В среду, 18 августа, министр обороны Исламской Республики Афганистан генерал Бисмилла Хан Мохаммади призвал Интерпол задержать покинувшего страну президента Ашрафа Гани.

«Торгующие и продающие Родину должны быть наказаны и задержаны», — написал он в Twitter, сопроводив эту запись хештегом InterpolArrest_Ghani.

Несмотря на то что и к Мохаммади у многих афганцев накопились вопросы: всё-таки он занимал должность главы Минобороны в правительстве, которое не сумело организовать отпор «Талибану»*, запись министра стала популярна. Хештег же, который генерал применил, стал популярным ещё раньше — после 15 августа, когда талибы взяли Кабул. Причина, по которой Гани обвиняют в торговле родной страной, — слухи о вывозе им при бегстве из Афганистана значительных средств.

Так, посол Афганистана в Таджикистане Мохаммад Зохир Агбар на пресс-конференции в Душанбе 18 августа заявил: Гани не только предал «государство и нацию», но и «украл $169 млн из государственной казны» во время бегства. Агбар заявил, что теперь законным правителем Афганистана является вице-премьер-министр Афганистана Амрулла Салех. Кроме того, посол намерен обратиться в Интерпол с запросом об аресте Гани, чтобы президента Афганистана доставили в международный суд.

Как заявил в тот же день в комментарии РИА Новости директор Национального центрального бюро Интерпола в Таджикистане Шахриер Назриев, пока обращения об аресте Гани к ним не поступало.

«Сначала они (Афганистан. — Ред.) должны обратиться с заявлением о розыске к генсеку Интерпола, после чего мы уже его будем рассматривать», — сказал он.

Сам же Гани вынужден оправдываться: денег не брал.

«Меня обвиняют в том, что я забрал с собой деньги. Но это всё ложь, я уехал из страны в одной рубашке, тюрбане и туфлях и смог взять лишь несколько книг в одной сумке», — заявил он в видеообращении к нации 18 августа.

Однако деньги — не главная причина, по которой афганцы требуют ареста Гани.

Помесь Ющенко и Януковича

Последний президент Исламской Республики Афганистан Ашраф Гани многими чертами своего характера напоминает одновременно и четвёртого президента Украины Виктора Ющенко, и его преемника Виктора Януковича.

Политик получил образование в Колумбийском университете, где получил степень магистра, а после — степень доктора философии в области антропологии. После Гани преподавал в Калифорнийском университете в Беркли и Университете Джонса Хопкинса. В тот период Гани публиковался в прессе. Некоторые его статьи сегодня вызывают усмешку.

«Советы ушли из Афганистана, и падение осаждённого марионеточного режима в Кабуле стало лишь вопросом времени», — писал Гани в своей статье для Los Angeles Times 15 февраля 1989 года.

​После вывода советских войск правительство Мохаммада Наджибулы продержалось ещё три года, в отличие от правительства самого Гани, которое бежало из страны ещё до того, как её покинули американские войска.

Как и Ющенко, Гани имел отношение к банковскому делу. В 1991 году он начал работу во Всемирном банке. Во время работы в этом финансовом учреждении он посещал не только страны Азии, но и Россию.

В декабре 2001 года Гани стал старшим советником по финансовым вопросам президента Афганистана Хамида Карзая. С июня 2002 года по декабрь 2004 года Гани был исполняющим обязанности министра финансов в переходном правительстве под руководством Карзая.

Как и Ющенко, Гани был обласкан Западом. Так, в 2003 году Ассоциация трейдеров развивающихся рынков Emerging Markets признала Гани лучшим министром финансов Азии. Спустя десять лет — в 2013 году — британское издание Perspective поместило Гани на второе место в рейтинге 100 лучших мыслителей мира. В следующем — 2014 году — Гани избрали президентом Афганистана. Через пять лет его избрали на второй срок.

Президентство Гани запомнилось разгулом коррупции и усугублением и без того непростой обстановки, в которой находился Афганистан. Сам же Гани до последнего момента демонстрировал оптимизм и обещал не покидать страну.

Но вышло по-другому. Теперь о нём говорят почти то же, что о пятом президенте Украины Викторе Януковиче. Того тоже корили за бегство и нежелание возглавить сопротивление госперевороту, а также подозревали в вывозе из страны гигантских сумм.

Всеобщее разочарование

Первое время после того, как Гани покинул Афганистан, никто не знал, где он находится.

«Как вы знаете, я из Афганистана. И сегодня я очень расстроена потому, что афганские женщины не ожидали, что в одночасье придёт «Талибан»*. Они сняли наш флаг и повесили свой. Все очень расстроены, особенно женщины. Где мой президент, бывший президент Гани? Люди ожидали, что он хотя бы попрощается с ними, но он просто убежал. Мы не знаем, где он, у нас нет президента!» — спрашивала 17 августа у пресс-секретаря Пентагона Джона Кирби журналистка Назира Карими.

Кирби в ответ заявил, что понимает «страх и боль, которую чувствуют афганцы».

А позже издание New York Post рассказало о богемном образе жизни, который ведёт дочь Гани Марьям в Нью-Йорке.

Она неоднократно заявляла о том, что является феминисткой. Но после взятия Кабула силами «Талибана»* дочь Гани молчала несколько дней.

«Я злилась, горевала и ужасно боялась за семью, друзей и коллег, оставшихся в Афганистане. Я лихорадочно работаю, чтобы сделать все, что я могу, для них», — написала она 17 августа в своём Instagram.

 

 

О женщинах в Афганистане — ни полслова.

Не помогла дочь Гани и режиссёру Сахрае Карими — главе «Афганкино», которая помогала ей в съёмках документальной картины о фильмах, неоконченных в коммунистическом Афганистане.

Спасли Карими… украинцы.

«Я благодарна Академии кино и ТВ Словакии (Ванда Грицова), украинскому правительству (Офису президента и МИД), турецкому правительству (посольство Турции), посольству Словакии в Иране. Все они помогли мне выбраться из Кабула, они также спасли 11 человек. Я жива и в безопасности», — написала Карими в Twitter, где до этого просила о помощи.

Позже совместную фотографию с Карими опубликовал глава Офиса президента Андрей Ермак, заявив, что рад приветствовать Карими и её семью в Киеве.

«Это позор, что сегодняшний Афганистан опасен для таких блестящих талантов, как она», — отметил Ермак.

​«Позор» — слово, которое всё чаще применяют, говоря об Ашрафе Гани. Даже бывшие его союзники — американцы — отказываются считать Гани политической фигурой.

«Мы видели объявление ОАЭ этим утром, что Гани был встречен этим правительством. На этом все <…>. Он больше не является политической фигурой в Афганистане», — заявила 18 августа первый заместитель госсекретаря США Уэнди Шерман.

В самом же Афганистане Гани списали со счетов ещё в день бегства.

«То, что бывший президент покинул страну, оставил народ и страну в таком состоянии, Бог ему судья, и народ даст ему оценку», — заявил 15 августа глава Высшего совета по национальному примирению Абдулла Абдулла.

На него и на экс-президента Афганистана Хамида Карзая Гани и оставил страну, когда спешно покидал Кабул.

Теперь Гани будет жить на чужбине. Ростовом-на-Дону для него станет один из городов ОАЭ.

* Запрещённая в РФ террористическая организация