Исключение составили лишь частные высказывания различных персонажей украинского политикума, цена которым определяется уровнем накала антироссийской риторики — чем выше, чем дороже: от Ермака и волонтерок до Кравчука и Арестовича.

А что же Зеленский? Почему молчит и чего ждет президент Украины? Может быть, обдумывает, какой из вариантов формата встречи выбрать? Ведь вслед за предложением Путина в адрес официального Киева прозвучали призывы от непризнанных ДНР и ЛНР пойти на диалог по Донбассу, и тоже в формате двухсторонних переговоров.

По состоянию на утро 26 апреля официальный ответ Киева на эти предложения, в частности на заявление президента России Владимира Путина о готовности обсудить с Зеленским двусторонние отношения в Москве, не озвучен. Кроме заявления пресс-секретаря президента Украины Юлии Мендель от 22 апреля, которая ограничилась сухим комментарием, что «реакция главы государства обязательно будет». Ждем.

«Что выберет Зеленский: мир или позор?»: соцсети о приглашении Зеленского в Москву
«Что выберет Зеленский: мир или позор?»: соцсети о приглашении Зеленского в Москву
© AP, Efrem Lukatsky

Пока неофициальная позиция Банковой озвучена через Алексея Арестовича, внештатного советника руководителя ОП Андрея Ермака, который отверг возможность прямых переговоров с ЛДНР, заявив следующее: «Наша позиция принципиальная, она заключается в том, что никаких переговоров с так называемыми "ЛНР" и "ДНР" не будет и не может быть, даже в условном пространстве, в режиме "фантастика на втором этаже"».

Из этой отчасти фантастической формулировки можно предположить, что Банковая, отвергая предложение прямых переговоров с руководством ЛНР и ДНР, также отказывается и от предложения Владимира Путина о переговорах, касающихся двусторонних отношений Украины и России. И продолжает настаивать на каких-то своих форматах, противоречащих сути Минского процесса.

Более конкретным в плане ответа на предложение Путина оказался пенсионер из Киева Леонид Макарович Кравчук. В частном порядке он заявил, что президент Украины Владимир Зеленский не может провести переговоры с президентом России Владимиром Путиным, пока последний не согласится разговаривать о Донбассе.

Для частного лица такое мнение вполне допустимо, но ведь Кравчук является главой украинской делегации в Трехсторонней контактной группе (ТКГ). Тогда как следует расценивать его слова — как официальную позицию Киева или это давление на президента Зеленского, таким образом склоняемого к отказу от диалога?

Только г-н Кравчук промолчал об очевидном: в Москве Зеленскому есть о чем поговорить с президентом России. Например, о прямых поставках на Украину газа и вакцины от COVID-19 (не говоря о производстве ее в стране), о восстановлении кооперации в промышленном производстве и сфере высоких технологий, увеличении торгового оборота, о проблемах миграции и прочих актуальных для Украины вопросах.

Вице-премьер Украины заявил о невозможности встречи Зеленского и Путина в Москве
Вице-премьер Украины заявил о невозможности встречи Зеленского и Путина в Москве
© скриншот LBTV

Леонид Кравчук около президента что те «ткачиха с поварихой, с сватьей бабой Бабарихой, не хотят его пустить чудный остров навестить» из пушкинской сказки — ведет подрывную деятельность что в отношении Украины, что в отношении политического имиджа Зеленского.

Оппозиция в лице Петра Порошенко с первых дней предостерегает Зеленского от прямых контактов с Путиным. В свое время Петр Алексеевич «советовал бы (Зеленскому) избегать встречи с глазу на глаз с Путиным» на саммите в «нормандском формате» в декабре 2019 года.

Сейчас экс-президент, уже в назидательной форме указывая на ошибки Зеленского, заявляя, что «политика заглядывания в глаза Путину в поисках мира привела исключительно к потерянным двум годам и выходу Украины из ключевых переговорных и оборонных позиций».

