Писатель сказал, что главный латентный посыл был следующим: народы братских республик, прожив вместе сотни лет, маловато знают друг о друге. И особенно это касалось Армении — самой мононациональной, а потому и интровертной республики.

А я-то думал, что благодаря «Армянскому радио» и Фрунзику Мкртчяну знаю о них всё. Тем более что всю аспирантуру в Москве продружил с замечательным коллегой Эдиком Казаряном. Тем более что его жена Лилиан регулярно передавала нам из Карабаха изумительную местную тутовую водку. Но нет. Терра инкогнита. Внимательно наблюдаю за тем, что происходит в этой стране. И мало что понимаю. Особенно про их новую элиту во главе с небритым премьером.

Даже ловлю себя на том, что сам себе задаю вопросы и сам же отвечаю на них в духе того же радио. Например, спрашиваю: чем отличаются украинские, белорусские, русские и армянские политики? Отвечаю: украинские уходят, не попрощавшись. Белорусские — прощаются и не уходят. Русские — попрощавшись, уходят. Армянские — не прощают, потом просят прощения, но, млять, не уходят…

«Это не Карабах». Украинский эксперт сказал, как решить Донбасский конфликт
«Это не Карабах». Украинский эксперт сказал, как решить Донбасский конфликт
© president.gov.ua

Да, отдельные тенденции понятны, но в целом интрига сохраняется. Интригует, например, почему оппозиция (все 17 мгновений зимы, в смысле партий) считает премьера национальным предателем. А многочисленная и богатая российская диаспора — социальным неудачником. А не менее многочисленная, но ещё более богатая западная — политическим трагиком. (Ближневосточная диаспора пока по-восточному многозначительно молчит.) Возможно, они все в чём-то правы. Но мне, как эксперту, хочется определённости.

В «Уроках Армении» Битов отмечал, что армяне, в отличие от соседних народов, разрешают своим детям абсолютно все. Поэтому в начале нынешних наблюдений я считал Никола Пашиняна просто баловнем своего народа. Но увидел, что он кладёт на него не по-детски. Тогда и попытался понять его суть через близкие аналогии.

Например, он казался мне похожим на президента Зеленского. Такой же мелкий (во всех смыслах), суетливый (в политическом смысле), артистичный (во всех амплуа — от показного дауншифтинга до приторного пафоса). Такой же популярный в начале карьеры и презираемый в конце. Такой же смелый в обещаниях и скромный в достижениях. Такой же либеральный, безапелляционный, амбициозный, мажористый, воинственный. Кстати, оба расширили политологический лексикон. Ранее возник новый термин «уязвимые демократии» (Грузия, Украина, Молдова, Армения). Теперь Зеленский и Пашинян могут добавить понятие «уязвимые демократы»…

Но при ближнем рассмотрении всё же проступают явные различия. Один — весёлый комик на сцене, другой — грустный клоун по жизни. Один любит бахвальство, другой — лесть. Один мечтает дружить с Эрдоганом, другой с Макроном. Один обожает Сороса, другой… Э-э, другой тоже. Ошибся. Но сейчас не об этом. Короче, методология близких аналогий дала сбой.

Тогда я стал проникать в суть личности армянского лидера, отталкиваясь от противного. (Только не путайте с терминологией геев.) Просто искал антипода, зеркально отражающего качества моего героя. Нашёл! Это ж Батька!

Азербайджанский эксперт объяснила, почему войну за Карабах назвали Отечественной
Азербайджанский эксперт объяснила, почему войну за Карабах назвали Отечественной
© REUTERS, Aziz Karimov

Я уже пытался заглянуть в широкую совхозную душу белорусского начальника. Интересная картина получается. Прямая противоположность горячей армянской майданной натуре Пашиняна. А как говорил бравый солдат Швейк, «люблю, когда прямо». Можно строить довольно-таки прямые аналогии не от близкого, а от обратного.

Помнится, у Батьки отметил пятёрку явно, даже дико выпирающих особенностей: 1. Дикая отцовская любовь к Коле. 2. Дикая нелюбовь к Западу. 3. Дикая обида на Россию. 4. Дикая зависть к Путину. 5. Дикое непонимание молодёжи.

