В понедельник, 14 декабря, было опубликовано обращение к президенту, главе Верховной Рады и лидерам парламентских фракций от главных редакторов целого ряда крупных электронных массмедиа Украины, таких как «Левый берег», «Цензор.Нет», «Гордон», «Факты» и «Обозреватель», с требованием: «Законопроект «О медиа» (№ 2693д), который ограничивает свободу слова в стране, нужно снять с рассмотрения Верховной Рады».

Это не первое подобное обращение, и вряд ли оно возымеет эффект, хотя чего не бывает.

Татьяна Поп: В Украине нас пытаются уничтожить
Татьяна Поп: В Украине нас пытаются уничтожить
© Facebook, Татьяна Ивановна Поп
Надо понять, что давление на СМИ началось сразу же после победы партии «Слуга народа» на внеочередных выборах в Верховную Раду, состоявшихся 21 июля 2019 года, что дало возможность сформировать в парламенте монобольшинство одной партии.

Еще до того, как парламент нового созыва приступил к работе, 6 августа 2019 года избранный депутатом от «Слуги народа» Сергей Швец, на тот момент претендовавший в новом созыве Верховной Рады Украины на пост главы Комитета по информационной политике и свободе слова, заявил «Интерфакс-Украине», что парламенту будет необходимо принять закон, определяющий работу СМИ в условиях войны.

«По его словам, при подготовке законопроекта необходимо изучить мнение граждан — согласны ли они на ограничение информации в условиях войны для их же безопасности, а "если согласны, то в какой мере"», — излагает предложение Швеца «Интерфакс-Украина».

12 августа 2019 года с аналогичных позиций выступил советник президента Никита Потураев, заявивший о необходимости создания нового регуляторного органа с более широкими полномочиями для регулирования СМИ, нежели у существующего (и ставшего печально известным) Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания Украины:

«Я считаю, что в отдельных случаях регулятор должен иметь право жестче реагировать, например, на показ того же фильма Оливера Стоуна. Но если бы Нацсовет даже имел такое право сейчас и выключил канал, то они пошли бы с истерикой в Страсбург, Брюссель, Европейский суд по правам человека. И мы почти на 100% проиграли бы. Потому что у нас не прописаны критерии, что такое вредоносный контент. Это сложная и опасная вещь…

По поводу блокировки веб-сайтов: я считаю, это все должно перейти к регулятору. Если регулятор признает контент незаконным, направленным на подрыв конституционного строя и представляющим угрозу территориальной целостности, то, конечно, он должен блокироваться. Но опять-таки нужно выписать критерии такого контента».

Свобода слова как искусство управления
Свобода слова как искусство управления
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
10 ноября 2019 года новый министр культуры, молодежи и спорта Владимир Бородянский прямо призвал в интервью радио «Новое Время» ввести уголовную ответственность для журналистов: «Это уже, в принципе, более серьезная ответственность, — когда люди за деньги искажают общественное мнение. Сегодня нет за это ответственности, но мне кажется, что необходимо вообще ввести такой критерий, при котором за такие вещи будет наступать уголовная ответственность».

В большом интервью, опубликованном на сайте «Нового Времени» 24 ноября 2019 года (сокращенная версия вышла в номере журнала от 21 ноября), Бородянский пояснил, что речь идет не только о заказных публикациях в СМИ, но и о тех, которые власти могут счесть «подрывающими национальную безопасность» или «манипулирующими общественным мнением», и здесь он считает необходимым введение уголовной ответственности:

«Что мы сейчас определили как критерий дезинформации? Это, например, информация, размещенная на заказ. Это информация, которая угрожает государственным и общественным интересам. Это непроверенная информация.

Дальше есть определенные условия, когда журналист освобождается от ответственности за дезинформацию. Это сложная история. Мы понимаем, что есть люди, которые осознанно берут информацию, создают из нее продукт, который является дезинформацией, и манипулируют общественным сознанием. Эти манипуляции угрожают национальным интересам Украины…

Почему вообще возникла мысль об уголовной ответственности в информационной войне? Потому что я глубоко убежден, что дезинформация и вот такие отношения между журналистом и, например, заказчиком фейков являются угрозой национальной безопасности страны. Я считаю это преступление сопоставимым с государственной изменой, условно говоря. Или близко к этому…

Если средство массовой информации дезинформирует общество, манипулирует обществом или распространяет недостоверную информацию — за каждый из видов этих нарушений мы должны предусматривать ответственность. Где-то эта ответственность настолько строгая, что она уголовная. Где-то она только административная — разные штрафы, лишения лицензии и так далее… Если ни при каких обстоятельствах не должно быть уголовки для журналистов, тогда это не информационная война… Если так, тогда мы просто зарываем голову в песок. Я против этого».

