Байден хочет мира с Россией, но «ястребы» за его спиной готовятся к обострению
Байден хочет мира с Россией, но «ястребы» за его спиной готовятся к обострению
© REUTERS, Saul Loeb/Pool
Политический обозреватель The New York Times Росс Даутэт напоминает, что ещё совсем недавно президенту России рисовали образ «чрезвычайно угрожающей фигуры, лидера авторитарного возрождения, чьи щупальца простирались повсюду: от Brexit до Национальной стрелковой ассоциации США. Путина обвиняли во взломе американской демократии, заполонении интернет-пространства дезинформацией, договорённостях с (запрещённым в РФ) «Талибаном» об убийстве за вознаграждение американских солдат в Афганистане, распространении власти России по всему Ближнему Востоку и угрозе Восточной Европе вторжением или подрывной деятельностью».

Никаких доказательств Запад по традиции не приводил, а придерживался принципа «Highly likely», но это не мешало ему вводить всё новые и новые меры по сдерживанию Москвы. Презумпция невиновности? Нет, не слышали! И американская общественность верила всем этим рассказам. А первую скрипку в этой истории играла Демократическая партия США.

«И вот появляется Байден, который в рамках своей политики в отношении России делает шаги, которые по сути являются примирительными: возвращение послов, замораживание пакета военной помощи Украине (как пояснил Белый дом, $100 млн были дополнительно зарезервированы для Киева на случай обострения вблизи границ из-за учений российской армии, но, когда проверка боевой готовности завершилась, потребность в передаче этих денег отпала. — Ред.), прекращение санкций Соединённых Штатов в отношении газопровода «Северный поток — 2». Устраивает саммит, который вполне обоснованно можно расценивать как скромный пропагандистский успех Путина», — пишет Даутэт.

Причём встречу президентов РФ и США в Женеве спокойно восприняли как республиканцы, так и демократы, они решили, что это нормально — предлагать уступки, хотя при предыдущей администрации Белого дома такое событие трактовали бы чуть ли не как предательство национальных интересов. Майклу Флинну пришлось в 2017 году уйти в отставку с должности помощника Трампа по национальной безопасности из-за того, что он не предоставил Майклу Пенсу, бывшему тогда вице-президентом, полную информацию о беседе с Сергеем Кисляком, возглавлявшим дипмиссию РФ в Вашингтоне. Хотя работа посла в том и заключается, чтобы налаживать контакты с политическим руководством и общественностью страны пребывания.

Оттолкнулись от дна: Дмитрий "Гоблин" Пучков о том, что произошло на встрече Путина с Байденом
Оттолкнулись от дна: Дмитрий "Гоблин" Пучков о том, что произошло на встрече Путина с Байденом
© РИА Новости, Максим Блинов / Перейти в фотобанк

«На самом деле эта колонка не об амнезии или лицемерии либералов. Эта колонка о мудрости администрации Байдена, сумевшей признать, что некоторые истерики эпохи Трампа внутри его собственной партии можно безопасно оставить в прошлом. Истерия в отношении России представляла собой паранойю центра, чрезмерно острую реакцию истеблишмента, поэтому примечательно, что Байден и его команда стараются держаться от неё подальше», — говорится в публикации The New York Times.

Более того, нынешняя администрация Белого дома, очевидно, осознаёт, что некоторые элементы внешней политики Трампа заслуживают того, чтобы их сохранить, в частности, речь идёт о переориентации внимания США с Европы и Ближнего Востока на сдерживание угрозы со стороны Китая.

Известный политический обозреватель изданий The New Yorker и The Atlantic Джордж Пэкер в своей книге «Последняя лучшая надежда: Америка в кризисе и обновлении», вышедшей в свет в июне 2021 года, указывает, что американский либерализм сейчас расколот на два конкурирующих лагеря: «умная Америка», представленная меритократической элитой (согласно этому принципу управления, руководящие посты должны занимать наиболее способные люди, независимо от социального происхождения и финансового достатка), которая винит во всех собственных провалах российскую дезинформацию, и «справедливая Америка», представленная молодыми активистами левого толка (в их представлении справедливость — это когда люди выговаривают длинные слова «латиноамериканец» или «афроамериканец» вместо сокращённых форм), однако заблуждаются и те, и другие, но каждый по-своему.

Николай Злобин: Путин и Байден вовремя остановились, поэтому Украина и другие темы выпали из дискуссии
Николай Злобин: Путин и Байден вовремя остановились, поэтому Украина и другие темы выпали из дискуссии
© РИА Новости, Нина Зотина

Выйти за рамки этой бинарной системы, уверен автор журнала New York Эрик Левиц, способен помочь электорат Байдена, который не принадлежат ни к одной из этих групп, — за него на ноябрьских выборах голосовали белые рабочие, консервативные в культурном плане афроамериканцы, «среди его избирателей были и не очень-то образованные избиратели, и даже религиозные люди».

«Но Байден стар, и его избиратели не обладают сильным влиянием среди молодых кадров партии и будущих элит. Таким образом, для долгосрочной перспективы либерализма действующему президенту недостаточно избегать смеси прогрессивного активизма и русофобии, которая стала организующей концепцией его партии в эпоху Трампа.

Ему необходимо будет утвердить байденизм как нечто целостное само по себе, с собственными молодыми приверженцами и последовательной теорией мира. В противном случае эта возможность исчезнет, подавление ослабнет, и истерия, которую на время забыли из конъюнктурных соображений, вероятно, вернётся», — подытоживает Даутэт в колонке для The New York Times.