изменением стиля жизни, не переходом к другой форме получения информации о событиях, а лишь очень небольшой корректировкой привычной формы получения такой информации. То же самое относится и к ресурсам Шария, из которых самым популярным является его канал на Youtube. Руководство хостинга может заблокировать его для украинской территории, как и сделало с тремя телеканалами, а пользователи обойдут блокировку.

Блогер Шарий о санкциях Зеленского против него и конфликте с Гужвой
Блогер Шарий о санкциях Зеленского против него и конфликте с Гужвой
© Facebook, Анатолий Шарий

Значит, для борьбы с влиятельностью ресурса недостаточно декларировать его отключение, как в случае с телеканалами, — и остается только один путь борьбы: с самими журналистами, то есть стряпание дел о государственной измене и других преступлениях и посадки. Практика таких дел не нова и возникла еще при Порошенко, но санкции против «Страны» логически ведут к качественному расширению такой практики, которая не сможет ограничиться лишь сотрудниками данного издания, а распространится и на других оппозиционных авторов.