К этому времени действия новой власти в отношении давления на журналистов перешли уже в плоскость подготовки практических законопроектов. 6 ноября 2019 года в Верховной Раде прошли первые за 10 лет парламентские слушания «Безопасность журналистов в Украине: состояние, проблемы и пути решения», которые по факту превратились в презентацию новой концепции давления на СМИ.

Новые законы против журналистов. Украина на пути к тотальной цензуре
Новые законы против журналистов. Украина на пути к тотальной цензуре
© РИА Новости, Алексей Фурман | Перейти в фотобанк
«Ответственность журналистов за распространение ложной и/или манипулятивной информации также должна быть усилена, и это третья часть наших важных изменений, о которых я уже говорил. А именно — введением в законодательство понятий и критериев "манипулирования общественным мнением", "манипулирования общественным сознанием", введением как административной, так и уголовной ответственности за такое манипулирование, за заказ и выполнение такого манипулирования», — заявил на слушаниях Бородянский.

Вслед за этим член фракции «Слуга народа» и глава Комитета Верховной Рады по вопросам гуманитарной информационной политики Александр Ткаченко, лично близкий к президенту Владимиру Зеленскому по предыдущей работе генеральным директором телеканала «1+1» (на этом телеканале транслировалось шоу «Вечерний квартал», в котором выступал и чьим производством занимался Зеленский), продолжил:

«Ответственность самих журналистов и СМИ. К сожалению, в последнее время такие понятия, как фейковые новости, сознательная дезинформация, элементарное нарушение журналистских стандартов, попустительство агрессии врага против нашей страны стали привычным фактором…

В парламенте создана временная следственная комиссия, которая сейчас занимается вопросом установления собственников некоторых каналов. Думаю, также в ней мы займемся вопросом ответственности некоторых особ и их друзей в попустительстве российской агрессии. Также что касается влияния собственников на СМИ. Украина — чуть ли не единственная в Европе страна, где подавляющее большинство частных медиа — убыточны.

Отсюда появляется подозрение, что журналисты таких СМИ выполняют политический заказ владельцев. В футболе, в УЕФА уже десять лет действует принцип так называемого "финансового fair play". Условно говоря, сколько зарабатываешь — столько и тратишь. Так что, например, если в течение трех лет СМИ являются полностью убыточными, наверняка есть шанс применения некоторых санкций.

Таким образом, у нас станет меньше ярких шоу, множества сериалов и информационных каналов, однако это будет честный бизнес, где можно будет платить журналистам зарплаты не в конвертах и платить с них налоги. В новом законе о медиа, который мы собираемся вынести на заседание комитета до конца этого года, эта идея также найдет свое отражение».

8 ноября 2019 года президент Украины Владимир Зеленский подписал указ № 837/2019 «О неотложных мерах по проведению реформ и укреплению государства», предписав: «Кабинету министров принять меры… в сфере культуры, молодежи, спорта и информационной политики: до 31 декабря 2019 года… по разработке и внесению на рассмотрение Верховной Рады Украины законопроектов по урегулированию деятельности медиа в Украине, предусмотрев, в частности, положения о требованиях и стандартах новостей, механизмах предотвращения распространения недостоверной, искаженной информации, ее опровержения, запрета физическим и юридическим лицам государства-агрессора владеть или финансировать медиа в Украине, а также предусмотреть усиление ответственности за нарушение законодательства об информации».

14 ноября 2019 года Бородянский и его первый зам Анатолий Максимчук официально презентовали концепцию нового закона о медиа, в презентации которого содержались озвученные перед этим министром молодежи, культуры и спорта на парламентских слушаниях тезисы: «Обстоятельства требуют создания эффективных механизмов защиты национального информационного пространства, которые разрабатываются, основываясь на следующих принципах и подходах… 3) Суровой ответственности за умышленное систематическое распространение дезинформации».

