Впервые о грядущей встрече президентов Белоруссии и России еще в начале мая сообщила пресс-служба Александра Лукашенко, указав, что «президенты договорились в ближайшее время встретиться и обсудить имеющиеся проблемы, которые стоят перед странами». Сам белорусский лидер во время одного из своих выступлений заявил, что стороны обсудят в основном экономические вопросы. При этом добавил, что отдельное место в переговорах займет складывающаяся вокруг Белоруссии и России международная ситуация.

В начале текущей недели пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков уточнил, что переговоры состоятся 28 мая и будут проходить в Сочи. Кроме того, в пресс-службе российского лидера указали, что «на повестке дня актуальные вопросы дальнейшего развития двусторонних связей, реализация совместных проектов в торгово-экономической, энергетической и культурно-гуманитарной сферах, а также тематика продвижения интеграции в рамках Союзного государства».

При этом стало известно, что в ходе переговоров и по их итогам не будет выступлений и заявлений президентов для прессы.

Переговоры президентов на фоне кризиса

Не придавались огласке подробности и иных встреч Путина и Лукашенко. Это будет четвертая встреча после начала белорусского политического кризиса в августе 2020 года. Три предыдущих прошли в сентябре прошлого года, а также 22 февраля и 22 апреля в 2021-м.

По окончании каждой из прошедших встреч политологи и общественность ожидали больших и судьбоносных решений по поводу интеграции стран в Союзное государство. Однако каждый раз лидеры оставляли детали своих встреч за закрытыми дверями переговорной комнаты. Лишь спустя какое-то время их пресс-службы раскрывали некоторые подробности, среди которых не было никаких прорывов и сенсаций.

Главное, что можно вспомнить по их итогам, — это демонстрация мировой общественности политической поддержки Александра Лукашенко со стороны Кремля в разгар массовых протестов в республике, а также выдача белорусскому руководству российского кредита в размере 1,5 млрд долларов США.

Тем не менее частота и формат встреч говорят о том, что президенты каждый раз обсуждают довольно острые и фундаментальные вопросы о дальнейшем развитии отношений. И вероятнее всего, Путин и Лукашенко ищут решения и компромиссы по тем проблемам, которые пока не могут решить правительства двух стран, — те самые «дорожные карты» по интеграции, обсуждение которых тянется с 2019 года. После предыдущей встречи лидеров (22 апреля) стало известно, что процесс их согласования близится к завершению, и до конца текущего года все они должны быть подписаны.

Неменский раскрыл влияние посадки Протасевича на переговоры Путина и Лукашенко
Неменский раскрыл влияние посадки Протасевича на переговоры Путина и Лукашенко
© РИА Новости, Нина Зотина

Путь к единому рынку энергоносителей

Среди самых важных сфер экономической интеграции двух стран традиционно находятся вопросы формирования единого рынка энергоносителей и сопутствующая этому унификация налогового и таможенного законодательств.

Заинтересованность белорусской стороны состоит в как можно более скорейшем формировании единого рынка энергоносителей и обусловлена желанием иметь наиболее выгодные для себя цены на российские газ и нефть. В идеале — на уровне внутрироссийских цен, как для Смоленской области.

Сейчас Минск покупает российский газ по цене $128,5 за тысячу кубометров. В случае если стороны перейдут на расчет на внутрироссийские цены, эта сумма будет составлять $100 за тысячу кубометров.

Кроме того, в 2021 году для Белоруссии выросла цена на российскую нефть. Если в прошлом году она составляла 85% от мировой цены, то в текущем — 88-90%. Причиной стала реализация налогового маневра в нефтяной отрасли России, что во многом и было причиной кризиса в отношениях двух стран еще в 2019-м и начале 2020 года. Решением данной проблемы также могло бы стать формирование единого рынка в Союзном государстве.

Позиция российской стороны такова, что к единому рынку необходимо двигаться лишь после объединения таможенной и налоговой систем двух стран в общую, что вполне логично. Потому что нормальное функционирование общего рынка в идеале должно быть обеспечено едиными правилами и единой системой органов для его регулирования. Например, должно функционировать общее министерство по налогам и сборам и таможенный комитет. Либо какие-то иные органы или союзные институты, которые будут регулировать эти сферы и которых пока нет.

Геворг Мирзаян: На встрече Путина и Лукашенко ожидаются большие торги
Геворг Мирзаян: На встрече Путина и Лукашенко ожидаются большие торги
© РИА Новости, Нина Зотина

Создание единого рынка и объединение налогового и таможенного законодательства предполагает и существенное сближение судебных системы Белоруссии и России. Либо создание реально действующего наднационального суда, который сможет принимать обязательные для исполнения решения как для российских, так и для белорусских экономических субъектов. Его также пока нет.

Поэтому углубление экономической интеграции будет так или иначе связано с углублением политической интеграции. Регулирование общего рынка требует наднациональных надстроек.

В то же время белорусское руководство неоднократно высказывалось против создания новых общих органов в Союзном государстве, потому что это означает передачу ими части суверенитетов Минска и Москвы общему интеграционному проекту. Вероятно, этот вопрос и является одним из главных камней преткновения между сторонами.

