Как я уже неоднократно писал, для оценки фатальных последствий эпидемий, как и ряда других катаклизмов, важнее всего показатель избыточной смертности, то есть превышения смертности по сравнению с годами, когда таких катаклизмов не было.

Само явление избыточной смертности оказалось очевидным на Украине с сентября, но до сих пор она не достигала 20%. Ноябрьские показатели оказались рекордными. Они превысили среднестатистическую смертность в ноябре 2015-2019 годов на 30,6% (а по сравнению с прошлым ноябрем — на 35%). Однако, как я уже писал, сравнивать показатель общей смертности корректней без учета данных по Донецкой и Луганской областям, поскольку из-за ограничений в работе КПВВ жители ДНР и ЛНР не имеют достаточных возможностей предоставить данные о смерти своих близких, а значит, смерть этих людей не попадает в украинскую статистику. За вычетом же этих двух регионов окажется, что смертность увеличилась в сравнении с прошлым пятилетием почти на треть — 32,7%, а с прошлым годом — на 38,9%.

Пожилые украинские ковид-диссиденты завели новую моду в соцсетях — видео
Пожилые украинские ковид-диссиденты завели новую моду в соцсетях — видео
© Anton Sviridov/Facebook

А в абсолютных цифрах избыточная смертность ноября — с учетом Донбасса — составила 14 863, то есть почти что столько же, сколько за сентябрь и октябрь, вместе взятые (тогда этот показатель составлял 15 142).

В региональном разрезе ситуация выглядит так: в 8 областях (Днепропетровская, Житомирская, Запорожская, Ивано-Франковская, Львовская, Полтавская, Тернопольская, Хмельницкая) смертность выросла больше чем на треть в сравнении с ноябрями предыдущего пятилетия. В Киеве же рост составил 57% — это вообще соответствует показателю Великобритании времен испанки 1918-1919 годов (правда, там это цифра за все 7 месяцев эпидемии). Наименьший прирост смертности на юге: Херсонская область — 19%, Николаевская — 21%, Одесская — 22%. Меньше 25% он оказался также в Черниговской и Черновицкой областях. Таким образом, в ноябре на Украине впервые не оказалось региона, в котором не было бы аномального увеличения смертности. В октябре же в Кировоградской, Херсонской и Одесской областях избыточная смертность была малозаметной: прирост к 2015-2019 годам составил меньше 5%, а на Одесчине вообще — 1,7%.

Также почти всюду избыточных смертей оказалось больше, чем в октябре. Единственным исключением стала Харьковская область, где в октябре наблюдался самый высокий прирост смертности — 32%. Сейчас — 28%.

Но можно ли избыточные смерти непременно связывать с коронавирусом? Здесь опять надо сказать о существенной разнице в двух статистиках смертности от ковида — оперативной, которая сообщается ежедневно на официальных украинских ресурсах и фигурирует и на ресурсах международных, и данных от Госслужбы статистики, которые она дает в рамках демографической сводки примерно через 7 недель после завершения каждого месяца. И ясно, что в силу запаздывания последних данных на них обращают меньше внимания.

«Маска, мы вас знаем!» Ковид в жизни политиков. Фото
«Маска, мы вас знаем!» Ковид в жизни политиков. Фото
© REUTERS, Leonhard Foeger

В ноябре расхождение двух источников сохранилось — так, по оперативной статистике разница между числом умерших от коронавируса на 30 ноября и 31 октября составляет 5131 чел., однако по данным Госслужбы статистики от этой болезни в ноябре скончались 6184 чел., то есть на 1053 чел. больше. Разница двух статистик измеряется четырехзначным числом, что является рекордом: октябрьская разница составляла 983 чел. Но в относительном исчислении рекорда не произошло — в октябре госстатовская цифра превосходила оперативную на 32%, в ноябре — на 21%, что все равно, конечно.

Впрочем, и по той и по другой статистике количество умерших от коронавируса в 2 с лишним раза меньше числа избыточно умерших. Но, с другой стороны, в предыдущее пятилетие разница между годом с наибольшей ноябрьской смертностью (2018 — 50 623) и наименьшей (2019 — 46 986) не достигала и 8%. Никаких иных катаклизмов в нынешнем ноябре не наблюдалось, значит, несомненно. Поэтому можно утверждать, что число жертв эпидемии заметно больше, чем следует из официальных статистик.

А региональные данные заставляют подозревать, что на разных территориях Украины существуют разные практики определения смертности от коронавируса. К сожалению, Госстат не публикует данных по этой смертности в региональном разрезе. А из сопоставления цифр оперативной статистики с данными общей смертности следует, что в Ивано-Франковской, Львовской и Полтавской областях на умерших от коронавируса приходится больше 10% от общего числа смертей в ноябре, в Волынской и Житомирской — по 11%, в Киеве — 13%, а в Черновицкой области — 15%. Во всех прочих регионах этот показатель меньше 10%.

