Во фракции «Слуги народа» условия МВФ традиционно называют «реформами, необходимыми Украине для стабилизации экономики, развития государственных институтов и верховенства права».

«Это законы о Высшем совете правосудия, о банках и банковской деятельности, Фонде гарантирования вкладов физлиц. Также нужно урегулировать восстановление ответственности за недостоверное декларирование и проблему Конституционного суда», — сообщил первый заместитель главы парламентской фракции «Слуга народа», лидер одноименной партии Александр Корниенко.

Политик подчеркнул, что МВФ не требует ничего, что могло бы навредить Украине или создать дополнительные проблемы, а сотрудничество с Международным валютным фондом будет способствовать доверию инвесторов к Украине.

Как инвесторы доверяют Украине, наглядно демонстрирует статистика. В прошлом году НБУ зафиксировал отток иностранных инвестиций из страны: за три квартала 2020 года иностранные инвесторы вывели из Украины $343 млн.

День простоять и ночь продержаться

Тем не менее Украине критически необходимы деньги МВФ. Действующая программа stand-by была утверждена в июне 2020 года на 18 месяцев. На сегодняшний день из $5 млрд кредита Украина получила лишь один транш в $2,1 млрд. До завершения программы остается 11 месяцев, а не выбрано почти $3 млрд, к тому же не ясно, когда финансирование возобновится. Поэтому Украина рассчитывает на продление сроков действия программы еще на полгода, то есть до 24 месяцев. Максимальный срок, на который может быть продлена программа stand-by, — 36 месяцев.

Пока правительству хватает ресурсов, чтобы справиться с финансовой нагрузкой, и задержка с выделением транша особых проблем для бюджета в ближайшие месяцы не создаст. По оценкам Dragon Capital, на конец января в валюте и гривне на счетах правительства хранилось около $3 млрд. Этих средств хватит как минимум до конца мая. Проблемы могут возникнуть в третьем-четвертом кварталах. В сентябре наступает пик выплат по валютным долгам — Украине нужно погасить $2 млрд долга. Кроме того, необходимо финансировать дефицит госбюджета в размере 247 млрд грн ($8,9 млрд), даже если он будет значительно ниже плана. А также в этом году очень напряженный график рефинансирования гривневых ОВГЗ, который во многом был сформирован короткими ценными бумагами 2020 года.

Газ преткновения

Стоит отметить, что миссия МВФ, консультации с которой продолжаются с конца декабря, завершается без позитивного результата. В идеале итогом миссии должно было стать Staff Level Agreement — предварительное согласие фонда продолжить финансирование. В правительстве надеялись, что после завершения переговоров в январе-феврале деньги поступят уже в марте, заявлял премьер-министр Денис Шмыгаль. Сейчас можно с абсолютной уверенностью сказать, что надеяться на очередной транш в скором времени оснований нет.
Формально переговоры еще не закончились, но Украина не выполнила ни одного из ключевых требований. Власть не только не решила проблемы, возникшие в 2020 году и затормозившие пересмотр программы, но и добавила к ним новые.

Прежде всего, речь о введении ограничения цены газа. МВФ считает, что это «шаг назад» в выполнении ранее взятых обязательств, и переубедить экспертов фонда не удалось. Рыночные цены на газ — одна из ключевых позиций «июньского» меморандума с МВФ и условие для получения первого пересмотра программы. Нарушение этого пункта лишь осложнило и без того непростые переговоры Украины с фондом. Ожидается, что тема цены газа будет отражена в новой редакции меморандума. Скорее всего, предварительным условием станет возврат прежней системы ценообразования, то есть отмена регулирования. А значит, к следующему отопительному сезону цена газа для украинцев вновь будет расти вслед за котировками на европейских биржах. Власть же, следуя требованиям МВФ, не собирается отказываться от импортного паритета и делает вид, что Украина не добывает собственный газ, цена которого значительно ниже.

