Non/fiction — это не только традиционное место встречи писателей с читателями, издателей с покупателями, но и основная площадка для книжных премьер года. Так, свой новый роман «Оправдание острова» представил популярный российский писатель Евгений Водолазкин.

 

 

Правозащитница, член Общественной палаты РФ Мария Бутина представила на Non/fiction свой «Тюремный дневник» (об этой книге писало издание Украина.ру).

С избытком хватало на ярмарке и научной литературы.

Чем и кем пытают в тюрьмах США и Украины. Сравнение книг Бутиной и Вышинского
Чем и кем пытают в тюрьмах США и Украины. Сравнение книг Бутиной и Вышинского
© AP, Alex Brandon

«Каждый раз, когда я после Non/fiction выкладываю в соцсетях фото своих покупок, мои коллеги с Украины с лёгкой завистью отмечают: такой ширины, охвата тем у них попросту не издают», — делится с изданием Украина.ру один из историков, переехавших после 2014 года с Украины в Россию.

Тем временем на Украине озаботились созданием «экосистемы вокруг чтения». Там представили Стратегию развития чтения на 2021 — 2025 годы «Чтение как жизненная стратегия».

«Фактически она предусматривает изменение целого кластера чтения — и издательского дела, и продвижение чтения, и увеличения спроса на книгу и на само чтение. А если глобально, то она позволит повысить статус книгочтения в государстве, сделав его одним из ключевых моментов в сознании людей для получения необходимых навыков сейчас и, что немаловажно, для успеха таких людей в будущем. Потому что я верю, что те, кто читает, безусловно, будут более успешными, чем те, кто играет только в игры», — заявил 26 марта представлявший этот документ министр культуры и информационной политики Украины Александр Ткаченко.

Ткаченко назвал стратегию «своеобразной инвестицией государства в чтение и развитие Украины как успешного государства, где много читают и обсуждают прочитанное».

Но на деле на Украине ведётся бескомпромиссная борьба с книгами из России. И страдают от этого в первую очередь сами украинцы.

Миллионы за запреты

Утром 12 марта украинское издание «Вести» опубликовало интервью с книжным продюсером, владельцем и директором издательства Brand Book Publishing Еленой Лазуткиной. Интервью у неё взяли в модной сегодня соцсети Clubhouse.

Среди прочего Лазуткина вспомнила и о случае с запретом на ввоз на Украину книги Михаила Булгакова (этот инцидент комментировал даже президент Украины Владимир Зеленский).

«Сейчас прекрасный расцвет "контрабаса" (контрабанды. — Ред.). Сейчас у нас возникли, я не буду называть фамилии, новые миллионеры благодаря запрету. Как минимум гривневые», — рассказала Лазуткина.

И как пример она привела «Мастера и Маргариту».

«В нашей стране всё ещё работает принцип "запрети — купят всё". Например, так произошло с романом "Мастер и Маргарита", когда большинство людей не разобрались, что запретили не роман, а одно издание. И в течение нескольких дней все тиражи "Мастера и Маргариты" были выкуплены у всех книжников», — отметила она.

Если внимательно слушать интервью Лазуткиной, можно прийти к выводу, что основную прибыль на Украине продавцам дают всё же российские книги. И дело тут не в политике, а в самой что ни на есть экономике.

Не выжить без российской книги

Комментируя вопрос журналиста о том, вынуждены ли украинские книготорговцы продавать книги на русском, Лазуткина отметила: речь не о том, что их кто-то насильно заставляет.

«В городах-миллионниках превалирует русскоязычное население. Основной пласт литературы продают всё равно в городах-миллионниках, поэтому спрос больше», — отметила она.

Кроме того, изданные в России книги зачастую находятся на довольно высоком уровне.

«Они (книги. — Ред.) чаще всего качественнее. Есть крутые украинские издательства, которые вывели книгоиздание на европейский уровень, но, к сожалению, мы не можем покрыть весь спрос, который у нас сейчас есть на русскоязычную литературу», — указала издатель.

А дальше она сделала довольно категоричное, но в то же время логичное высказывание.

«Украина не сможет выжить без российской книги. Либо мы признаём, что нация тупеет, и отказываемся от этих книг, либо нет. Я за то, чтобы нет. Объясню почему — дело в стоимости прав. Права на бестселлер New York Times — здесь и сейчас — могут стоить пятьдесят тысяч долларов. В Украине даже тиражей таких нет. А при даже пятидесятитысячном тираже у тебя на книжку доллар ложится только за авторские права. То есть книжка, бестселлер New York Times, с учётом того, что нужно только доллар отдавать за авторские, со всеми учетами, со всем будет стоить от четырехсот гривен», — указала Лазуткина.