На Украине подскочила смертность — Госстат
На Украине подскочила смертность — Госстат
© РИА Новости, Александр Кряжев | Перейти в фотобанк

Однако из 7 перечисленных регионов лишь 5 входят в девятку лидеров с наибольшей избыточной смертностью. И, напротив, в семерку вошла Черновицкая область, где эта смертность оказалась ниже среднеукраинской. С другой стороны, в Черниговской области на коронавирус пришлось в ноябре лишь 0,2% смертей, ибо официально от него в этом месяце умерли лишь 3 человека, тогда как везде, кроме Винницкой, Кировоградской и Луганской областей, число умерших исчисляется сотнями. Да, на Черниговщине ситуация благополучней, чем в среднем по Украине, но не настолько же!

Впрочем, надо сказать, что и в более развитых странах, чем Украина, избыточная смертность заметно превышает число умерших от коронавируса. Так, в Нидерландах, стране, заметно пострадавшей от второй волны пандемии, в прошлом октябре умерли на 2347 чел. больше, чем в 2015-2019 годах (+19%), тогда как от коронавируса официально скончались 989. В ноябре избыточная смертность в стране составила 2644 чел. (+22%), тогда как от коронавируса скончались 1981. Но все же в Нидерландах разница между смертями от коронавируса и избыточной смертностью не так велика, как на Украине, а сама избыточная смертность меньше.

Главное же, что ноябрьский рекорд, установленный на Украине по этой смертности, будет скоро превзойден. Ведь в декабре, по оперативным данным, умерло от коронавируса заметно больше украинцев, чем в ноябре, — 6206. Январские цифры, судя по той же статистике, будут меньше, чем декабрьские и ноябрьские, но все равно внушительны. А общее количество избыточных смертей за 5 месяцев начиная с сентября, вероятно, будет около 60 тысяч. Теперь посмотрим, как это соотносится с теми прогнозами, которые делались давно и недавно.

Так, в середине апреля ТСН распространила прогноз украинских ученых из Всемирного центра данных по геоинформатике и устойчивому развитию, сделанный на основе моделирования ситуации в Италии и Испании. Из него следовало, что до конца апреля заболеют 45 тысяч граждан и 3 тысячи умрет, «после чего интенсивность эпидемии пойдет на спад». Но порог в 45 тысяч заболевших Украина перешла 2 июля, а 3 тысячи умерших — по ежедневным оперативным данным — 10 сентября (впрочем, напомню, что до сентября оперативная статистика не отличалась от госстатовской). То есть, хотя число жертв росло гораздо медленнее, чем прогнозировалось, интенсивность эпидемии вышла на новый уровень, когда она, по прогнозу, должна была спадать.

1 августа главный санитарный врач Виктор Ляшко сказал: «Мы ориентируемся на около четырех тысяч летальных случаев». Имелось в виду за всю эпидемию. Но оказалось, что этот рубеж Украина преодолела уже в конце сентября, а к нынешнему моменту превзошла его более чем впятеро.

В середине октября появились данные Киевской школы экономики о том, что до конца 2020 года от коронавируса может умереть до 20 тысяч человек. По оперативным данным, Украина превзошла этот рубеж уже в нынешнем году (12 января). Но когда появятся данные Госстата за декабрь, ясно будет, что это случилось еще до конца года (ибо, согласно тому же ведомству, за 11 месяцев жертвами болезни стали 14 534 чел., а число декабрьских жертв только оперативным данным превышает 6 тысяч).

20 ноября старший исследователь Киевской школы экономики Юрий Ганиченко заявил о трех сценариях: «Зеленый сценарий — самый оптимистичный и, по нашему мнению, маловероятный в нынешних условиях. Он прогнозирует 17 тысяч смертей при условии немедленного введения локдауна по всей территории Украины. Желтый сценарий, 26 тысяч смертей, возможен при условии, что карантин выходного дня сработает. Черный сценарий — 33 тысячи смертей от ковида — реализуется, если существующий карантин не сработает».

Вакцинация и цена суверенитета Украины
Вакцинация и цена суверенитета Украины
© CC0, Pixabay

Скорей всего, показатели желтого сценария будут достигнуты уже в январе, но это станет ясно, когда появятся данные Госстата за этот месяц (то есть в середине марта). До черной цифры теоретически дело может и не дойти, если эпидемия пойдет на резкий спад в феврале, однако — теперь это уже понятно — исключительно из-за того, что не все смерти, связанные с ковидом, попадают в статистику. Ведь общее количество избыточных смертей за одну эту осень составило 30 005.

В общем, прогнозы развития эпидемии по Украине, как и по всему миру, оказываются делом неблагодарным. Но ясно, что, по крайней мере с начала нынешнего года, украинские смерти от коронавируса отражают не только масштаб эпидемии в стране и уровень ее медицины, но в первую очередь и цену, которую Украина платит за отказ от единственной практически возможной в настоящий момент вакцины — российской.