Союз Советских Социалистических Республик (СССР) и Социалистическая Федеративная Республика Югославия (СФРЮ) во многом были схожими государствами, и суть не столько в социализме, который пытались строить их вожди.

Немного истории

Во-первых, они объединяли весьма различные народы. Во-вторых, как и в Советском Союзе, в Югославии был «государствообразующий народ» — роль русских тут принадлежала сербам, причём множество из них проживало за пределами «титульной» республики. Собственно, созданные Иосипом Броз Тито социалистические союзные республики, в частности Хорватия, Босния и Герцеговина (БиГ) и Черногория, до Второй мировой войны были частями единого Королевства Югославия, а после 1945-го в их составе оказались значительные территории, заселённые сербами. При этом стоит отметить, что жили они на этих землях на протяжении столетий.

Украинский консул возмущен: Черногория разрешила въезд россиянам без ограничений
Украинский консул возмущен: Черногория разрешила въезд россиянам без ограничений
© РИА Новости, Александр Юрьев / Перейти в фотобанк

Но если в Хорватии и БиГ между православными сербами и «титульным» народом было религиозное различие (хорваты — католики, бошняки — мусульмане), то Черногория практически ничем не отличалась от Сербии, за воссоединение с которой черногорцы проголосовали ещё в 1918 году. Да и до того правители Черногории называли себя сербами, а слово «черногорец» носило топонимический характер, а не национальный. Потому неудивительно, что после формального распада СФРЮ в апреле 1992 года Сербия и Черногория создали третью в ХХ веке Югославию — на этот раз Союзную Республику Югославию.

Белград, как в 1918-м и 1945-м, остался для Черногории главной столицей, тогда как Подгорица (в 1952-1992 годах — Титоград) — лишь республиканской.

Таким образом, поначалу Черногория пошла не украинским, а белорусским путём. Черногорские власти и черногорцы были задействованы в вооружённых операциях по поддержке сербов в Хорватии и Боснии и Герцеговины — собственно, первым президентом Республики Сербской был уроженец Черногории Радован Караджич. Много черногорских полицейских и военных принимали участие в войне с албанскими террористами на территории Косово — за что Черногория, как и Сербия, была подвергнута бомбардировкам НАТО в 1999-м.

Мой многолетний личный опыт общения с жителями Черногории позволяет мне утверждать, что именно эти бомбардировки создали у жителей республики иллюзию. Мол, стоит только отделиться от демонизированного Западом «старшего брата», и в республике сразу же случится экономическое чудо, а все заживут богато и счастливо. Правда, аналогов «руховских» листовок 1991 года, где экономику Украины сравнивали с немецкой и французской, в Черногории не было — тут роль «золотого дна» выполняло морское побережье: мол, станем второй Ривьерой, к нам приедут богатые европейцы…

Как ни парадоксально, «бульдозерная революция» в Белграде в октябре 2000-го и замена Слободана Милошевича на любимых Западом «демократов» лишь усилили стремление черногорских властей к независимости — точно так же в своё время отреагировала киевская номенклатура на приход к власти в Москве Бориса Ельцина. Черногория окончательно встала на путь Украины, и в год тридцатилетия независимости последней стоит сравнить достижения Киева и Подгорицы.

Просто о сложном. Почему Украина утратила независимость?
Просто о сложном. Почему Украина утратила независимость?
© РИА Новости, Виталий Белоусов / Перейти в фотобанк

Референдумы о независимости

Первый формальный шаг к независимости Черногории был сделан в 2003-м — хотя к тому времени в 600-тысячной республике «союзный» динар уже был заменён на другую валюту (сначала на немецкую марку, а потом и на евро), — то есть её экономика уже была в значительной мере отделена от сербской. В феврале 2003 года Союзная Республика Югославия была преобразована в Союз Сербии и Черногории, а Конституционная хартия этого государственного образования предусматривала, что через три года каждая из республик может выйти из союза, проведя референдум.

Согласно черногорскому закону о референдуме, для принятия решения было необходимо набрать 50% плюс один голос участвовавших в референдуме при обязательной явке в 50%. Оппозиция же требовала обеспечить участие в референдуме не только населения самой Черногории, но и черногорцев, живущих в Сербии. В этих условиях посредник от ЕС Мирослав Лайчак предложил свою формулу: Евросоюз признает независимость Черногории, если за неё проголосуют 55% от числа участвующих в референдуме.

Референдум о независимости Черногории состоялся 21 мая 2006 года, и, по официальным данным, за независимость проголосовали 55,6% его участников — при явке более 86% избирателей. При этом приехавшим из Сербии черногорцам зачастую отказывали в праве проголосовать, тогда как власти завезли в страну тысячи людей из США и стран Евросоюза, которые такое право получили. Но даже в этих условиях, по данным оппозиции, за независимость Черногории было подано всего 54% голосов. Однако реакция международного сообщества продемонстрировала, что решение о появлении на карте Европы нового государства было принято в мировых столицах. Официальные результаты референдума на протяжении двух дней были признаны в Брюсселе, Вашингтоне, Москве и Пекине, а 3 июня 2006 года Черногория официально провозгласила независимость.

Просто о сложном. Почему деградирует украинская экономика?
Просто о сложном. Почему деградирует украинская экономика?