Она напомнила, что западные авторы ещё и зачастую диктуют технические составляющие книжки.

«Ты не можешь издать бестселлер New York Times в покетбук (карманном формате. — Ред.) на протяжении трёх-четырёх лет, пока он бестселлер», — привела пример Лазуткина.

Вывод из этого для украинцев неутешителен.

«Реальность такова: мы не можем позволить себе, издатель не может позволить себе купить реальный бестселлер сейчас в мире, а россияне могут», — подчеркнула украинская книгоиздательница.

Оттого на Украине и стала столь популярной контрабанда книг из РФ. А запреты делают эту контрабанду лишь прибыльнее. При этом коррупционеры научились зарабатывать и на украинской книге. Правда, не за счёт её популярности, а за счёт всё тех же запретов и квот.

«Допустим, у тебя издаётся какой-то неизвестный украинский автор, при этом лоббируется госзаказ на библиотеки. Библиотек у нас шестьдесят или семьдесят тысяч. То есть даже если заказ ориентирован только на районные библиотеки, то твой тираж книжки составляет сразу десять тысяч. О качестве мы не будем говорить. И вот возникает классная статистика. У тебя сразу украинская книга поддержана! Десять тысяч издавалось! Но эту книгу ты вряд ли где-то купишь. Зато она есть в каждой библиотеке», — пояснила коррупционный механизм Лазуткина.

При этом примечательно, что даже идейные украинские националисты подчас вынуждены выступать в защиту издания книг на русском.

«Не брезговали "калашами", не побрезгуем и книгой на русском»

В 2020 году на Украине разгорелись сразу два скандала, связанные с книгами на русском языке. Сначала популярная у национал-патриотов сеть книжных магазинов «Книгарня "Є"» заявила, что начнёт продавать книги на русском.

При этом ранее «Книгарня» участвовала в травле магазинов, торгующих книгами на русском языке и книгами российских издательств.

«Вы ж позорили Yakaboo за продажу русскоязычных книг. Советую повесить плакат с Януковичем "Потому что последовательный"», — написал тогда в Facebook политолог Евгений Магда.

Однако были и те, кто защитил сеть. Среди них историк и журналист Вахтанг Кипиани, признавшийся, что для него новость от «Є» горька. Но, указал Кипиани, в условиях, когда украинцы не покупают книги на украинском, поведение сети оправданно экономически.

А за четыре месяца до этого вспыхнул другой скандал: из издательства «Наш формат», собственник которого — Владислав Кириченко — был идейным националистом и противником России, ушла главный редактор Ольга Дубчак. Причина — издание на русском книги о коронавирусе.

«Лично я честно написала собственнику компании, что вопрос любой связи с русскими — для меня граница между добром и злом. Были приведены аргументы (не мной, командой, ведь я не умею собраться, когда меня триггерит), почему эту книжку не стоит брать в работу, были предложены варианты из других стран. Но тем не менее книжка готова, а украинцы традиционно оправдали любовь к хорошему старшему брату», — написала Дубчак в Facebook.

Кому — Non/fiction, а кому — запреты и контрабанда. Что не так с книжным рынком Украины

Её позиция нашла понимание не у всех.

«Уверен, что идея Влада была в том, чтобы издать книгу, где доступным языком были описаны правила поведения во время пандемии. И он понимал репутационные риски. Сравнение не очень уместно, но в 2014 году никто не брезговал калашами, патронами и другими игрушками советского и кацапского (российского. — Ред.) оборонпрома. Жгуты, кровоспасы, тепловизоры "Пульсар" и тому подобное массово скупалось через посредников и поставлялось на фронт волонтёрами», — заявил тогда бывший атошник Александр Чуб, лично знакомый с Кириченко.

Он сообщил, что автор книги Анна Баранова знакома с владельцем издательства. Более того, ради публикации на Украине она даже отозвала авторские права у российского издательства АСТ.

Таким образом, подчас даже идейные украинские националисты и им сочувствующие, как Кипиани и Кириченко, пускай и другими путями, но приходят к тем же выводам, что и профессиональные книгоиздатели: без книг на русском на Украине никуда.