Итак, запись депутата Шевченко в его телеграм-канале от 22 апреля, сделанная в несомненном волнении, ибо иначе сложно объяснить пропуск слов в одной фразе: «После (очевидно, пропущено «моей». —П.С.) встречи в Минске с Президентом Республики Беларусь Россия начала отвод своих (пропущено «войск». — П.С.) от границ Украины».

Разумеется, еще древние понимали, что нельзя отождествлять причинно-следственную связь с хронологической, о чем говорит древнеримское выражение "Post hoc non est propter hoc" («После того — не значит вследствие того»). Тем не менее слова Шевченко, до сих пор не склонного к бахвальству, возможно, дают ключ к пониманию важных для Украины событий прошлой недели.

Who is г-н Шевченко?

Но прежде немного о самом депутате. Уроженцу Мелитополя Евгению Шевченко 4 мая исполнится 49 лет. Он попал в Верховную Раду с третьего захода. В 2012-м баллотировался как самовыдвиженец в Запорожье, где и жил до своего нынешнего депутатства. Тогда его программа была посвящена исключительно местным проблемам. На досрочных выборах 2014 года был кандидатом от партии «Воля», получившей известность через несколько лет, когда пошли упорные слухи о том, что ее возглавит Михаил Саакашвили. Тогдашняя «Воля» была, по сути, двойником «Самопомощи», только менее раскрученным. Она не выставила партийного списка, а лишь 32 мажоритарщиков. В тогдашней программе Шевченко было записано:

«Цель моего выдвижения — это воплощение в Украине тех принципов — за какие стоял Майдан и которые декларирует Политическая партия "Воля". Но главным принципом является — люстрация, так как не преодолев внутренних врагов, мы никогда не преодолеем внешних, которые они порождают» (орфография, пунктуация и стилистика сохранены).

Разумков рассказал, что сделают с Шевченко за визит к Лукашенко
Разумков рассказал, что сделают с Шевченко за визит к Лукашенко
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Конкретно о «внешних врагах» в программе ничего сказано не было, и о Донбассе и Крыме там также ничего написано не было, хотя это было обязательным атрибутом каждой программы, зато о войне говорилось только как об «информационной»: «Развитие независимых СМИ является важной составляющей обеспечения прав и свобод граждан Украины и мощным оружием в информационной войне». Хотя с кем война у Украины — из программы было непонятно. Впрочем, это автоматически подразумевалось в обществе: с Россией, конечно.

Так что всех этих намеков достаточно, чтобы тогдашняя позиция Шевченко выглядела ясной: умеренный националист и патриот. Но в Раду с такими для тех времен (2014 год) вегетарианскими взглядами он тогда не прошел.

В 2014-м Шевченко баллотировался на Черниговщине и занял последнее место, что закономерно для неизвестного политика, не связанного с регионом. Но вот через 5 лет, когда на политическое поле Украины выскочила партия «Слуга народа», примкнув к ней, Шевченко победил своих конкурентов в родном Запорожье и стал народным депутатом. К этому моменту с бизнесом у Шевченко было похуже: на двух прошлых выборах он шел в депутаты как генеральный директор ООО «Агросталь», а теперь просто как физлицо-предприниматель. В интернете несложно найти информацию, что принадлежавшая ему «Агросталь» признана в 2017 году банкротом и в ее отношении начата процедура ликвидации.

Но политическую инвестицию Шевченко сделал удачно. Он поставил на Зеленского заметно раньше, чем большинство нынешних депутатов, уже в начале президентской кампании став доверенным лицом тогда будущего, а теперь нынешнего президента. Такой бэкграунд создает предпосылки для лучшего доступа к президенту, чем имеют другие его коллеги. Кстати, 26 октября прошлого года он пишет в своем телеграм-канале: «Скоро у меня будет встреча с Президентом. Какие вопросы, по вашему мнению, необходимо ему задать?» Правда, о том, как встреча состоялась (и состоялась ли вообще), он не пишет, но предполагаю, что с президентом Шевченко общается, только в соцсетях это не анонсирует.

А 27 октября 2020 года он комментирует в том же «Телеграме» итоги выборов в Запорожский горсовет постом, который в концентрированном виде излагает его позицию по основным вопросам украинской политики:

«Скажу откровенно: для меня все ожидаемо. Коболева не выгнали — тарифы не снизили. Авакова переназначили — порядок на улицах не навели. Экономический курс не изменили — пенсии и зарплаты не увеличили. Под дудку нациков плясали — мир на Донбассе не сделали. Вот и результат. Даже строительство мостов не помогло».

