Правозащитники пользуются популярностью в обществе. В борьбе за защиту прав людей они часто сталкиваются со всей мощью государственных машин. Однако есть и такие правозащитные организации, которые сами являются частью репрессивного аппарата. Тем более, некоторые из таких не особо и скрываются.

Навального видим, Украину — нет

Адвокат Гожый: Полиция и СБУ пока не решили, что со мной делать
Адвокат Гожый: Полиция и СБУ пока не решили, что со мной делать
© Facebook, Андрей Гожый
Международные правозащитные организации умеют быстро реагировать на события, когда это нужно, и точно так же годами не замечать то, что замечать неудобно. Amnesty International признала Алексея Навального узником совести чуть ли не прямо в минуту его задержания. Хотя, казалось бы, вопрос серьезный, и такая респектабельная организация должна была бы для принятия решения внимательно ознакомиться с документами и позицией всех сторон конфликта.

Не менее крупная и авторитетная Human Rights Watch в тот же день опубликовала статью, где заявила, что Навального задержали по политическим мотивам. Такая поспешность в квалификации дела вызывает вопросы.

Ведь ровно те же организации, несмотря на тонны отправляемых им документов с доказательствами, не видят политических преследований на Украине.

За семь лет  государственного террора Amnesty умудрилась признать узниками совести на Украине лишь двоих — журналистов Руслана Коцабу и Василия Муравицкого. А вот Дмитрия Васильца — нет: правозащитники «не увидели» в его кейсе преследования именно за журналистскую деятельность. Остальных подвергаемых политическим преследованиям на Украине международные организации и вовсе не замечают. Такая избирательная правозащита заставляет подозревать эти организации в пристрастности и даже работе в угоду политическим структурам.

Что мы видим, открывая ленту новостей HRW по Украине? Российские репрессии в Крыму, обращение к генпрокурору РФ по репрессиям в Крыму, незаконный призыв на военную службу в Крыму, произвольные ограничения со стороны вооруженных групп (имеются в виду ДНР и ЛНР) и т.д.

Впечатляет отсутствие на сайте HRW публикации о расследовании МУС в Гааге преступлений против человечности на Украине. Мы подробно разбирали документ, выпущенный офисом прокурора Международного уголовного суда Фату Бенсуды, где говорилось и об ответственности Украины за гибель мирного населения на Донбассе, и об убийствах правоохранителей активистами Майдана, и об одесской трагедии 2 мая. Но ссылок на этот документ в сайте HRW нет.

«Нормальные» убийцы: что происходит с украинским обществом
«Нормальные» убийцы: что происходит с украинским обществом
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Правда, встречаются еще сообщения о нарушении Украиной прав пенсионеров Донбасса, а также о травле граждан со стороны ультраправых групп  и «Миротворца», но крайне редко. Пару лет назад один раз вспомнили об С14 как о группе ненависти, совершающей насилие в отношении нацменьшинств — ромов, но не русских. Лишь из-за цыганских погромов об украинских нацистах вообще вспомнили.

Но в основном это все-таки Крым и задержания крымско-татарских активистов. А где же задержания «пророссийских» активистов на подконтрольной Киеву территории? Для HRW такого не существует, хотя информацию по этим вопросам организация получала.

Годовой отчет и невнимательные редакторы

Лучше всего респектабельность, справедливость и взвешенность оценок HRW иллюстрирует ее свежий отчет по Украине, вышедший буквально на днях.

Вводная часть отчета вполне адекватна нормам и принципам работы УВПКЧ ООН или ОБСЕ. Там говорится о страдании жителей Донбасса от вооруженного конфликта, ограничениях со стороны Украины и ЛДНР, которые усугубляют бедность незащищенных слоев населения, произвольных задержаниях и пытках на линии соприкосновения с обеих сторон конфликта, принятии Украиной законов, притесняющих СМИ.

Однако правозащитная риторика заканчивается во введении, а в самом тексте отчета речь идёт о другом.

Нацисты-СБУ-полиция. Адвоката Гожего на Украине подвергли уголовному преследованию
Нацисты-СБУ-полиция. Адвоката Гожего  на Украине подвергли уголовному преследованию
© Facebook, Андрей Гожый | Перейти в фотобанк
К примеру, одно из ключевых направлений — верховенство права, отправление правосудия. В этом разделе HRW упоминает продолжающееся расследование по малазийскому «Боингу», отсутствие прогресса в расследовании одесской трагедии, обмен беркутовцев, которых обвиняют в преступлениях против активистов майдана, продолжение эпопеи с делом Януковича и такое прочее.

