Польша стимулирует приезд гастарбайтеров из Украины

Несмотря на продолжающуюся пандемию коронавируса, Польша остаётся одной из европейских стран, куда граждане Украины ещё могут приехать на заработки. Для многих украинцев это чуть ли не единственная возможность прокормить свои семьи в условиях сужающегося украинского рынка труда. Более того, Польша стимулирует приезд гастарбайтеров из Украины, они выделены в отдельную категорию лиц, которым разрешён въезд в эту страну ЕС (к примеру, с туристической целью в Польшу ныне не въедешь). Поток таких людей из Украины увеличился после 25 января 2021 года, когда Варшава отменила требование десятидневной самоизоляции для людей, которые въезжают в Польшу из-за границы, — в случае наличия у них отрицательного теста на COVID-19.

«Стройки остановились, днем бродят гастарбайтеры» — Крым о ситуации с коронавирусом
«Стройки остановились, днем бродят гастарбайтеры» — Крым о ситуации с коронавирусом
© РИА Новости, Александр Вильф | Перейти в фотобанк

Как отмечает Пограничная служба Польши, «иностранцы из этой категории лиц во время пограничного контроля должны предъявить документы, подтверждающие актуальный доступ к национальному рынку труда и что они актуально пользуются этим доступом, т.е. выполняют работу в Польше или занимаются хозяйственной деятельностью на территории нашей страны».

Стоит отметить, что попытки предъявить поддельные разрешения на постоянную или сезонную работу срабатывают лишь в том случае, если их не проверяют, поскольку за много лет в Польше отлажена система их регистрации. Так, к примеру, случилось в начале февраля этого года на пограничном переходе Шегини—Медыка, когда на протяжении нескольких дней были задержаны более сотни граждан Украины и Молдавии с фальшивыми документами на работу.

«Проверка показала, что разрешения были полностью поддельные. На основе этих документов они должны были работать обслуживающим персоналом в гостиницах и работниками складов в окрестностях Лодзи и на западе Польши. Иностранцы признались в использовании поддельных документов, утверждая, что это для них был пропуск для въезда в страны Европейского союза», — сообщила 10 февраля 2021 года майор Эльжбета Пикор, спикер Бескидского отдела пограничной службы.

Украинцы и молдаване добровольно согласились на наказание в виде шести месяцев лишения свободы с двухлетним испытательным сроком, польские пограничники вернули их на Украину. Это была самая многочисленная группа людей с поддельными документами, задержанная в течение последних лет. При этом стоит отметить, что подобные операции Пограничной службы Польши всегда носят характер кампаний — поскольку иначе очереди на переходах были бы куда больше нынешних.

Бывшие украинцы: заробитчане навсегда остаются в Польше
Бывшие украинцы: заробитчане навсегда остаются в Польше
© AP, Sergei Chuzavkov

Очередь на пешеходном переходе Шегини—Медыка — привычное дело

Причиной создавшейся в субботу, 27 февраля, огромной толпы на КПП Шегини, с украинской стороны единственного на границе с Польшей пешеходного перехода, была, судя по всему, очередная «итальянская забастовка» польских таможенников. Они уже много лет требуют от властей тех же привилегий, что есть у других госслужащих в мундирах — пограничников, полицейских, пожарных. Речь идёт в первую очередь о повышении заработных плат и пенсий. Очередной ультиматум профсоюз служащих таможенно-налоговой службы выдвинул как раз в начале февраля 2021-го.

По большому счёту толпа была чрезвычайной только для времён пандемии — как отметили комментаторы под постом Томаша Гаврыся, где размещено субботнее фото, которое и стало поводом для обсуждения сложившейся ситуации, на пешем переходе Шегини—Медыка «как минимум 20 лет такое творится». Потому дискуссия в польских социальных сетях, а позже в СМИ, шла в основном о том, что стоящие в очереди были без масок и не соблюдали социальной дистанции.

Упомянутая выше майор Эльжбета Пикор в комментарии польским СМИ подчеркнула: «Действительно, в субботу утром на пограничном переходе Шегини—Медыка появилось много людей. Однако инцидент произошел на украинской стороне границы и перехода. Возможные действия в этом вопросе должны были предпринимать украинские службы. На нашей же стороне границы сотрудники следят за санитарными процедурами». При этом, по её словам, через некоторое время очередь рассосалась, а к вечеру на переходе было пусто.

