Рада приняла отставку главы МВД Украины Арсена Авакова
Рада приняла отставку главы МВД Украины Арсена Авакова
© Andrei Novitsky
Сместить Авакова, занимавшего свой пост с 27 февраля 2014 года, пытались уже много лет. Но ушедший министр не просто управлял своим ведомством, он фактически заново создал его под себя. Патрульная полиция в форме американских копов, спецназ КОРД и ТОР — все это было создано им. Кое-что осталось от предыдущего ведомства, те же полк спецназа Внутренних Войск «Ягуар» (ныне полк Западного территориального командования Нацгвардии) или спецназ быстрого реагирования «Сокол». Но и «ягуары», и «соколы», как и бывшие «Беркута», работающие в полиции, были обязаны Авакову, спасшему их от разгневанной майданной стихии.

Но главным силовым ресурсом министра внутренних дел были добровольческие батальоны, многие из которых в 2014—15 годах разрослись до полков, интегрированных кто в систему Национальной полиции, кто в систему Национальной гвардии.

Аваков любил вспоминать, что знает их командиров и даже бойцов лично и чуть ли не поименно.

«Тогда мы создали 35 добровольческих батальонов… Я знаю почти всех… Если что-то происходит, я имею коммуникацию с ними со всеми», — говорил он в интервью, опубликованном 20 марта 2019 года журналистом Дмитрием Гордоном.

Более того, в какой-то момент министр внутренних дел даже лично финансировал добровольческие батальоны. В том же интервью Гордону он упомянул: «Я финансировал вооруженные формирования, называются добровольческие батальоны Министерства внутренних дел. Личных денег не так много, тогда мы тратили бюджетные средства и средства добровольцев».

Точную сумму глава МВД назвал лишь однажды, на эмоциях после публичных выяснений с Михаилом Саакашвили, произошедшем 14 декабря 2015 года на заседании Национального совета реформ под председательством Петра Порошенко. Напомним, тогда губернатор Одесской области назвал Авакова «бандитом» и «коррумпированным министром», а уже после перебранки заявил на специальной пресс-конференции, что «этот человек реально контролирует неформальные вооруженные формирования».

«Мне, создавшему в МВД добробаты, куда смогли прийти патриоты с Майдана, сдержавшие агрессию в первые дни войны, когда армия отказывалась воевать!? Мне, которого Саакашвили обвинил за это, назвав этих ребят незаконными бандформированиями, которые я содержу за свои коррупционные доходы? — написал Аваков 16 декабря 2015 года в Facebook. — Да, я в начале войны принес 210 тыс. долл. семейных сбережений и раздал ребятам из первого и второго резервного батальона Нацгвардии, вернувшимся тогда на несколько дней после меня из-под Карачуна и Славянска оборванными и без средств, ведь тогда мы только начинали».

Откуда деньги у «Азова»
Откуда деньги у «Азова»
© Александр Максименко / Перейти в фотобанк
200 тысяч долларов — в общем-то, не так уж мало в масштабах двух батальонов. Мы ранее приводили цифры официальной отчетности благотворительного фонда «Атей» Светланы Ковалевской-Зварич, согласно которым с середины 2014-го по начало 2016-го на вооружение и экипировку «Азова» было потрачено около 20 млн гривен, что с учетом колебаний курса составит около 1 млн долл. Но это за полтора с лишним года, с учетом покупки целой колонны джипов, вооружения вплоть до пулеметов и т.д.

Иногда министр финансово поддерживал бывших добровольцев и позже.

«Внес в суд залог за освобождение Андрея Янголенко», — написал Аваков 25 сентября 2015 года в соцсетях, имея в виду арестованного экс-командира батальона патрульной полиции особого назначения «Слобожанщина».

Как сообщила жена комбата, глава МВД разом «закрыл» всю сумму залога — 1,2 млн гривен.

Активное участие Аваков в 2020 году принял в освобождении бойца батальона оперативного назначения (созданного на базе упомянутых выше 1-го и 2-го резервных) Нацгвардии Виталия Маркива, осужденного в Италии. Но тут участие главы МВД уже было конъюнктурным, призванным поднять резко пошатнувшееся реноме ведомства после гибели на улице от пуль полицейских 5-летнего Кирилла Тлявова в Переяслав-Хмельницком (Киевская область) и изнасилования женщины (фамилия не называлась) в отделе полиции в Кагарлыке (Киевская область), которые в обществе прямо называли «второй Врадиевкой».

Пика своего могущества, пожалуй, Аваков достиг летом 2015 года. Огромный кредит доверия у новой полиции, вера общества в реформы и одновременно мощь добровольцев, удерживавших линию фронта в восточных областях страны.