Под контролем посольства США. Украина вводит тотальную цензуру
Под контролем посольства США. Украина вводит тотальную цензуру
© Facebook, U.S. Embassy Kyiv Ukraine
11 декабря 2019 года издание «Детектор медиа» опубликовало полный текст законопроекта «О медиа», разрабатываемого в Комитете Верховной Рады по вопросам гуманитарной и информационной политики и переданного журналистом, членом этого комитета Юрием Павленко, нардепом от партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» (ОПЗЖ). Текст документа был представлен нардепам комитетом 11 декабря.

Поскольку законопроект разрабатывался в комитете, возглавляемом Ткаченко, его основные моменты повторяют тезисы выступления нардепа на упомянутых выше парламентских слушаниях и посвящены борьбе с контролем за группой популярных телеканалов (NewsOne, 112, ZIK) со стороны украинской оппозиции.

Статья 25 «Требования к прозрачности структуры собственности и контроля» в первом же пункте постулирует эмоционально изложенные в ноябре Ткаченко требования к медиа:

«1. Структура собственности и контроля субъектов в сфере медиа должна быть прозрачной, то есть соответствовать следующим требованиям:

1) содержать информацию про всех собственников, участников, акционеров субъекта в сфере медиа, в том числе бенефициарных владельцев (контроллеров), а при их отсутствии — всех собственников, участников, акционеров субъекта в сфере медиа и всех физических лиц и владельцев, участников, акционеров юридических лиц на всех уровнях цепи владения корпоративными правами субъекта в сфере медиа;

2) позволять установить всех лиц, имеющих прямое или косвенное существенное участие в субъекте в сфере медиа;

3) разрешать установить всех связанных лиц с субъектом в сфере медиа, осуществляющих деятельность в сфере медиа и электронных коммуникаций или являющихся публичными лицами;

4) позволять установить наличие отношений контроля в отношении субъекта в сфере медиа между всеми лицами, указанными в пунктах первом, втором и третьем настоящей части;

5) признание структуры собственности и контроля субъекта в сфере медиа непрозрачной является основанием для отказа в продлении лицензии и может стать основанием для применения санкций или мер реагирования, предусмотренных настоящим Законом».

Свобода слова как искусство управления
Свобода слова как искусство управления
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Статья 27 «Обеспечение соблюдения требований прозрачности структуры собственности и контроля» более длинная и детализированная, но основное изложено в первом же пункте:

«1. Национальный совет может проводить исследования вопросов соблюдения субъектом в сфере медиа требований по прозрачности структуры собственности и контроля, в следующих случаях: 1) при рассмотрении заявлений о выдаче и (или) продлении лицензии;

2) в случае, предусмотренном частью десятой статьи 26 настоящего Закона;

3) в случае выявления признаков возможного нарушения субъектом в сфере медиа (включая субъектов в сфере печатных медиа, субъектов в сфере онлайн-медиа, провайдеров платформ общего доступа к информации) требований законодательства и/или условий лицензии».

Также в данном контексте стоит процитировать первый пункт статьи 120 «Ограничение по структуре собственности и финансирования медиа во время вооруженной агрессии»:

«1. Субъектом в сфере медиа в Украине не может быть:

1) физическое лицо, являющееся гражданином государства-агрессора (страны-оккупанта);

2) юридическое лицо, в котором владельцем существенного участия, контроллером или бенефициаром на любом уровне цепи владения корпоративными правами является лицо, которое является гражданином или резидентом государства-агрессора (страны-оккупанта), или юридическое лицо, зарегистрированное в таком государстве или местонахождением в таком государстве;

3) юридическое лицо, получающее финансирование от физических лиц, являющихся гражданами государства-агрессора (страны-оккупанта), юридических лиц, зарегистрированных в таком государстве или с местонахождением в таком государстве».

Последний пункт прямо имеет адресатом Виктора Медведчука, которого называют реальным владельцем телеканалов «112 Украина», NewsOne и ZIK. То есть закон писался под борьбу с конкретными СМИ и их владельцами, на что прямо намекал Ткаченко в своем упомянутом выше выступлении на слушаниях в Верховной Раде.

