Во всяком случае так написано в его статье с более чем красноречивым названием «Американская политическая система прогнила насквозь?», опубликованной авторитетным политическим журналом «Foreign Affairs» и качественно переведённой «Иносми.ру».

Впрочем, ничего удивительного в этом нет, если вспомнить, что Фукуяма изначально примыкал к неоконсерваторам-глобалистам, а сейчас позиционируется как левый глобалист и даже позитивно высказывается о социализме (для академической публики в США это нормально с 70-х годов).

Байденизм и ожидания Украины
Байденизм и ожидания Украины
© AFP, NARINDER NANU

Постановка проблемы

Оказалось, что ещё в 2014 году Фукуяму беспокоила неэффективность власти в США, и он связывал определённые надежды с фигурами Трампа и Сандерса, которые должны были спровоцировать встряску политических порядков. Он, разумеется, не хотел прихода «популистов» к власти. По его мысли, они должны были только встряхивать, но не пользоваться плодами встряхивания.

Сложная формулировка мысли связана с тем, что просто так взять и сказать, что Трамп  в общем-то мог выполнять какие-то объективно полезные функции в американской политике, нельзя — «провинция-с, не поймут-с». Но Фукуяма встаёт над политической схваткой и объясняет, что в приходе к власти Трампа виновата не демократия как таковая, а то, что «правительство США по-прежнему находится в плену влиятельных групп элиты, которые извращают государственную политику в своих интересах и подрывают легитимность власти в целом».

Две беды США

В чем, по мнению Фукуямы, состоят проблемы американской политической системы?

Во-первых, это, как ни странно, новые способы коммуникации.

По убеждению Фукуямы, «компании Twitter и Facebook поступили правильно, отключив Трампа от своих платформ после нападения на Капитолий 6 января. (…) Но в конечном итоге частные компании не могут законно принимать такие общественно значимые решения самостоятельно».

Довольно странной выглядит ситуация, когда представитель демократического лобби жалуется на социальные сети, работавшие против его политического оппонента. Но нет — он просто подозревает, что дело вообще может кончиться плохо: «со стороны страны было огромной ошибкой позволить этим информационным платформам стать такими мощными». Кроме того, «"синяя Америка" обвиняет Twitter и Facebook в продвижении теорий заговора и трампистской пропаганды, тогда как "красная Америка" считает эти же компании безнадежно настроенными против консерваторов».

Во-вторых, это нарастающий трайбализм — «политические партии превратились в политические племена».

Проблема состоит в том, что поляризация по содержательным вопросам, таким как «налоговые ставки, медицинское страхование, аборты, оружие и использование военной силы за рубежом» была подменена разделением по «политической идентичности партий и участия в них фиксированных групп, определяемым расовой или этнической принадлежностью, полом и другими значимыми социальными факторами». Т.е., место идеологии заняла сама по себе принадлежность к партии.

Понятно, что во всём виноват Трамп, которому «легко удалось заставить республиканскую партию и ее избирателей отказаться от таких основополагающих принципов, как вера в свободную торговлю, поддержка глобальной демократии и ненависть по отношению к диктатурам» (на вопрос, что курил Фукуяма, ответим — рыбу фугу, очень модно, но не рекомендуем).

На самом деле Фукуяма говорит ерунду.

а) Никакой идеологии у американских партий сроду не было. Был непримиримый конфликт между сторонниками налога в размере 0,005% и 0,006%.

Вера в демократию, права человека и исконное право американцев убить всех, кто имеет другое представление о демократии и правах, чем они, является общим для электората обеих партий.

б) Партии в США изначально были трайбалистскими — анализ предвыборной ситуации там всегда начинается с изучения электоральной истории территории и выяснения того, за кого голосовали раньше. Как правило, если где-то всегда голосовали за демократов, то там и будут голосовать за демократов, и республиканцам там делать нечего. И наоборот. Исход выборов решается обычно неустойчивым электоратом.

г) Решительный вклад в усиление трайбализма внёс не Трамп (его попытка превратить Великую Старую Партию в лидерский проект а-ля современная Украина потерпела закономерное поражение), а сами же демократы, проводящие политику, направленную на дробление социального поля. Выделение мелких и мельчайших групп, вроде трансгендерфлюидов, что бы это ни значило, ведёт как раз к тому, что Фукуяма называет «участием фиксированных групп». Как там Байден сказал? Если вы раздумываете, за кого голосовать, значит, вы недостаточно чёрный? Вот это оно как раз. Но Фукуяма про это не напишет — достаточно уже прозрачного намёка, который сам по себе тянет на безумную храбрость.

Байден и его «украинцы»: кто будет работать в новой администрации президента США
Байден и его «украинцы»: кто будет работать в новой администрации президента США
© REUTERS, Leah Millis

Конец истории в отдельно взятой стране

Фукуяма примерно представляет себе, как бороться с этими негативными явлениями.

Как настоящему американцу, ему не приходит в голову ввести прямой государственный контроль над социальными сетями. Он предлагает всего лишь передать функцию модерации другим частным компаниям, чтобы этим не занимались владельцы сетей.

Он, наверное, просто не знает, что у того же «Facebook» есть фактчекинговые службы (частные компании и общественные организации), и цензуру в сети вершат именно они в соответствии со своими политическими симпатиями. С другой стороны, если фактчекинговые компании будут предлагать общество в лице своих лучших представителей, и государство, то это будет более демократично. Правда, Фукуяма такого уточнения не вносит. А зря.

Что касается политической трайбализации, то тут он предлагает провести радикальную конституционную реформу, ликвидировав Коллегию выборщиков.

Двухступенчатая система выборов действительно выглядит архаично. На самом деле это дань американскому федерализму — выборы проводятся как бы в каждом штате отдельно, и в каждом штате выбирается как бы свой президент. Но для демократов федерализм был хорош после Гражданской войны — он позволял им сохранять относительный суверенитет (в вопросах, например, расовой дискриминации, формально запрещённой, но сохранённой в отдельных штатах — кстати, в молодости Байден как раз защищал суверенное право штатов заниматься расовой сегрегацией). В XXI веке кандидаты от Республиканской партии побеждали только за счёт этой системы, поскольку получали обычно меньше голосов, чем демократы.

И вот сейчас, по мнению Фукуямы, хорошо было бы ликвидировать этот устаревший и нарушающий благостную картину демократического единомыслия институт. Но, увы — «по важным политически проблемам (…) демократы столкнутся с непреодолимым сопротивлением со стороны республиканцев». Потому приходится обходиться полумерами, вроде обещанного Байденом предоставления гражданства трудовым мигрантам…

Байден 2.0: как изменятся отношения США и России
Байден 2.0: как изменятся отношения США и России
© РИА Новости, Алексей Дружинин | Перейти в фотобанк

В общем, конец истории в отдельно взятой стране пока откладывается. Как ни противно, но политическая борьба будет сохраняться и надо будет учитывать мнения людей, которые не согласны с концепциями Фукуямы и иже с ним. Горе горькое.

P.S.: Пожалуй, прав Ростислав Ищенко. Поскольку изничтожить историю внутри самих США пока не получается, они активизируют её экспорт и, не снижая накала агитации за демократию и права человека, начнут плодить всюду однопартийные «либеральные» диктатуры. С майданом-то именно так делали — испробовали на мышах, а потом применили внутри страны.