До начала мая нынешнего года многие предполагали, что выборы президента в Белоруссии станут самыми скучными в истории. На это указывало все. Дата проведения была назначена на политическое межсезонье, когда народ находится в отпусках, — 9 августа. Продолжающаяся пандемия коронавируса не способствовала активности на избирательных участках и на улицах. А главным оппонентом власти готовился стать представитель старой оппозиции, набившей населению оскомину: несколько партий проводили праймериз правоцентристской коалиции, интерес к которому оставлял желать лучшего.

Но в какой-то момент все пошло по совершенно другому сценарию.

1. Выдвижение Виктора Бабарико и Валерия Цепкало в кандидаты в президенты (начало мая)

В начале мая намерения побороться за кресло президента выразили экс-глава Белгазпромбанка Виктор Бабарико, а также дипломат, создатель известного Парка высоких технологий Валерий Цепкало.

Раньше в Белоруссии была распространена точка зрения, что у Александра Лукашенко нет альтернативы — сплошь и рядом «змагары», живущие на западные гранты и не способные привести страну ни к чему хорошему. Неожиданно появившиеся Бабарико и Цепкало смотрелись куда предпочтительнее — представители элиты, самостоятельно добившиеся успеха, с руководящим опытом. С хорошей репутацией. В их риторике нет национализма, крайностей и популистских лозунгов. И они попали в яблочко — интерес белорусов к избирательной кампании (и в целом к политике) резко пошел в гору.

Виктор Бабарико: кто он
Виктор Бабарико: кто он
© Facebook, Виктор Бабарико

Виктор Бабарико в течение нескольких дней набрал в свою инициативную группу около 10 тысяч человек, что для альтернативных кандидатов является рекордом. Более 10 тысяч человек ранее набирал только Лукашенко. Кандидаты стали проводить пикеты по сбору подписей, на которые в каждом городе приходило настолько много людей, что они больше походили на митинги. Рекорд у оппозиции был поставлен и в количестве собранных подписей за выдвижение кандидатов — команда Бабарико собрала их порядка полумиллиона при необходимом минимуме в сто тысяч.

Интерес к грядущей кампании был подогрет, в частности, заявлением Виктора Бабарико, что «выборы невозможно будет сфальсифицировать, если он наберет под 80%». Это также обнадежило часть несогласных, которые изначально не верили в честность выборов, занимая в связи с этим пассивную позицию.

Вероятно, если бы не эти события, выборы в Белоруссии могли бы пройти в том же ключе, что и предыдущие, состоявшиеся в 2015 году. Их тогда никто толком и не заметил.

2. Регистрация Светланы Тихановской в кандидаты в президенты (вторая половина мая)

К моменту регистрации кандидатов в президенты, которая проходила в Центризбиркоме, на дистанции были три представителя новой оппозиции. Те самые Виктор Бабарико и Валерий Цепкало, а также Светлана Тихановская — домохозяйка, оказавшаяся в политике по воле судьбы. На ее месте должен был быть ее муж — Сергей Тихановский, но его арестовали, в связи с чем Светлана в знак протеста и заявила о собственных президентских амбициях.

Светлана Тихановская: кто она
Светлана Тихановская: кто она
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк

Бабарико к тому моменту был также арестован, однако юридически сохранял право на регистрацию в качестве кандидата, но в итоге был отклонен. В качестве официальной причины ЦИК озвучил несоответствие данных в декларации об имуществе с реальными владениями экс-банкира. Цепкало также не зарегистрировали, но по иной причине — большую часть подписей за его выдвижение признали недействительными.

Когда речь зашла о регистрации Светланы Тихановской, которая оставалась в тени вышеуказанных политиков, в руководстве ЦИК заявили, что имеют формальные причины также не дать ей возможности попасть в бюллетень, но все же решили «пойти навстречу» и зарегистрировать. Вероятно, власть рассчитывала на то, что не имеющая политического опыта домохозяйка, мать двоих детей, вряд ли будет проводить серьезную кампанию. Однако в этом был просчет: вокруг Светланы Тихановской объединились сильные и профессиональные штабы незарегистрированных Бабарико и Цепкало, которые серьезно подошли к делу. За несколько недель Тихановская стала главным противником Лукашенко. Теперь вокруг нее консолидировался протестный и недовольный электорат.

Объединенный штаб (символом которого стали три женщины — Тихановская, Вероника Цепкало и Мария Колесникова) проводил очень масштабные акции по городам Белоруссии. Их посетили, по разным оценкам, от 18 до 63 тысяч человек в Минске, около 8 тысяч в Витебске, более 10 тысяч в Гомеле, около 2-3 тысяч даже в небольших районных центрах. При этом митингов в поддержку Лукашенко до выборов еще не было.

Такая консолидация могла быть только вокруг нового политика, поэтому, если бы в ЦИК не зарегистрировали Светлану Тихановскую, все могло бы пойти по совершенно иному сценарию. Вряд ли политики и общество объединились бы вокруг представителей «старой» оппозиции, которые попали в бюллетень в качестве альтернативы Лукашенко.