Позиция, прямо скажем, не типичная для «слуг народа», среди которых все большее влияние приобретают «соросята» (слово, которое нередко использует и сам Шевченко в соцсетях). Но все же во фракции СН есть несколько близких Шевченко по взглядам диссидентов, самый видный из них — Максим Бужанский.

«Слуга народа» собирает подписи о выходе из фракции из-за Лукашенко
«Слуга народа» собирает подписи о выходе из фракции из-за Лукашенко
© president.gov.by

Да, судя по публичной позиции, Шевченко, несомненно, принадлежит к партии мира, он и на российском телевидении выступает, и закрытие трех телеканалов осуждает, критикует и секретаря СНБО Данилова за его людоедские высказывания и некоторые президентские инициативы вроде прошлогодней идеи разгона Конституционного суда. В общем, не совсем типичный такой «слуга народа».

Противник «зашкваров Кравчука»

Впрочем,  президента Шевченко критикует аккуратно — осуждая идею роспуска КС, но не упоминая, что она принадлежит президенту. И это даже не самый яркий пример того, что Шевченко при всей своей особости провел для себя немало красных линий. Так, он считает, что Минские соглашения надо менять (впрочем, не указывая как, не повторяя привычный для Киева тезис «сначала граница, потом выборы»).

А вот что он написал за неделю до нынешней поездки в Минск: «Александр Лукашенко направился с визитом в Баку. А мне нужно в Минск, сгладить зашквары Кравчука

Ясно, что имеются в виду заявления главы украинской делегации в Контактной группе о том, что надо ее очные заседания переносить из Минска. Но ведь первым такую идею озвучил не экс-президент, а его первый зам в Контактной группе вице-премьер Алексей Резников (в эфире «Свободы слова» на ICTV 5 апреля), Кравчук же стал это повторять, поскольку понял, что за любые радикальные высказывания его точно не поругают. В силу статуса первого президента Украины на его высказывания за рубежом часто обращают больше внимания, чем на слова членов правительства.

Впрочем, дело не в приоритете, кто раньше отказался от Минска как от переговорной площадки. Важнее другое. Отметим, что Шевченко, являясь представителем украинской пропрезидентской партии, пишет, что ему «надо сгладить зашквары Кравчука», то есть нардеп тут явно выступает против экс-президента, назначенного в Минскую переговорную группу президентом. При этом мы не знаем, насколько сам Зеленский поддерживает идеи Резникова и Кравчука. Для Украины вполне естественным может выглядеть то, что Зеленский такой команды (декларировать отказ от поездок в Минск) не давал, а политики действуют в этом плане не просто самостоятельно, а создают в обществе такую атмосферу, когда и президенту это приходится молча поддерживать, чтоб не обвинили в предательстве майдана…

У Лукашенко

А теперь о самой поездке. Понятно, что сейчас Шевченко — самый проминский депутат Рады. Но об этом нельзя было предположить в  прошлом августе. Именно тогда, с президентскими выборами в Белоруссии, эта страна и ее лидер впервые появляются в «Фейсбуке» Шевченко («Телеграма» у него тогда еще не было). Он быстро поздравляет Лукашенко с победой на выборах, но интересно, за что он хвалит белорусского лидера (запись в «Фейбсуке» от 19 августа): «Для тех, кто меня хейтерил из-за моего поздравления Александра Лукашенко. Будете и дальше поддерживать оппозицию в Беларуси? Вы правда верите в то, что они не лягут под Россию? Только Батька может держать слово, подписал документ о гарантировании независимости Украины без ядерного оружия, — аннексию Крыма не признаёт, считает Крым украинским».

Карасев рассказал, когда встретятся Путин и Зеленский
Карасев рассказал, когда встретятся Путин и Зеленский
© скриншот с видео NEWSONE

С середины сентября белорусская тема в соцсетях Шевченко становится малозаметной, но 11-12 февраля он появляется в Минске на Всебелорусском народном собрании (специфический белорусский властный институт, который собирается раз в 5 лет), где Лукашенко анонсирует на 2022 год референдум об изменениях конституции. Сообщений о том, что в ходе этой поездки Шевченко встречался с кем-либо из белорусской власти, не было, но это не значит, что таких встреч тоже не было. Напомню также, что находился он в Минске в тот момент, когда серьезно подпортившая отношения с Белоруссией Украина смогла обойтись без отключений электроэнергии лишь благодаря импорту оттуда электроэнергии. То есть критика Лукашенко со стороны радикалов не мешала правительству работать с «режимом Лукашенко» для решения энергетических проблем.

