За последние несколько месяцев в Белоруссии уже в третий раз меняют главу Совета безопасности. К началу политического кризиса 9 августа эту должность занимал экс-министр обороны Андрей Равков. Однако 3 сентября он был отправлен в отставку — он теперь занимает пост посла республики в Азербайджане. На посту госсекретаря его сменил экс-председатель КГБ Валерий Вакульчик. Но и он пробыл в этой должности всего около двух месяцев — до 29 октября — и был переведен на работу помощником президента по Брестской области.

После этого одна из ключевых в государственной системе должность в течение трех месяцев — до вчерашнего дня — оставалась вакантной. Значит, президент подходил к назначению нового госсекретаря осторожно и внимательно, как, впрочем, и в целом к кадровой политике в силовых ведомствах после начала политического кризиса.

Александр Лукашенко: кто он
Александр Лукашенко: кто он
© AP, Sergei Sheleg, BelTA Pool

Перестановки в силовых элитах

Быстрая перетасовка руководящих кадров в последние месяцы наблюдалась не только в Совбезе, но и в ключевых силовых органах страны. 29 октября был заменен глава МВД республики Юрий Караев — его должность занял экс-начальник минской милиции Иван Кубраков. 3 сентября во главе КГБ встал Иван Тертель, который сменил на этом посту Валерия Вакульчика. Спустя неделю — 9 сентября — был назначен новый генеральный прокурор: им стал Андрей Швед, заменивший на этом посту Александра Конюка.

Резкая и порой неоднократная смена руководителей силовых ведомств может означать, что президент не совсем доволен затяжным характером политического кризиса. И рассчитывает, что перестановки как-то смогут изменить ситуацию — позволят попробовать другие подходы и тактики в защите существующего строя. А может быть, он хочет обозначить для своих сторонников, кто, по его мнению, виновен в продолжающихся акциях неповиновения.

Такая кадровая политика может быть связана и с целенаправленным расширением влияния силовиков в государственном управлении. Например, зарекомендовавшие себя исполнительными и верными главе государства кадрами Караев и Вакульчик (экс-главы МВД и Совбеза соответственно) назначены помощниками президента по двум наиболее протестным областям страны — Брестской и Гродненской. Это означает продолжающееся усиление роли людей в погонах не только в органах центральной власти, но и в регионах.

Кадровый тренд

Такое пристальное внимание к кадрам в погонах у власти появилось еще за некоторые время до начала политического кризиса. Лукашенко, словно предчувствуя грядущие сложности по время августовских выборов, еще в июне, когда начались первые массовые пикеты, назначил на основные посты выходцев из силовых структур.

Тогда на пост премьер-министра был назначен возглавлявший до этого военно-промышленный комплекс и успевший поработать в Генеральной прокуратуре и Совете безопасности Роман Головченко.

Ищенко объяснил, как действует на белорусов пропаганда Лукашенко
Ищенко объяснил, как действует на белорусов пропаганда Лукашенко
© РИА Новости, Нина Зотина

Был изменен и состав правительства. Его покинули те, кто считался реформаторами и либералами: экс-премьер Сергей Румас, его заместитель Дмитрий Крутой и министр финансов Максим Ермолович, а представительство выходцев из силовых структур выросло.

Любопытно, что к этому времени Администрацию президента уже возглавлял выходец из КГБ Игорь Сергеенко, назначенный тоже сравнительно недавно — 5 декабря 2019 года.

Таким образом, к началу лета 2020 года силовики оказались во главе основных органов управления в вертикали Лукашенко — его администрации и правительства. Вероятнее всего, еще тогда Лукашенко чувствовал угрозу собственному режиму и сделал ставку на наиболее исполнительные кадры — военных и выходцев из близких к ним ведомств.

Среди гражданских чиновников больше тех, кто мог бы «дрогнуть» или присоединиться к протестующим, как это и сделали некоторые дипломаты. Совершенно не ясно, как бы отреагировал на августовские события, например, бывший до июня премьер-министром Сергей Румас. В разгар протестов он с супругой сфотографировался на фоне участников уличных акций.

Военные же, с их исполнительностью, лояльностью главнокомандующему и дисциплинированностью, должны были стать более надежной опорой президента для сохранения его власти. И ставка на них полностью сработала — руководство страны устояло, ни в силовой, ни в гражданской вертикалях власти не случилось видимых расколов.

Это предопределило текущую кадровую политику руководства — в условиях политической турбулентности роль силовиков по-прежнему остается очень высокой. Более того, тренд назначения офицеров на руководящие государственные должности продолжился — теперь их стали назначать и в качестве инспекторов по регионам. Власть рассчитывает и далее разрешать политический кризис путем сохранения силовой мобилизации государственной системы.

Белорусский эксперт о том, чего Лукашенко хочет от Бабарико
Белорусский эксперт о том, чего Лукашенко хочет от Бабарико
© Facebook, Виктор Бабарико

Об этом говорит и риторика президента во время вчерашнего назначения Александра Вольфовича: «Мы должны научиться в это тяжелое время противостоять и внутренним нашим противникам, и особенно внешним».

Кнут без пряника

На фоне пристального внимания власти к делам в силовых ведомствах пока не видно конкретных шагов для построения реального диалога государства и гражданского общества.
Протестующие и оппозиция отвергли предлагаемую идею конституционной реформы, сущность которой пока даже сама власть не сформулировала. Кроме того, на Всебелорусское народное собрание, которое должно было стать «площадкой для широкого общественного диалога» и «символом демократии», судя по всему, будут снова приглашены только лояльные и аполитичные граждане. Которых чаще всего просто назначают. Там не будет представлен ни голос улиц, ни альтернативные политики, ни пророссийские активисты, которые изначально изъявляли желание стать делегатами.

К сожалению, власть до сих пор воспринимает несогласных с государственным курсом как «внутренних противников», которым необходимо в первую очередь противостоять, а не искать общий язык.

«Я президента обзывал»: украинский комик рассказал, что бывает в Белоруссии за шутки о Лукашенко
«Я президента обзывал»: украинский комик рассказал, что бывает в Белоруссии за шутки о Лукашенко
© Андрей Щегель/Инстаграм

Ставка лишь на силовое подавление протестов не способствует нахождению консенсуса между властью и гражданским обществом, а значит, и разрешению политического кризиса — скорее, наоборот.

С течением времени можно полностью зачистить улицу, но оставшееся недовольство в любом случае будет периодически давать о себе знать. Через локальные акции протеста, эмиграцию молодежи, интернет-активизм и иные способы выразить несогласие.

Так что в Белоруссии, судя по всему, будет продолжаться игра вдолгую.