Равенство неравных

Углубление политической интеграции в рамках Союзного государства выглядит еще более проблематичным. Созданные наднациональные органы, предусмотренные договором об интеграции, носят, скорее, формальный характер — все вопросы между Белоруссией и Россией решаются на уровне двустороннего взаимодействия, а не общих институтов.

Идею создания новых органов Александр Лукашенко неоднократно критиковал. С российской же стороны все чаще звучат тезисы о том, что речи о политическом объединении стран не идет, подчеркивается необходимость полного сохранения суверенитета Белоруссии.

Даже при желании сторон развивать политическую интеграцию она может упереться в ряд серьезных противоречий, вызванных разным масштабом стран. Полная реализация Договора о Союзном государстве в этой сфере будет означать право вето у Минска на суверенные решения Москвы, и наоборот. Например, в рамках общей внешней политики это могло бы означать, что Россия не смогла бы без согласия Минска присоединить Крым или наложить контрсанкции на Запад.

Сам союзный Договор, с одной стороны, закрепляет, что проект базируется на принципах суверенного равенства государств-участников. С другой — в нем закреплено, что Палата представителей общего парламента состоит из 75 депутатов от России и 28 — от Белоруссии.

Лукашенко будет говорить с Путиным про нефть и американские санкции
Лукашенко будет говорить с Путиным про нефть и американские санкции
© president.gov.by

И как бы стороны ни договорились о развитии интеграции, какие шаги бы ни делали — наверняка все будет упираться в несоразмерность союзников: либо слишком много власти у маленькой Белоруссии над большой Россией, либо растворение белорусского суверенитета. На первый вариант не пойдут российские элиты, на второй — белорусские.

Судя по всему, пока стороны устраивает нынешняя степень политической интеграции. В виде двусторонней координации. При этом возможные успехи в экономической интеграции так или иначе приведут к интенсификации и этой сферы отношений сторон, о чем было сказано выше.

Международная обстановка

Важное место в нынешних переговорах сторон займет выросшее за последние дни напряжение международной обстановки. Это связано с посадкой европейского самолета в Минске и задержанием одного из его пассажиров — оппозиционного блогера Романа Протасевича, подозреваемого в Белоруссии по трем уголовным статьям.

«Думаю, что президент Лукашенко все-таки информирует нашего президента об истории с самолетом. Наверняка будет затрагиваться вопрос российской гражданки, которая была задержана и находится в следственном изоляторе в Минске», — сообщил накануне встречи Дмитрий Песков.

На Западе посадку самолета и задержание Протасевича расценили как грубое нарушение международных норм со стороны официального Минска. И если до этого санкционное давление ЕС и США на Белоруссию было в целом символическим и несерьезным, то теперь в Брюсселе и Вашингтоне настроены гораздо решительнее.

Впервые белорусский политический кризис приобрел черты не внутригосударственного, а международного. Белорусским авиакомпаниям уже запрещено летать над ЕС, а европейским — над Белоруссией. Разрабатывается новый пакет экономических санкций, который грозит быть жестче предыдущих.

Российское руководство не осталось в стороне от разгорающегося скандала и вступилось за Минск. Так, глава МИД России Сергей Лавров призвал Запад не демонизировать власть республики, а премьер Михаил Мишустин заявил, что в Москве поддерживают позицию Белоруссии о необходимости провести открытое международное расследование по ситуации вокруг самолета Ryanair.

Такая позиция связывает Белоруссию и Россию в глазах Запада в одну «сцепку», противостоящую позиции ЕС и США по инциденту с самолетом. Вот и из Брюсселя стала доноситься информация, что в руководстве Евросоюза во время обсуждения санкций против Белоруссии все больше говорят о ее связях с Россией.

Геворг Мирзаян: На встрече Путина и Лукашенко ожидаются большие торги
Геворг Мирзаян: На встрече Путина и Лукашенко ожидаются большие торги
© РИА Новости, Нина Зотина

«Все знают, что существенную поддержку Лукашенко оказывает Россия. Поэтому важно продолжать переговоры с Россией», — заявил министр иностранных дел Германии Хайко Маас. А глава дипломатии Евросоюза Жозеп Боррель подчеркнул, что ЕС может ввести санкции против транзита газа через Белоруссию в Европу. Отметим, что газ через Белоруссию по газопроводу «Ямал — Европа» поставляет российский «Газпром».

Есть большая вероятность, что Запад начнет давить на белорусскую власть не только экономическими санкциями, усиление которых несет для Брюсселя и Вашингтона риски, что республика будет вынуждена все больше сближаться с Москвой. Но и путем усиления политического и экономического давления на российское руководство.

Россию такое положение вещей вряд ли устроит. Особенно с учетом возможного компромисса с руководством США по поводу «Северного потока – 2» и накануне встречи Владимира Путина с Джо Байденом. Притом российский и американский лидеры будут обсуждать белорусский кризис и, вполне возможно, попытаются найти компромисс и по этой теме.

Но найдут ли компромисс Путин и Лукашенко по поводу всех вышеуказанных вопросов — станет ясно, скорее всего, не по итогам сегодняшней встречи, а позже. Стороны планируют закончить оставшуюся работу над «дорожными картами» по интеграции к заседанию Высшего госсовета Союзного государства, которое запланировано на осень. Нынешние переговоры в Сочи станут еще одним шагом к заветной цели.