В жуткую февральскую ночь, когда неистовый ветер и косой дождь надсадно ворочали на стоянке автомобили, мы заглянули в спасительно светящееся кафе. Под названием «Ковчег». Огляделись. Было, как в рассказе Хемингуэя, «чисто и светло». Играла тихая музыка. На стене висело огромное фото (именно фото, а не картина) Ковчега на вершине горы.

«Так это вы его нашли?» — спросил я у бармена. Тот скромно промолчал. «Наверное, поэтому и у заведения такое название?» — уточнил у молчальника.

«Не знаю. Может, еще потому так называемся, что мы одни работаем на всей набережной. Больше негде приютиться».

Действительно, на всей бесконечной зимней набережной — а она чуть ли не самая длинная в мире — в этом кавказском городке не светилась больше ни одна вывеска…

Дмитрий Выдрин: кто он
Дмитрий Выдрин: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк
Я вспомнил это недавнее приключение, когда прочитал заметку о том, что количество зарубежных ученых, желающих приехать работать в «Сколково», значительно превысило число их местных коллег, мечтающих «свалить» за рубеж. Да, считаю проект инновационного (ух, как я ненавижу само это слово!) центра «Сколково» выморочным, надуманным, распилочным, но факт остается фактом. («Фак — ты», как отвечал наш лидер западному коллеге.) Медленно, но неуклонно начинается реверс, извините за выражение, рекуперация мозгов с Запада. И не только оттуда.

Поэтому я уже спокойно воспринял информацию о том, что сотни украинских журналистов подали заявление о работе в RT — российской информационной телесети.

И даже почти не заметил курьезное сообщение про гламурную оперную московскую приму, которая поливала годами грязью свое отечество из Киева, а потом вдруг резко засобиралась на «любимую» историческую родину. Вспомнил только по ходу любимую песенку стройотрядовских времен: «Поэта Пушкина бронзовый бюст украшают твои подвязки. И мне кажется, с поэта уст сейчас сорвется улыбка ласки». Перепишу-ка слова для ожидающего «звезду» кабацкого репертуара. Эх, научиться б так легко прощать, как гений!

Да что там ученые, журналисты, оперные примадонны. Полуотравленный блогер ломанулся домой, как лосось на нерест. Вон как «икру мечет»…

Короче, что-то неожиданное происходит. То ли медом отечество намазали, то ли многие осознали, что Ковчег один и он не резиновый. И отчаливает…

Много лет меня будоражила тема «исхода». Помните «философский пароход»? Точнее пароходы, которые вывезли из России цвет науки, искусства, журналистики. (Кстати, через год будет столетие события.) Вывезли даже не конкретных людей, а персонифицированные великие смыслы. А я неоднократно обосновывал, что главным ресурсом великой страны являются великие смыслы. Не нефть, не газ, не золото или даже доллары, а именно смыслы. Научные и религиозные, этические и эстетические, политические и поэтические… Если жизнь — это способ существования белковых тел, то человеческая жизнь — это перевоплощение белковых тел в тела одухотворенные. Об этом могли бы убедительно поведать сами высланные: как на голом месте создать высокий духовный проект, имея для стартапа две пары кальсон и одно обручальное кольцо. (Именно столько разрешалось взять с собой на пароход.) Но сейчас не об этом…

Полюс мира и новый миръ
Полюс мира и новый миръ
Подчеркнем — государство, откуда смыслы вывезли, обречено. Государство, куда дополнительные смыслы завезли, получает допинг, новые стимулы и возможности. Интересно, каким был бы суммарный Запад, если б его не оплодотворили такие смыслотвортцы, как Бердяев и Ильин, Карсавин и Лосский, Сорокин и Трубецкой… И какой была бы Россия, если б они остались.

Хотя России, прямо скажем, повезло. Ментальные тела гениев, их смыслотворящая грибница так и не покинула родину. Растворились в учениках и научных школах, литературном наследии и творческих студиях, в коллективной памяти и архивах, во «внутреннем народе», православии, наконец. И не случайно даже возникло явление — МЕТАНОЙЯ. Или, говоря иначе, зарубежная русская тоска по отчизне, русская вина за не сделанное, русская мечта о новом мире. Поэтому и мечтал я когда-то помочь вернуться на родину всем потомкам великих наших смыслотворцев. Но время, наверное, еще не созрело. На исторической родине еще ждут больше валютные «инвестиции», чем духовные традиции…

Пока же мои знакомые — русские дальнего и ближнего зарубежья — мечутся. Одни мои коллеги в Штатах уже трижды за пару месяцев поменяли локацию. Сначала из толерантной Калифорнии в консервативный Техас, чтобы вырваться из ауры бессмысленной и истеричной демократии. Потом и вовсе переехали в Венгрию — поближе к классическим державным и семейным ценностям. Да и к доступной вакцине тоже.

Дочки-близняшки другого моего приятеля вдруг решили поступать не на юристов в Чикаго, а на инженеров космических аппаратов в Торонто. Мол, смешно изучать законы в стране, где они сплошь нарушаются. А достойно мечтать можно только о космосе. Я спросил папашу, почему не пошлет тогда сразу дочек в «Бауманку»? Он недоуменно ответил: «Так в России ж еще не умеют делать ракеты»…

Налицо первая стадия осмысления новой реальности: уже понятно, где смыслы разрушены, но еще не понятно, где они уцелели. Хотя те, кто перебирается в «Сколково», начали, видимо, о чем-то догадываться. Начали…

Украинцам, конечно, легче — они ближе. Когда закрывают их популярные телеканалы, журналистам не надо метаться. Когда распиливают на металлолом знаменитые заводы, специалистам — тоже. Как и актерам закрытых киностудий. Есть куда совсем рядом писать заявления о трудоустройстве…

Когда-то один украинский романтический политик рассказал мне о своем проекте. Он мечтал создать настоящую левую партию, где участники верили бы друг другу, не предавали идею и вернули в обиход слово «товарищ». «Это будет как Ковчег, — говорил он. — И если страна поплывет в неправильном направлении, будет где уцелеть и найти духовное пристанище». Политик умер. Партию продали олигарху. Семьдесят четыре процента украинцев сегодня считают, что страна «плывет» в неправильном направлении. И куда бедному украинцу податься?

СССР был разрушен в результате незаконного сговора — Выдрин
СССР был разрушен в результате незаконного сговора — Выдрин
© РИА Новости, Юрий Иванов | Перейти в фотобанк
Понятно, что и со свободным плаванием России всё обстоит не просто. Её столько лет корёжило советами «партнеров», столько десятилетий шельмовала мировая пресса и сетевая пропаганда, что даже заласканным госбюджетом российским персонам сложно признать очевидное. Нет, они не страдают в отличие от зарубежных соотечественников метанойей. Они просто выдумывают для «рукопожатности» всякие отмазки. Типа Россия сегодня — это Европа вчера. А нашим будущим стал их образ прошлого. И мы, мол, не за сегодняшнюю-завтрашнюю родину-уродину, а за вчерашнюю свою землю обетованную, но в нашей вотчине.

Да ладно. Хотя бы так пришло и с их стороны вымученное признание того, где расчеловечивание идет полным ходом, а где возникает «точка сборки» новой гуманитарности. Трудно не опознать Ковчег, если на всей «набережной» светятся только его иллюминаторы, а рядом бушует море с затонувшими санкциями. А еще если про эти огни уже слагают баллады, как рэпер Пабло Хасель…

Только было б чисто и светло на Ковчеге. Только б смыслы капитан и экипаж загрузили достойные. Ну и это… млять, ФМС…