И вот наконец нынешний визит. Прием президентом страны, даже находящимся в такой степени изоляции, как Лукашенко, рядового парламентария другого государства — событие явно не типичное. И ни посты в соцсетях, ни поездка на Народное собрание не являются достаточными основаниями для такого приема. Тем более Лукашенко готовится к встрече с Путиным, и визит перед этой встречей Шевченко и разговор с ним на первый взгляд кажутся весьма избыточными.

Но все меняется, если Шевченко на самом деле был не просто гостем Лукашенко, а послом Зеленского для организации переговорного процесса, только неафишированным.

С другой стороны, сам Зеленский настолько зависит от Запада, что может отправлять Лукашенко лишь тайных посланцев. Но, думается, он заинтересован, чтобы для диалога с Белоруссией у него был человек, играющий примерно ту же роль, что играл при прошлом президенте для диалога с Россией Медведчук. Ясно, что в случае с Порошенко и Медведчуком речь шла о тактическом совпадении интересов, но вот Шевченко — фигура с меньшим весом, которая выглядит для Зеленского абсолютно управляемой и полностью зависимой.

Наконец, президент Украины заинтересован как максимум в сохранении своего юго-восточного электората, как минимум в том, чтобы этот электорат перешел не ОПЗЖ, а дружественному партийному проекту «Слуга народа», членом фракции которой и является Шевченко.

При этом Шевченко вряд ли стоит представлять просто марионеткой Зеленского. Здесь имеют место определенное совпадение интересов и политическая игра. Президент думает, что использует депутата, депутат — что использует президента. Точно так же германский Генштаб полагал, что использует Ленина, а тот — что использует Генштаб. Правда, Шевченко — не Ленин, и, хотя и Зеленский — не Людендорф, выигрыш рядового парламентария в этой партии политических шахмат представить сложно. Ведь последствия такого шага для Шевченко могут оказаться совершенно фатальными. Особенно если вспомнить, как быстро и легко украинский президент забыл своего другого миротворца — Сергея Сивохо.

Зачем Зеленский назвал Минские соглашения невыполнимыми
Зачем Зеленский назвал Минские соглашения невыполнимыми
© пресс-служба президента Украины

А реакция фракции «Слуги народа» на поездку своего члена в Минск также не противоречит изложенной версии. Понятно, что в разнородной фракции будут критики этой поездки, но, если бы у президента Украины были реально недовольны поступком Шевченко, то критика уже оформилась бы в конкретные решения, как это произошло с Дубинским, исключенным из фракции.

Возможно, и Шевченко из фракции будет исключен, но это уже ничего не изменит, свою посольскую функцию он выполнил.

Ну а теперь о самом главном. При всей важности Белоруссии для Украины ее значение для Киева не сравнить со значением России. Но Зеленский сформировал такой политический режим, при котором политик из его лагеря не может съездить в Москву или даже встретиться один на один с российскими представителями (только в «нормандском формате»). Поэтому единственной возможностью для Зеленского вести диалог с российским президентом становится переписка при посредничестве третьих лиц.

У Лукашенко, конечно, нет оснований помогать Зеленскому в раскрутке Шевченко, но он, конечно, должен был бы принять его, если бы истинной целью визита была передача тайного послания Зеленского к Путину через белорусского президента, который собирался с визитом в Москву 22 апреля.

Ну а поскольку доказательства как наличия, так и отсутствия такого послания сейчас предъявить невозможно, надо обратить внимание на следующие совпадения. Заявление министра обороны России Сергея Шойгу о завершении военных учений прозвучало примерно через два часа после того, как в Москве приземлился самолет с Лукашенко. Его переговоры с Путиным еще не начинались, но ясно, что послание к этому моменту уже могло быть доставлено адресату.

Возможно, Зеленский мог предупредить Кремль через Шевченко—Лукашенко о своем видеообращении (как это сделал за несколько дней до этого Байден, позвонивший Путину с предложением не обижаться на традиционно вводимые санкции).

Впрочем, все эти наши предположения могут не иметь и совсем никаких оснований. Очевидно, если это только первый шаг к начавшейся процедуре подготовки переговоров, то будут и другие. Если, например, 28 апреля в Контактной группе не достигнут заметного продвижения к миру, то высказанная нами гипотеза о посольстве Шевченко либо неверна, либо Зеленский в последний момент отказался выполнять обещания, что для Зеленского тоже дело привычное.

Впрочем, отвод российских войск от российско-украинской границы тоже может затянуться, а формы реального содействия РФ с ДНР и ЛНР не обязательно пропорциональны числу войск России у границ Украины. Так что Россия в этой шахматной партии в любом случае остается в выигрыше.