Такие высказывания для тысяч уличных активистов и деятелей наподобие волонтерки Маруси Зверобой легко могут стать руководством к действию. Например, поводом к новым выступлениям и беспорядкам под Офисом президента, а то и вовсе способны спровоцировать чрезмерную активность каких-нибудь неуравновешенных представителей «добробатов» непосредственно в зоне конфликта на Юго-Востоке, результаты которой могут привести к трагическим последствиям для обеих сторон. В итоге тот же Порошенко обвинит Зеленского в неспособности удерживать ситуацию под контролем.

Общественное мнение. Социология на Украине последние годы работает на формирование конкретной «картинки» общественного мнения, которое старательно выстраивают исходя из установки «Россия — враг». Как результат этой работы, около 55% украинцев положительно рассматривают вопрос вступления Украины в НАТО, а около 30% выступают за выход из Минских соглашений.

Все это в совокупности давит на Зеленского и сказывается на его поведении, высказываниях и действиях. Возможно, Владимир Александрович и готов к личной встрече с Владимиром Владимировичем, но при той ситуации, что описана выше, вероятность ее проведения стремится к нулю. По крайней мере, в ближайшее время. Потому что действующий президент не может идти против воли народа.

Складывается устойчивое впечатление, что Зеленского берут в своеобразные «клещи» экспертного и общественного мнения, которые настроены крайне негативно в отношении возможности любых конструктивных шагов действующего президента Украины, направленных на мирное урегулирование конфликта на Юго-Востоке страны в рамках взятых обязательств по выполнению Минских соглашений.

Анатолий Вассерман о непредсказуемом Путине, раскаявшемся Лукашенко и не подозревающем Зеленском
Анатолий Вассерман о непредсказуемом Путине, раскаявшемся Лукашенко и не подозревающем Зеленском
© РИА Новости, Александр Натрускин

Окружение президента и значительную часть финансово-промышленных кругов, представителями которых напичкана команда Зеленского, явно устраивает подобная ситуация — ведь на войне можно неплохо заработать, начиная от афер с оборонными заказами и снабжения ВСУ и заканчивая контролем над контрабандой через линию разграничения. Похоже, отсюда и происходит пауза с официальным ответом Зеленского на предложение президента Путина.

Но есть еще более мощный фактор влияния на официальную позицию Банковой в лице президента Зеленского — это геополитические интересы США, которые денно и нощно контролируют ситуацию в «подбрюшье России» через посольство в Киеве. Именно внешнее управление является тем якорем, который ставит на прикол любые мирные начинания Киева, если вдруг таковые у кого-нибудь тут появятся.

Пока в Белом доме не определятся с тем, что же делать с украинским активом, который уже и нести довольно обременительно в силу многих причин, но и бросить никак нельзя, внешняя и внутренняя политика нынешнего украинского руководства будет выстраиваться, отталкиваясь от этого всеобъемлющего заокеанского фактора.

Позиция же Белого дома сегодня во многом будет зависеть от договоренностей с Кремлем по широкому спектру международных проблем. Бытует мнение, что в Вашингтоне уже готовы к ряду уступок по Украине с целью проведения уже анонсированных прямых переговоров с Москвой по более актуальным вопросам.

Только, похоже, в Киеве этого не понимают, иначе бы давно уже смягчили тон и поубавили резкость своих заявлений.

Пока же ребяческие «видосики» Зеленского и заявления Кравчука иже с ними раз за разом все сильнее подрубают канат, по которому Киеву рано или поздно, но придется возвращаться к диалогу не только с Москвой, но и с Донбассом.

А без такого диалога Украина рискует исчезнуть сначала с политической карты, а потом и из истории.

Жизнь показывает, что быть президентом на сцене и в реальности — это два абсолютно противоположных состояния. Легко отпускать остроты в адрес политиков, но нелегко самому быть политиком, способным проводить свою линию, не оглядываясь на критику конкурентов и давление, а то и угрозы не только политических противников, но и партнеров.

Что уже приобрело вид аксиомы Минского процесса — всякие переговоры с Кремлем по Донбассу возможны только после конструктивного диалога Киева с Донецком и Луганском.