3. Столкновения 9-11 августа. Первая кровь

После того как были оглашены первые предварительные результаты выборов (Лукашенко — более 80 процентов избирателей, Тихановская — 10), несогласные с ними и не доверяющие ЦИК Белоруссии граждане вышли на массовые акции протеста во многих городах республики.

Акции были несанкционированными, поэтому стоило ожидать реакции силовиков, как и во время митингов на прошлых избирательных кампаниях. Но на этот раз столкновения протестующих и милиции были очень жестокими. В некоторых городах участники акций использовали палки и камни для противостояния силовикам, а те применяли против протестующих светошумовые гранаты.

В итоге сражений на улицах Минска пролилась первая кровь политического кризиса — погиб участник акции протеста Александр Тарайковский. В интернете стала появляться информация о многочисленных задержанных и травмированных в ходе столкновений граждан, подкрепляемая эмоциональными видеороликами.

Белорусские реалии: из какого же оружия застрелили Александра Тарайковского?
Белорусские реалии: из какого же оружия застрелили Александра Тарайковского?
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк

События этих трех дней взбудоражили белорусское общество, которое уже очень давно не сталкивалось с таким жестким характером противостояний на улицах своих городов.
Именно это послужило толчком в тому, что в последующие дни на улицы стало выходить гораздо большей людей, чем 9-11 августа. Сотни тысяч человек каждые выходные. К требованиям проведения честных выборов добавились призывы остановить насилие, а также освободить всех арестованных и политзаключенных. Все последующие марши стали носить подчеркнуто мирный характер, чтобы не допустить повторения тех страшных дней и новых жертв.

4. Забастовки (середина августа)

В середине августа появились первые новости о забастовочном движении на ряде крупных государственных предприятий в Белоруссии. Забастовки можно назвать провальными, потому что они ограничились лишь временными собраниями нескольких сотен активистов у проходной. В результате чего ни одна организация так и не прекратила работу. Но для Белоруссии с ее социально-политической спецификой это был очень тревожный звонок, который наиболее четко просигнализировал о разрыве прежнего социального контракта государства и общества.

Во-первых, сама по себе забастовка на госпредприятиях для Белоруссии нонсенс. В Белоруссии до сих пор в любом бюджетном предприятии есть своя идеологическая вертикаль, выражение несогласия с действующим курсом государства, мягко говоря, не приветствуется.

Во-вторых, рабочие заводов всегда считались верным электоратом Александра Лукашенко. Однако акции протеста у проходных, создание забастовочных движений и комитетов на заводах продемонстрировали и белорусскому обществу, и миру, что настроения пролетариата далеко не так однозначны, как казалось.

Попытки забастовок и митинги рабочих продемонстрировали глубину социально-политического кризиса в Белоруссии и подстегнули протестное движение к еще большей активизации. Без действий рабочих уличные акции выглядели бы противостоянием власти и сторонников оппозиции, активистов. А так стало понятно, что протестные настроения охватывают самые разные социальные группы.

5. Поддержка Александра Лукашенко со стороны Москвы (конец августа — сентябрь)

Оппозиция и протестующие надеялись, что международная изоляция власти поможет им свергнуть действующую власть. Западные соседи однозначно встали на их сторону, в то время как Россия первые недели после начала протестов была в стороне от происходящего.

Андрей Суздальцев: В Белоруссии идет создание подпольного государства
Андрей Суздальцев: В Белоруссии идет создание подпольного государства
© Владимир Трефилов

Но уже в конце августа Владимир Путин заявил, что по просьбе Александра Лукашенко был сформирован резерв из сотрудников правоохранительных органов России, которые могут вмешаться в ситуацию, если в Белоруссии начнутся беспорядки. Позже стало известно, что бастующих телевизионщиков с государственных каналов заменили российские медийщики из RT. Кроме того, правительство России пообещало Лукашенко выдать кредит на $1,5 млрд.

То есть Россия в противостоянии между белорусским руководством и протестующими выступила на стороне первого. Таким образом, Россия в трудную для президента Белоруссии минуту подставила плечо и дала понять, что не оставит его без поддержки и в будущем.

Это подкосило энтузиазм оппозиции и протестующих, ведь так им будет гораздо сложнее достичь целей, хотя в августе в оппозиционной среде настроения были довольно шапкозакидательские. Во-вторых, это был сигнал для силовой и чиновничьей вертикалей, что  президент в любом случае сохранит ситуацию под контролем, чтобы там не возникало «брожения».

Вместо выводов

После данных пяти переломных моментов сопоставимых по значимости событий не было — политический кризис стал двигаться и до сих пор движется по инерции. Условия, требования, действия властей и международная конъюнктура вот уже несколько месяцев остаются примерно такими же, что и раньше.

Оппозиция предпринимала ряд попыток сделать очередные переломные моменты, как, например, мобилизовать протестный потенциал на 25 октября или 20 декабря, но они были провальными.

Посмотрим, что из этого получится в наступающем 2021 году.