Польский портал Nowiny24.pl отметил 1 марта, что вот уже несколько уик-эндов подряд возле пешего перехода на КПП Шегини—Медыка наблюдается одна и та же картина: к нему прибывают автобусы, из которых большинство пассажиров выходит на пешеходный переход, а транспорт въезжает в Польшу почти пустым. Журналист Норберт Зентал считает, что это может быть связано как с расчётом самих гастарбайтеров на более быстрый переход границы, так и с искусственным созданием очереди со стороны преступных группировок — чтобы заставить польских пограничников и таможенников прикрыть глаза на проблемы с документами въезжающих. Ведь, кроме фейковых разрешений на работу, у них есть также немало фальшивых тестов об отсутствии COVID-19.

Будут любить Украину издалека. Заробитчане предпочитают оставаться в Польше навсегда
Будут любить Украину издалека. Заробитчане предпочитают оставаться в Польше навсегда
© РИА Новости, Тарас Литвиненко | Перейти в фотобанк

При этом польский журналист отметил, что «эти люди пришли сюда не для развлечения» — явно имея в виду не только сам переход, но и последующую работу за границей. Об этом же говорят и сами гастарбайтеры, реакцию которых описал киевский портал «Страна.ua». «Никто не бросает свои семьи и не рискует своим здоровьем просто так. Если бы правительство думало о своих гражданах, то такого бы не было. За газ платить нечем, люди едут от безысходности», — приводит портал слова Анны Ровенчук.

Почти половина поляков — за ограничение трудовой миграции на время пандемии

Если упомянутый выше материал Норберта Зентала имеет весьма выдержанный характер, то многие люди, которые распространили в соцсетях фото Томаша Гаврыся, использовали его в качестве критики польских властей. Мол, вы пару поляков без масок считаете большой проблемой, а тут сотни иностранцев без соблюдения каких-либо санитарных мер ломятся в Польшу — и никакой реакции. Естественно, большинство из них придерживаются оппозиционных взглядов — как, к примеру, известный публицист Лукаш Важеха. Собственно, и у Гаврыся среди фотографий профиля есть рамка с лозунгом «Тшасковский 2020» (Рафал Тшасковский — кандидат от оппозиции на выборах президента Польши в прошлом году, проиграл во втором туре действующему главе государства Анджею Дуде).

Однако подобная критика рикошетом бьёт и по украинским гастарбайтерам, которые и так в последнее время в Польше стали менее желанными. Так, согласно опубликованным в январе 2021 года результатам опроса, проведённого компаниями UCE RESEARCH и Syno Poland, почти половина (48%) поляков хочет, чтобы на время пандемии правительство ограничило въезд трудовых мигрантов. Против этого — 39% опрошенных, 13% не определились. При этом в городках с населением от 20 до 100 тысяч жителей введение подобных ограничений поддерживают почти 60%. За приостановку трудовой миграции выступают 60% поляков со средним образованием и 65% опрошенных в возрасте 40-49 лет.

Опрос касался гастарбайтеров вообще, однако фактически речь шла о гражданах Украины и — в значительно меньшей мере — Белоруссии, которые составляют львиную долю приезжающих на заработки в Польшу. Как отмечают польские экономисты, результаты опроса являются весьма неожиданными, поскольку на протяжении многих лет в Польше жаловались на нехватку рабочей силы, особенно в сфере строительства и сельского хозяйства. «Для работодателей очевидно, что без украинцев и белорусов ситуация с экономическим ростом в Польше была бы намного хуже. Но это не самый распространённый подход среди работников», — подчёркивает экономист Марек Зубер.

При этом польские эксперты по рынку труда и рабочей силы успокаивают сограждан, отмечая, что безо всяких решений властей количество въехавших в Польшу граждан Украины резко сократилось. «С начала года и до конца третьего квартала 2021-го в нашу страну приехало почти 6 миллионов украинцев, то есть почти на 9 миллионов меньше, чем в предыдущем году. Это, безусловно, означает, что в некоторых секторах экономики возможности набора персонала ограниченны», — считает Кшиштоф Инглот, президент компании Personnel Service.