Конец свободе слова? Верховная Рада принимает репрессивный закон о медиа
Конец свободе слова? Верховная Рада принимает репрессивный закон о медиа
© РИА Новости, Рамиль Ситдиков | Перейти в фотобанк
Кроме того, статья 98 «Санкции и меры реагирования Национального совета на нарушения законодательства в сфере медиа» предусматривает возможность регулятора блокировать интернет-СМИ:

«6. Мерами реагирования Национального совета (по вопросам телевидения и радиовещания Украины. — Авт.) на нарушения являются:

1) предписание;

2) запрет распространения медиа на территории Украины…

8. В случае если в соответствии с настоящим Законом запрет распространения медиа на территории Украины реализуется в форме ограничения доступа к сайту, такое ограничение осуществляется путем обязательства провайдера услуг хостинга, предоставляющего услуги и (или) ресурсы для размещения соответствующего веб-сайта (страницы), временно прекратить предоставление таких услуг и (или) ресурсов, а также путем обязательства соответствующего регистратора доменных имен временно приостановить предоставление услуг пользования относительно соответствующего доменного имени».

Да, как сообщалось в презентации, представленной журналистам 13 ноября 2019 года Ткаченко и его заместителем на посту председателя Комитета Верховной Рады по вопросам гуманитарной и информационной политики Потураевым, решение о запрете будет проводиться через суд. Но как? В той же 98-й главе законопроекта «О медиа» по этому поводу сообщается следующее:

«Решение об отмене регистрации и/или аннулирования лицензии принимается судом. Дело рассматривается в порядке сокращенного производства. В случае принятия судом решения об отмене регистрации и/или аннулирование лицензии своим решением суд также устанавливает запрет распространения медиа на территории Украины».

То есть решение все-таки проходит через суд, но в форме, максимально устраняющей из состязательного правосудия (и даже от уведомления о допущенном нарушении!) обвиняемую регулятором сторону: «Реагирование в виде запрета распространения медиа на территории Украины применяется независимо от того, был ли установлен субъект, который является ответственным за нарушения, путем обращения Национального совета в суд с соответствующим иском. Решение о применении меры реагирования в виде запрета распространения медиа на территории Украины принимается судом. Дело рассматривается в порядке сокращенного производства».

Цензурой по Азарову. Как Google ущемляет свободу слова
Цензурой по Азарову. Как Google ущемляет свободу слова
© РИА Новости, Александр Натрускин | Перейти в фотобанк
26 декабря интернет-издание «Страна» опубликовало еще один текст законопроекта «О медиа», в целом повторяющий представленный ранее «Детектором медиа», только номера глав с середины закона увеличились на 1 (соответственно, указанная выше 98-я стала 99-й, 120-я — 121-й и т.д.).

Наконец, 27 декабря 2019 года Ткаченко, Потураев и еще ряд народных депутатов официально зарегистрировали в Верховной Раде законопроект № 2693 «Проект закона о медиа». По сравнению с опубликованными «Детектором медиа» и «Страной» вариантами итоговый немного доработан, в частности, вновь изменено количество глав (поэтому глава «Санкции и меры реагирования Национального совета на нарушения законодательства в сфере медиа», которая в версии «Детектор медиа» имела номер 98, а у «Страны» 99, в финальной версии получила номер 97).

Как видим, законопроект «О медиа» пошел в работу, несмотря на открытые возражения журналистского сообщества Украины.

«Результаты сегодняшнего заседания комитета, — написал в Facebook глава Комитета Верховной Рады по вопросам гуманитарной и информационной политики Александр Ткаченко, — закон о СМИ. Пока его активно критиковали, обсуждали и «нечаянно» путали с законом о дезинформации — мы продолжали с ним работать. Сегодня на заседании комитета решили рекомендовать Верховной Раде направить законопроект для подготовки на повторное первое чтение.

Поясню причину. Мы умеем слышать. За последние три месяца мы провели десятки встреч и обсуждений с представителями медиаиндустрии, ведущими ассоциациями, союзами, институтами, представителями международных компаний. Законопроект прошел экспертизу в Совете Европы — трехдневное детальное обсуждение с экспертами.

Собрано ряд, на наш взгляд, дельных замечаний и предложений, которые мы хотим учесть еще на первом чтении. Это те вопросы, которые предусматривают концептуальные изменения, уточнения ряда положений законопроекта и которые нельзя осуществить в рамках процедуры подготовки законопроекту ко второму чтению. Например, терминологию… О том, какие изменения претерпит законопроект, сообщу в ближайшее время».

Параллельно с разработкой нового закона «О медиа» аналогичные попытки с целью оказывать систематическое давление на СМИ предпринимаются силовыми ведомствами Украины. Так, 10 декабря 2019 года издание InternetUA опубликовало сканы выдержек из подготавливаемого в Комитете по вопросам цифровой трансформации Верховной Рады законопроекта «Об электронных коммуникациях».