Казалось бы, в весьма специфическом черногорском референдуме мало общего со Всеукраинским референдумом 1 декабря 1991 года, когда за независимость Украины высказались более 90% голосовавших. Вот только подробные данные об этом референдуме так никогда и не были опубликованы на сайте Центральной избирательной комиссии, а исследователи всегда подчёркивали, что радикальное отличие результатов голосования в Крыму (54,19% за независимость) и других регионах Юго-Востока (83-90% за) можно объяснить только фальсификациями со стороны коммунистической номенклатуры, добивавшейся для себя независимости.

Кстати, организовавший в 2006-м референдум в Черногории Мило Джуканович, который до сих пор является президентом этой страны, начал свою карьеру в 1989-м как самый молодой член Центрального комитета Союза коммунистов Югославии, куда он попал при поддержке Слободана Милошевича.

Развитие Черногории и Украины за годы независимости

В отличие от Украины, которая после провозглашения независимости пережила экономический коллапс и гиперинфляцию и вышла на уровень 1990 года только в 2005-м, в Черногории после 2006-го начался экономический бум, связанный с ростом мировой экономики накануне глобального кризиса 2008 года. В теперь уже формально независимую страну хлынули деньги, в том числе и из России — хотя множество участков на адриатическом побережье высокопоставленные российские чиновники получили в рамках неофициальной программы «независимость в обмен на недвижимость», как лоббисты отделения Черногории от Сербии.

Да, ныне эта недвижимость значительно упала в цене, а некоторые из россиян и вовсе её потеряли благодаря различным уловкам местных чиновников. Но, несмотря на это, экономические успехи Черногории за время независимости оказались куда лучше, чем у «черноземии» над Днепром. Так, ВВП Черногории вырос с 2,17 миллиарда евро в 2006-м до 4,2 миллиарда в 2020-м, то есть почти в два раза (а в «доковидном» 2019-м почти достиг 5 миллиардов евро). Для сравнения: ВВП Украины в 1990-м составлял около 64 миллиардов евро, в 2006-м — 88,5 миллиарда, а в 2020-м — около 125 миллиардов евро, то есть Украина смогла осуществить за 30 лет то, что Черногория сделала за 15.

Накипело. Украина высказала претензии НАТО и Байдену
Накипело. Украина высказала претензии НАТО и Байдену
© пресс-служба президента Украины

Но, конечно, главным предметом зависти киевских властей являются не экономические показатели Черногории, а тот факт, что эта страна с декабря 2010 года является официальным кандидатом в члены Европейского союза, а в июне 2017-го стала членом НАТО. Киеву ни тот ни другой статус пока «не светит», что красноречиво демонстрируют отказ от приглашения Владимира Зеленского на саммит Альянса, а также до сих пор не подтверждённый визит главы Еврокомиссии на мероприятия по случаю 30-летия независимости Украины.

Стоит отметить, что за европейскую и евроатлантическую интеграцию Черногория заплатила ранее традиционно дружескими отношениями с Сербией и Россией. В стране на протяжении всех лет независимости нагнетаются сербофобские и русофобские настроения, сербский язык в стране практически полностью переведён с кириллицы на латиницу. Более того, в Конституции Черногории государственный язык переименован в «черногорский», а поскольку он ничем от сербского не отличается, то в него пытаются добавить две новые буквы — хотя региональных слов с этими буквами меньше десятка. Кроме того, в стране была создана никем не признанная «Черногорская православная церковь», которой режим Джукановича попытался передать имущество канонической Сербской православной церкви (СПЦ) — то есть аналогий с Украиной хоть отбавляй.

Собственно, как раз дискриминация СПЦ вызвала в Черногории массовые протесты в форме крестных ходов, в которых в минувшем году приняла участие практически половина жителей страны. На парламентских выборах в августе 2020-го впервые с 1990 года победили партии, оппозиционные всесильному Мило Джукановичу — вот только созданное ими правительство продолжает русофобскую и сербофобскую политику и фактически управляется из западных посольств в Подгорице.

Так, черногорские власти синхронно с ЕС вводят всё новые санкции против России, что уже обернулось отказом Москвы от возобновления авиационного сообщения с Черногорией, а значит — потерей значительного числа туристов, которых в сезоне 2019 года было почти полмиллиона. Несмотря на то что в Черногории ныне полностью вакцинированы от COVID-19 только 13,45% населения, причём главной причиной такого низкого уровня является нехватка вакцин, Подгорица — похоже, принципиально, — не обращается за помощью к Белграду, где 5 июня начнётся массовое производство «Спутника V» по российской лицензии.

И хотя в Черногории фактически объявили сограждан, считающих себя сербами, «агентами соседнего государства», до «антитеррористической операции» против них, в отличие от Украины, не дошло. Правда, в 2016-м режим Джукановича сфабриковал дело о «государственном перевороте», который будто бы готовили «агенты Белграда и Москвы». В его рамках хотели бросить за решётку оппозиционных политиков, но дело развалилось в апелляционном суде, и ныне о нём предпочитают не вспоминать. Однако не стоит забывать, что настоящий переворот в Киеве и война на Донбассе произошли только на 23-й год независимости Украины, так что у борцов за «истинно черногорскую Черногорию» ещё есть время.