То, что тюрьма для Медведчука неизбежна, как смена времен года, подтвердил, хотя и косвенно, даже секретарь Совета нацбезопасности и обороны Украины Алексей Данилов, который как-то несмело, но вполне недвусмысленно намекнул, что президент Владимир Зеленский, если захочет, то может обменять Медведчука на осужденных в России украинцев, чье участие в организации терактов и прочих преступлениях было доказано в суде. Ясно, что Данилов говорит не от своего имении (похоже, он от своего имени вообще ничего не говорит, за что и был поставлен на столь высокую должность), а излагает именно то, что мог бы сказать президент, но не хочет подставляться.  А Данилова Зеленскому не жалко.

Кто на что учился

Известно, что российская власть в принципе на сговор с террористами не идет (не шла раньше, а чего уж теперь), а в том, что арест лидера оппозиционной парламентской политической партии Украины — своеобразная разновидность политического терроризма, нет никакого сомнения. Единственный способ заставить Путина обратиться к Зеленскому —  это посадить  Медведчука  в Лукьяновский СИЗО города Киева. Уж раз менять узника на украинских заключенных, так надо его таковым сначала сделать.

Все это выглядит очень примитивно, грубо и по-хамски. Но мы уже привыкли к тому, что иначе в Киеве не умеют. Петр Порошенко еще трепыхался, все-таки министром был два раза, а Зеленский только на сцене гротескно играл политиков, в основном тупых и очень безграмотных.  Вот и действует так же, как на сцене играет.

Медведчук и «обычаи войны», которой нет
Медведчук и «обычаи войны», которой нет
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Вообще, во всей этой истории очень много цинизма, какого-то политического инфантилизма и полной юридической безграмотности. Но цинизма все-таки больше.

Все эти решения (закрытие каналов, санкции Украины, наложенные на гражданина Украины, и, наконец, арест, к которому прилепили все, что взбрело в голову следователям, — от госизмены до шпионажа) как раз говорят о полной юридической безграмотности инициаторов. Известно ведь, что любого крупного бизнесмена можно посадить: за неуплату налогов (которую можно вывести из оптимизации этих самых налогов), за неправомерный вывод средств за границу через подставные фирмы, за сделки, в результате которых понесли ущерб государство и даже контрагенты подозреваемого. Медведчука решили посадить за политику.

Во-первых, потому, что, если сажать за экономические преступления, нужно долго и много копать, во-вторых, потому, что, чтобы докопаться или хотя бы правдоподобно обвинить,  нужно хорошо разбираться в экономике и хозяйственном праве (а этого в правоохранительных органах Украины не наблюдается), и в-третьих, все равно подозреваемый докажет, что это все лабуда, не стоящая бумаги, на которой написано подозрение, и его придется оправдать.

Другое дело госизмена. Тут вообще-то доказывать ничего не надо. Взять за госизмену можно только на основании внутреннего убеждения следователя. Доказать, что контакты с российскими политиками и коллегами и есть госизмена, куда проще, чем уличить в сокрытии доходов. Для госизмены по логике украинских следователей вообще ничего не надо. Вон, житомирского журналиста Василия Муравицкого пару лет обвиняли в связях с агентом по кличке Пух, который в конечном итоге все же оказался обычным котом. И хотя Муравицкий доказал, что это не резидент, а его личное домашнее животное, обвинения в госизмене с него так и не сняли.

Конечно, через какое-то время и Медведчук, даром что ли сам юрист и известный в Украине адвокат, докажет, что госизмены не было. Но это потом, а последствия — арест — вменяют сразу. И вот уже народный депутат сидит дома с электронным браслетом на ноге и практически удален из политической жизни страны. На доказательства, что ты не верблюд, то есть не госизменник, вообще могут уйти годы, как это произошло и с Василием Муравицким (с 2017-го по сей день), и с Кириллом Вышинским (с 2018-го по сей день). Теперь в этом списке — Медведчук.