Участвующие в разработке закона представители Национальной полиции предложили поправки, согласно которым в новом законе будет введено понятие «предписание» как «обязательное к исполнению письменное требование подразделений, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, которое предоставляется операторам, провайдерам телекоммуникаций с целью сохранения информации в цифровой (электронной) форме», а также статья «Порядок выполнения временного ограничения (блокировки) доступа к определенному (идентифицированному) информационному ресурсу (информационному сервису)». В случае принятия этих поправок украинские провайдеры будут обязаны блокировать сайты в том числе по решениям следственного судьи, то есть судьи-следователя, который предварительно рассматривает уголовные дела единолично, без присутствия адвокатов.

«Нас особо беспокоит то, как будет разрабатываться закон о борьбе с дезинформацией, поскольку такой закон может противоречить обязательствам Украины по поводу свободы мнений и выражения взглядов и информации. Мы предостерегаем правительство от несоразмерных ограничений свободы выражения взглядов и свободы СМИ», — отметила 12 декабря 2019 года на брифинге в Киеве глава мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине Матильда Богнер.

Вышинский объяснил, как на Западе применяют двойные стандарты в рейтингах свободы слова
Вышинский объяснил, как на Западе применяют двойные стандарты в рейтингах свободы слова
© РИА Новости, Владимир Трефилов
17 января 2020 года Министерство культуры, молодежи и спорта опубликовало Проект закона «Против дезинформации» и список поправок, которые должны быть внесены в различные действующие законодательные акты.

Среди прочего, в Уголовный кодекс Украины предполагалось добавление статьи 114-2 «Распространение дезинформации»:

«1. Систематическое умышленное массовое распространение заведомо недостоверных сообщений о фактах, событиях или явлениях, представляющих угрозу национальной безопасности, общественной безопасности, территориальной целостности, суверенитету, обороноспособности Украины, праву украинского народа на самоопределение, жизни и здоровью граждан, состоянию окружающей среды в течение периода отсутствия полного контроля Украины по государственной границей Украины, — наказывается штрафом от пяти тысяч до десяти тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан или исправительными работами на срок от одного до двух лет.

2. Систематическое умышленное массовое распространение заведомо недостоверных сообщений о фактах, событиях или явлениях, представляющих угрозу национальной безопасности, общественной безопасности, территориальной целостности, суверенитету, обороноспособности Украины, праву украинского народа на самоопределение, жизни и здоровью граждан, состоянию окружающей среды, совершенное с использованием компьютерных программ, предназначенных для автоматического массового распространения, информации (ботов), или специально организованной системы (группы) учетных записей, или пользователей информационных услуг, или средств умышленной фальсификации (подделки) источников информации, — наказывается лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

3. Финансирование действий, предусмотренных частью первой или второй настоящей статьи, — наказывается лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

4. Действия, предусмотренные частями первой — третьей настоящей статьи, совершенные повторно или организованной группой лиц, или если они повлекли тяжкие последствия или вызвали материальный ущерб в крупном размере, наказываются лишением свободы на срок от пяти до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без такого».

Кроме того, предлагалось наделить уполномоченного по вопросам информации, назначаемого Кабинетом министров Украины, «обращаться в суд с заявлениями об ограничении доступа к информации, распространенной через сеть Интернет или с помощью сервиса обмена мгновенными сообщениями или об ограничении доступа к веб-странице, веб-сайту или учетной записи сервиса обмена мгновенными сообщениями, в случаях, установленных настоящим Законом».

Законопроект «О медиа». Прощай, свобода слова
Законопроект «О медиа». Прощай, свобода слова
© пресс-служба президента Украины / Микола Лазаренко | Перейти в фотобанк
Законопроект «Против дезинформации» вызвал яростное сопротивление журналистского сообщества Украины, после чего министр культуры, молодежи и спорта Украины Владимир Потураев сообщил 18 февраля 2020 года: «На этой неделе будет сформирована рабочая группа из юристов и экспертов, которая будет дорабатывать этот закон. В течение еще 2 месяцев, плюс-минус, мы его доработаем».

30 апреля Потураев пояснил  в интервью агентству «Интерфакс-Украина» по поводу закона «Против дезинформации»:

«Мы к нему вернемся после того, как закончим с законом «О медиа»… Я вижу это, естественно, после карантина, потому что тут нужно будет четко идти по полному циклу публичной политики. Нужно будет публично, как мы это делали с законом о медиа, с вовлечением всех стейкхолдеров, обсудить: есть ли проблема с дезинформацией?..

