После свадьбы человек приобретает множество родственников или, точнее, свойственников, но не всегда знает, как они правильно называются. Не то что в прошлом, когда без большой семьи выжить было гораздо труднее. Тогда и появились специальные названия для самых разных членов семьи и степеней родства.

Допустим, мужчина и женщина вступили в брак. У женщины появляются свекровь (укр. свекруха) и свёкор (укр. свекор). Брат мужа для нее деверь (укр. дiвер), а сестра мужа — золовка (укр. зовиця). Если у деверя есть жена, ее называют ятровка (укр. ятрівка или дiверка).

Соответственно, в жизни мужчины появляются тёща (укр. теща) и тесть (укр. тесть). Брат жены для новобрачного теперь шурин (укр. шурин), сестра жены — свояченица (укр. своячениця), муж свояченицы — свояк (укр. свояк). Кроме того, свояченицу могли назвать и «свойка», «своячина» или «своякиня».

Сама жена становится невесткой (укр. невістка) для родителей и брата мужа, в то время как муж — зятем (укр. зять) для родителей и брата жены.

Происхождение всех этих слов не таит неожиданных загадок. Они берут начало в праславянском языке — реконструируемом учеными языке-предке, от которого произошли славянские языки, а их корни восходят к праиндоевропейскому языку и также означали родственные связи в семье.

Однако можно обратить внимание на интересные детали. Например, в современном русском языке слово «свекруха» используется в пласте разговорной лексики и имеет сниженный, пренебрежительный оттенок. А раньше оно употреблялось в языке наравне со «свекровью» и было нейтральным.

Например, на Кубани бытовала поговорка: «У хорошей свекрухи сноха без шлычки и во двор не выйдет». (Шлычка — головной убор замужних казачек, шапочка со шнурком, которая надевается на собранную на затылке косу.) Такой же нейтральный оттенок слово «свекруха» имело в произведениях Гоголя и Лескова.

Для обозначения деверя в украинском языке реже использовалось слово «швагер», пришедшее, скорее всего, из западных региональных диалектов. Оно заимствовано через польский из немецкого языка и также восходит к праславянским корням, считается родственным слову «свекор». Жену швагера называли «швагрова».

Близость слов «дiвер» и «деверь» подтверждает, в частности, поговорка, которую приводит Даль: «Ой, семь деверов — красота моя, одна золва — сухота моя!» Также в ней содержится более древняя форма слова «золовка» и отражены народные стереотипы о них.

Слово «золовка» образовано от старославянского «зълъва» с помощью суффикса. В современном украинском названии золовки — «зовиця» — пропала буква «л», а на момент фиксации в словаре Фасмера она в нем была, и слово выглядело так: «золвиця». Позже оно превратилось в «зовицю», а затем слово приобрело современный облик. Ранее в русских говорах также употреблялось слово «золвица».

По одной из версий, в основе «золовки» корень «зло», но, скорее всего, это народная этимология. Опасливое отношение к сестрам мужа, которые могли нагрузить невестку работой вместо себя, закрепилось, например, в поговорках «золовка — змеиная головка» или «золовка-колотовка». Но, например, «колотовка» не обязательно значит, что золовка невестку поколачивала. «Колотовничать», «колотничать», согласно словарю Даля, — брюзжать, шуметь, ссориться в дому, браниться в семье.

Слово «невестка», очевидно, образовалось от «невеста» (в праслав. языке *nevěsta) со значением «неизвестная». Считается, что такое табуированное, непрямое название защищало новобрачную в доме мужа от злых духов, так же объясняется и обычай носить свадебное покрывало, прообраз современной фаты. Судя по поговоркам, невестке в семье мужа приходилось несладко: «Все в семье спят, а невестке молоть велят», «Рано невестка встала, да мало напряла», «Наша невестка всё трескат: мед и тот жрет».