А где же информация о новых обысках, задержаниях, арестах, почти 300 открытых СБУ уголовных производств? Где дело учителя русского языка Татьяны Кузьмич? Где несчастный Андрей Татаринцев, умирающий в СИЗО без лечения? Где десятки случаев привлечения людей по статьям, касающимся нацбезопасности, за картинки в соцсетях? Почему не сказано, что прокуратура до сих пор пытается отправить в СИЗО Василия Муравицкого? Почему не сказано об отсутствии расследования нападений ультраправых боевиков на адвоката Андрея Гожего и активистов партии Шария? То, чего нет в отчете HRW, можно перечислять бесконечно.

Организация не обладает данной информацией? Это неправда. А если вдруг правда, то не стоит ли поднять вопрос о компетентности ее специалистов по Украине?

Или не менее важный раздел о свободе выражения мнений. Авторы доклада HRW решили, что в данном разделе можно свободно выразить своё мнение и назвали «вооруженные группы» на Донбассе «пророссийскими боевиками».

«В том же месяце в рамках обмена взаимно удерживаемыми лицами были освобождены журналисты Станислав Асеев и Олег Галазюк, которые удерживались пророссийскими боевиками с 2017 г.».

Для международной правозащитной организации это смелое заявление. Ведь таких формулировок нет в отчётах ООН. Да и в предыдущих отчётах HRW их не было.

Дальше идут Шеремет, Гандзюк, инициатива правительства по борьбе с «дезинформацией» и преследование ультраправыми журналистки за разоблачение их связей с украинскими СМИ. Вот и всё. Ничего о языковом законе, законе о среднем образовании, сегрегирующем детей по национальному признаку, ничего о связанных со свободой слова незакрытых уголовных делах Коцабы, Вышинского, Скачко, Слепынина и др., ничего о травле праворадикалами одесской журналистки Татьяны Геращенко. Всё это словно бы не существует.

В нашем любимом разделе о преступлениях на почве ненависти сказано исключительно о нападениях на ромов и геев. А куда пропали нападения на активистов оппозиционных политических партий? Чего стоили расстрел автобуса под Харьковом и зверские избиения членов партии Шария во многих городах Украины. А храмы и священников УПЦ тоже уже перестали трогать?

Отчёт в целом можно охарактеризовать как «тут вижу, тут не вижу».

За чей счет банкет

Организация Human Rights Watch была создана в 1978 году как американская организация для мониторинга соблюдения прав человека в СССР в рамках Хельсинкских соглашений. Гибельная для Советского Союза брежневская доктрина конвергенции двух систем (Хельсинкские соглашения — один из результатов указанной доктрины) сама дала в руки Западу инструмент для легального вмешательства во внутренние дела страны. Так американский шпионаж и подрывная деятельность превратились в респектабельную правозащитную работу. Об этом пишет сама HRW на своем официальном сайте.

Там прямо написано: «внесла свой вклад в драматические демократические преобразования конца 1980-х годов», т.е. в перестройку, развал социалистического блока, а затем и СССР. В чьих интересах? Очевидно, в интересах того, кто финансировал.

Как утверждают сами правозащитники, одним из основных их доноров является хорошо известный украинскому читателю Джордж Сорос: «Фонд «Открытое общество» финансирует проекты «Хьюман Райтс Вотч» во многих странах мира». В 2010 году Сорос вообще передал HRW беспрецедентную по объему сумму в 100 млн долларов на 10 лет. У организации есть не менее богатые и солидные источники. Например, Фонд Форда, также отличившийся в конце 80-х финансированием различных структур, шатавших социалистический блок и СССР. Ряд американских ученых и общественных деятелей прямо говорят о сотрудничестве фонда с ЦРУ.

Андрей Доманский: Адвокатура — единственный правоохранительный орган в Украине
Андрей Доманский: Адвокатура — единственный правоохранительный орган в Украине
Еще один спонсор HRW — Фонд Джона и Кэтрин Макартуров. Интересно, что с 1999 по 2009 год президент фонда Джонатан Фэнтон одновременно был советником-попечителем Фонда Братьев Рокфеллеров и почетным членом Совета директоров HRW.

С 2007 по 2014 год главой секции правозащитной организации по международным проектам числился Барри Лоункрон, который до того трудился в совете по нацбезопасности США, Минобороны, Нацсовете по разведке и ЦРУ.

Это не значит, что ЦРУ даёт прямые указания представителям украинского направления HRW. Но в том, что кадры для организации по своим политическим и моральным убеждениям подбираются таким образом, чтобы выдаваемый ими в итоге продукт работал как средство давления на одних и прикрытие для других, нет никаких сомнений.

И вопрос, конечно, не в Навальном. Если бы уважаемые правозащитники замечали преступления поддерживаемых США режимов, и внимательнее следили за своими редакторами, чтобы вместо нейтрально-респектабельного «вооруженные группы» в их отчетах не попадались фразы из специфических украинских СМИ вроде «пророссийские боевики», никто не предъявлял бы к ним никаких претензий. В современном мире пропагандой в той или иной степени занимаются все. Но надо же при этом хотя бы сохранять лицо.