Следующий этап — что мы делаем с этой проблемой, и вот на этом этапе рождается несколько ответов, в том числе и вариант того, что мы и на законодательном уровне должны урегулировать вопрос противодействия дезинформации. Могут быть предприняты какие-то действия на уровне исполнительной власти: на уровне Совета по национальной безопасности и обороне, Кабинета министров, а может быть, действительно нужен законопроект…

Возможно, мы что-то используем из старого текста, а может быть, ничего не используем, но вот эти три этапа нужно обязательно пройти. Поскольку такого рода обсуждения требуют больших, очных собраний и дискуссий, к этому можно будет вернуться только после окончания карантина, поэтому, я думаю, что его перспектива — не раньше осени».

Между тем 1 июля 2020 года Комитет Верховной Рады по вопросам гуманитарной и информационной политики, возглавляемый на тот момент уже Потураевым (Ткаченко 4 июня 2020 года был назначен главой Министерства культуры и информационной политики, созданного при разделении Министерства культуры, молодежи и спорта), одобрил новый вариант законопроекта, который на следующий день был официально зарегистрирован в Верховной Раде как законопроект № 2693-д «Проект закона о медиа».

В целом новый законопроект был близок к предыдущему варианту, однако содержал некоторые послабления в части штрафов для печатных СМИ (в предыдущей версии — до 75 минимальных зарплат, в новой — до 15), однако в нем расширили и подробно прописали новые варианты блокировки электронных СМИ. Статья 99, пункт 7:

«Запрет распространения онлайн-медиа на территории Украины в соответствии с настоящей статьей реализуется: 1) для субъектов в сфере онлайн-медиа, предоставляющих доступ к своим сервисам через веб-сайт с доменным именем, зарегистрированным в домене UA. или УКР., — путем обязательства соответствующего регистратора доменных имен остановить предоставление услуг по регистрации и сопровождения относительно соответствующего доменного имени сайта субъекта в сфере онлайн-медиа и обязательства поставщика услуг хостинга (если он является резидентом Украины), предоставляющего услуги и (или) ресурсы для размещения соответствующего веб-сайта (страницы), прекратить предоставление таких услуг и (или) ресурсов;

2) для субъектов в сфере онлайн-медиа, предоставляющих доступ к своим сервисам на сайтах, зарегистрированных в других доменных зонах, но размещенных на телекоммуникационном оборудовании провайдеров (операторов) телекоммуникаций на территории Украины, путем обязательства соответствующего провайдера (оператора) ограничить доступ пользователей к соответствующим веб-сайтам;

3) для субъектов в сфере онлайн-медиа, предоставляющих доступ к своим сервисам на сайтах, зарегистрированных и размещенных на телекоммуникационном оборудовании провайдеров (операторов) телекоммуникаций за пределами территории Украины, — путем обязательства провайдеров (операторов) телекоммуникаций ограничить доступ пользователей к соответствующим веб-сайтов;

4) для субъектов в сфере онлайн-медиа, предоставляющих доступ к своим сервисам через платформы общего доступа к информации, — путем обязательства владельца платформы общего доступа к информации (в том числе — иностранного) ограничить доступ к соответствующей странице (профилю) онлайн-медиа».

«Вот вам и свобода слова, вот вам и Зеленский»: Гожый о работе Нацсовета Украины по ТВ и РВ
«Вот вам и свобода слова, вот вам и Зеленский»: Гожый о работе Нацсовета Украины по ТВ и РВ
© Facebook, Андрей Гожый - адвокат
Предусмотрен и порядок ускоренной блокировки СМИ. Существующий Кодекс об административном судопроизводстве Украины предлагается дополнить статьей 289-2:

«3. Административные дела, определенные этой статьей, рассматриваются судом в течение тридцати дней со дня подачи искового заявления.

4. В случаях реальной угрозы интересам национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка с целью предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья населения и при наличии обоснованных оснований и соответствующего ходатайства в административном иске (заявлении) органа, осуществляющего государственное регулирование в сфере медиа, суд рассматривает административное дело в течение двух дней со дня подачи искового заявления».

Отложенный, как и обещал Потураев, «до осени» закон так и не был принципиально смягчен, несмотря на консолидированную негативную реакцию медиасообщества.