Стреляли по шинам и над головами: как полиция Украины пыталась остановить националистов
Стреляли по шинам и над головами: как полиция Украины пыталась остановить националистов
© 0629.com.ua
«Кто освободил Мариуполь? Это сделали мы! Сидели в этом кабинете, вон за тем столом и рисовали план с Андреем Билецким. Я им дал два «Утеса» (крупнокалиберных пулемета. — Авт.), отчаянного генерала Климчука (сейчас тяжело раненный в больнице), и мы тогда отвоевали Мариуполь. 13 июня будет день освобождения города, я считаю. Будем отмечать день батальона «Азов», — рассказывал Аваков в интервью Liga.Net 28 мая 2015 года. — Кто при всех трех штурмах Мариуполя стоял до конца, когда все разбежались? Батальон «Азов» и Тарута. Кто освободил Широкино в самый последний момент перед вторыми Минскими соглашениями? Мы это сделали. Мы бы и Саханку освободили, но нас не поддержала артиллерия — пришлось остановиться на высотах Широкино. А кто держит Харьков от вольностей «сепаров»? Добровольческий батальон МВД «Схидный корпус». И каждый знает в Харькове, что если что, то эта милицейская «черная сотня Авакова» приедет и «оторвет уши» за нападки на Украину. Считаете чересчур? Я считаю, ответ, адекватный времени».

Но после окончания активной фазы боевых действий и прекращения терактов в Харькове нужда в «чрезвычайном министре» отпала. Провалилась в итоге и реформа полиции. Вчерашние добровольческие батальоны спустя несколько лет ротации личного состава (кто-то погибал, кто-то уходил, а кто-то, наоборот, поступал на службу) превратились в обычные части, служившие не лично Авакову, а просто по субординации.

Негатив прорвался после нападения 1 августа 2018 года на херсонскую активистку Катерину Гандзюк, умершую 4 ноября 2018 года в больнице. Гандзюк активно критиковала деятельность местной полиции и вдобавок имела знакомства и уважение в среде общественных активистов, волонтеров, журналистов, футбольных фанатов и националистов по всей стране, так что на главу МВД понеслась мощная кампания, возглавляемая С14. Кампания эта с тех пор уже не прекращалась, находя только новые информповоды.

На марше 18 февраля 2019 года «Бандера, вставай!» в Киеве уже прямо требовали отставки Авакова.

Лозунг «Аваков черт» прочно прописался и среди националистов (где уже мало кто воспринимал главу МВД как союзника, пусть и тактического), и среди активной молодежи. Конечно, у министра внутренних дел хватило сил отбить эту кампанию и даже скинуть Петра Порошенко, в чем заметную роль сыграли ветераны «Азова» из «Национального корпуса», но это была уже инерция.

То, что «азовцы» не видят «своих» во вчерашних добровольцах, состоящих в полках полиции или Нацгвардии, и, наоборот, показали события 9 октября 2019 года на блокпосте Кременной в Луганской области, где ветераны «Азова» грубо прорывались через ряды бойцов полка патрульной полиции особого назначения «Миротворец», а те стреляли по шинам автомашин недавних соратников по фронту.

Как неонацистский «Азов» стал кузницей кадров для Верховной Рады и МВД Украины
Как неонацистский «Азов» стал кузницей кадров для Верховной Рады и МВД Украины
Конечно, в руководстве «Нацкорпуса» сидели старые друзья Авакова, часть которых он также протащил с собой в аппарат МВД (это и ставший в итоге заместителем министра Вадим Троян, и целый ряд других людей). Но та же набранная в «Национальные дружины» молодежь маршировала по улицам Киева с лозунгами «Авакова собаку повесим на гиляку!», а командир последних Игорь Михайленко (командир «Азова» в 2014 — 2015 годах) прямо заявил: «Ни Аваков, ни Порошенко, ни другая властная структура или человек для нас не являются хотя бы минимально авторитетными государственными лицами. По одной простой причине: это власть, которая упустила такой шанс. В 2014 году был подъем украинского народа… И с 2014 по 2018 год упустили все, чтобы не выражаться нецензурно…. Упустили экономику, силовой, интеллектуальный сегмент… Как наша организация может относиться к таким людям? Конечно же, негативно».

Чтобы «привести в чувство» националистов, 23 марта 2018 года на главную «азовскую» базу на киевском заводе АТЕК даже наведался спецназ «Сокол», избивший всех задержанных там. То есть отношения между союзниками были далеки от идеала.

На фоне скандалов последних лет Аваков утратил главное, что у него было, — поддержку заметной части общества, условного электората «Народного фронта» 2014 года. И стал просто чиновником, точнее — ментом.

Судя по всему, он уже и сам это понимал, и риторика его сменилась до неузнаваемости. Сравним хотя бы его интервью 2015 года, где его опорой в Харькове выступают добровольцы-националисты, и его видеозаявление 6 января 2021 года, где теперь у него «Харьков всегда был ментовским городом», где «никакие националисты… ничего не будут решать и править».