Возможно ли было бы такое, не имей Зеленский и украинская власть — прочную политическую крышу? Нет, конечно.

Корни украинского властного цинизма прежде всего в поддержке, которую оказывают Зеленскому политические круги США и Европы. Зачем ему думать о дипломатии, о точности юридических формулировок и вообще о правомерности (ключевое слово — право) своих действий, если все, что он делает в отношении России (а Медведчуком бьют по России), поддерживается Западом и априори считается правильным? При этом посольство США еще и поощрительно похлопывает власть по плечу — так, мол, им, российским агентам влияния, и надо. Зато американские агенты влияния, как известно, сидят в Украине в наблюдательных советах госкомпаний и получают космические по украинским меркам зарплаты.

Игорь Лесев: Медведчук, системно ориентированный на Россию, оказался беззащитной жертвой
Игорь Лесев: Медведчук, системно ориентированный на Россию, оказался беззащитной жертвой
© Facebook, Игорь Лесев

С врагами разберемся, не дай нам Бог таких друзей

Но есть в этих (включая Медведчука) историях еще один общий признак. Это отношение коллег подозреваемых в госизмене к преследуемым властью. Тут стоит напомнить недавнюю историю одного российского оппозиционного журналиста, которого правоохранители арестовали за хранение наркотиков, которые ему, конечно, подбросили. Тогда в его защиту выступили не только оппозиционные российские СМИ, но и многие сотрудники госизданий, в том числе и их руководители. После проверки фактов несколько генералов МВД лишились погонов и должностей. А российская журналистика доказала, что правда для нее все-таки важнее милости власти.

В Украине все иначе. Когда в Одессе в мае 2014 года сжигали в Доме профсоюзов граждан, не поддержавших совершенный в Киеве госпереворот, гости студии Савика Шустера в прямом эфире аплодировали убийству людей, являющихся их политическими противниками.

Когда в мае 2018-го власть арестовала Вышинского, большинство его коллег-журналистов (в том числе и лично знавших Кирилла) называли его пропагандистом и тем оправдывали этот арест (а что, за пропаганду теперь арестовывают?), хотя Кирилл не был пропагандистом, а работал в Украине в пророссийски ориентированном издании. При этом всем в Украине было понятно, что арестовывали его не за госизмену,  а за то, что говорил и думал он, будучи публичным лицом, не то, что устраивало власть. Заодно, арестовав его, Порошенко с компанией предполагали поменять Вышинского на Сенцова. Затем, собственно, и арестовывали.

Не правда ли, сильно напоминает сегодняшнюю ситуацию с Медведчуком, только в более циничной форме?

Когда летом 2020 года власти лишили лицензии оппозиционный телеканал КРТ, никто из коллег-тележурналистов не выступил в защиту канала и не пришел на митинг, организованный редакцией, чтобы поддержать коллег.

Андрей Гожый о закрытии телеканалов: Это наказание за соглашательскую политику
Андрей Гожый о закрытии телеканалов: Это наказание за соглашательскую политику
© Facebook, Андрей Гожый

Тогда власть, не церемонясь и уже без всяких отзывов лицензий, просто закрыла три оппозиционных телеканала, финансируемых руководством оппозиционной парламентской  партии. А потом, уже совсем не заботясь о юридических основаниях, арестовала сначала имущество и счета, а потом и самого лидера партии. Кто-то из политиков, ЛОМов или журналистов вышел на площадь Независимости с протестом? Нет, конечно. Всем все по барабану. «Это же кум Путина!»

Таково политическое устройство Украины. Пока колокол, то есть барабан, стучит по другим персонажам, остальные умывают руки, чистят зубы и готовятся ко сну.

Но ведь Зеленский на Медведчуке, что уже абсолютно очевидно, не остановится и будет дальше применять к своим политическим оппонентам «избирательное законодательство», где своим — все, а врагам — тюрьма. По ком в следующий раз будет стучать барабан?