Под диктовку Запада

Но ценой на газ список предварительных условий не ограничится. В него войдут вопросы и об усилении ответственности за недостоверное декларирование, и о работе Конституционного суда. Можно предположить, что все, что касается вопросов борьбы с коррупцией и судебной системы, станет предварительными условиями для выделения транша. Без выполнения этих условий совет директоров МВФ не сможет принять решения о выделении транша.

Во-первых, это реформа Высшего совета правосудия и перезапуск Высшей квалификационной комиссии судей. Согласно прошлогоднему меморандуму, реформа ВСП должна была предусматривать усиление требований к членам совета, а также создание на его базе комиссии для расследований против судей, которых подозревают в нечестных решениях. Это должно было произойти к третьему пересмотру программы в декабре 2020-го. Соответствующий законопроект с июня находится в Верховной Раде с пометкой «неотложный» от президента Владимира Зеленского. В начале 2021 года депутаты профильного комитета обновили текст документа (роль международных экспертов в новой редакции снизилась), однако это не устроило украинских антикоррупционеров и международных наблюдателей.

Во-вторых, вопрос борьбы с коррупцией: САП и НАБУ. Специализированная антикоррупционная прокуратура с августа 2020 года остается без постоянного руководителя. С заменой Назару Холодницкому, как и с окончательным форматом ее отбора, власти пока не определились, хотя еще осенью прошлого года была сформирована специальная конкурсная комиссия. В рекомендациях Украине к реформам от послов G7 говорилось, что нового главу САП нужно избрать до конца февраля 2021-го. МВФ интересует конкретно прозрачная процедура избрания.

Еще более сложная ситуация с Национальным антикоррупционным бюро: в прошлом году Конституционный суд признал незаконным назначение директора Бюро Артема Сытника. Он пока остается на должности, однако проблема, созданная КСУ, так и не решена. Для этого нужны изменения в законодательство или даже в Конституцию. Учитывая сложность процесса (в том числе политическую), новый полноценный глава у НАБУ появится не раньше осени-зимы 2021-2022 годов, прогнозировал министр юстиции Денис Малюська.

Кроме того, к пересмотру программы МВФ в декабре 2020-го Украина должна была улучшить регулирование банковского сектора (требования к капиталу, набсоветам, собственникам и т.п.). Соответствующий законопроект сейчас находится на рассмотрении профильного комитета Рады. Важными «банковскими» условиями также были начало работы госбанков с проблемными кредитами и решение вопроса Фонда гарантирования вкладов (оба пункта выполнены), третье — вхождение Ощадбанка в ФГВФЛ (пока на эту тему в Раде нет даже законопроекта).

Еще одно условие МВФ — большая приватизация. До конца прошлого года Фонд госимущества должен был объявить тендеры на продажу хотя бы двух больших госкомпаний. Еще три планировалось выставить на продажу в первом полугодии нынешнего года. В списке были Одесский припортовый завод, «Центрэнерго», «Электротяжмаш», Угольная компания «Краснолиманская», Президент-отель, титановая компания «ОГХК». Все эти планы были провалены. Сейчас в Раде ко второму чтению готовится новый законопроект о приватизации.

Кроме того, к концу марта необходимо выполнить еще один структурный маяк — провести аудит использования средств фонда по борьбе с COVID-19. Но это не все. Список таких маяков — условий, которые являются критериями для оценки выполнения программы при пересмотре, может дополниться.

Дополнительным условием может стать изменение закона «О Нацбанке» в части пересмотра полномочий Совета НБУ.

Пойдут на все

Можно с уверенностью прогнозировать, что Украина пойдет на выполнение всех требований МВФ. Как заявил министр финансов Сергей Марченко, Минфин не рассматривает вариантов, при которых Украина оказалась бы без поддержки Международного валютного фонда.

«В этом году планов без МВФ мы не рассматриваем. Потому что цена вопроса достаточно велика», — сказал он в интервью изданию «Корреспондент».

Следовательно, об украинских интересах и формировании исключительно национальной и независимой политики, без чьих-то подсказок и внешних указаний, можно забыть.