Пашинян тоже политик сильных страстей. Диких по необузданности. Только, повторюсь, прямо противоположных.

Итак: 1. Дикая любовь к себе. Это автократы могут позволить тратить себя на безмерную любовь к потомку. У них всегда витают смутные династические иллюзии. Здоровый либерал живет сегодня и для себя. И любит только себя. Поэтому меня смешат вопросы типа того, что задали журналисты Чубайсу после его наноувольнения: «Не стыдно ли вам?» Разве может быть стыдно либералу? Стыд мешает себялюбию. И Никол никогда не стыдится своих ошибок. Более того — их просто никогда не признаёт. Ну, как со сдачей Шуши, например. Типа сами виноваты, что не оборудовали уникально расположенный с фортификационной точки зрения древний город к защите, и его фактически захватили шесть снайперов противника.

Вообще у Пашиняна все другие виноваты — неумелое правительство, нерасторопный парламент, кровожадная оппозиция. Те, кто продал детальную схему армянских ПВО. Кто не изучил тактический и технологический опыт сирийской войны. Кто растаскивал солидную финансовую и материальную помощь диаспоры… А теперь ещё виноват в нестабильности и патриарх уличной бузы Вазген Манукян, требующий третий месяц его отставки. Или посадки…

Короче, никто не любят Никола. Даже простые люди. Вон рейтинг упал уже ниже 35 процентов. У них здесь прямо соцсоревнование с Зеленским — идут вниз нос к носу. Ну, ничего. Он сам себя…

Дмитрий Абзалов: России выгодно, чтобы Пашинян ушел из власти, но только не сейчас
Дмитрий Абзалов: России выгодно, чтобы Пашинян ушел из власти, но только не сейчас
© РИА Новости, Владимир Трефилов

2. Дикая любовь к Западу. Началось, наверное, всё еще с Сороса. Когда-то я встречал пару десятков человек, которых Сталин «качал на коленях». А маленького Никола, наверное, гайдал дедушка Джордж. И ещё сотни других вместе с ним. Агукали, сосали пустышки, любили истинные ценности… Просто любили.

А любовь глаза застилает. Поэтому смело дерзили, бесстрашно задирали соседей. Если что — дедушка со всей своей великой страной заступится. Он там важный — работает в офисе. Вроде даже какие-то договорённости о поддержке были за открытие соросовских филиалов. За контроль иранской границы по просьбе американцев. За коньяк «Ахтамар» к инаугурации Байдена… Обещали как лучше, а получилось как всегда. В смысле как в Грузии. Их-то много, а дедушка на всех один.

3. Дикая надежда на Россию. Извините за фривольность, но почему-то вспомнилось из старого фильма. Там герой расшифровывает понятие «платоническая любовь». Это когда «любит Платон, а гм… имеет Антон». А что такое геополитическая любовь? В исполнении соросят. Наверное, это когда любят Запад, а гм… имеют Россию.

Помнится, как-то довелось участвовать в небольшом застолье в Тбилиси еще с «пророссийским» президентом Шеварнадзе. Тост поднял его пресс-секретарь. Хитро ухмыляясь, предложил здравницу «за русских». Эдуард Амвросиевич встрепенулся. Типа ты рамсы попутал, парень. Но чиновник лукаво пояснил: «За русских лохов! У которых мы забираем всё — от дешёвой нефти до дорогих женщин». Потом он кивнул на Нани Брегвадзе, напевавшую за роялем, и добавил: «Даже русские романсы уже наши!»

Все довольно засмеялись и выпили. Ну, кроме меня и, кажется, Игоря Гиоргадзе. Может, потому шеф и уволил его с должности министра госбезопасности. А может, из-за того, что мама министра была русская. Так вот. Русские с того времени делохализировались. Русский лох в политике стал встречаться реже, чем уссурийский тигр. Или Синяя птица удачи.

Армянский лидер этого не учёл в своей архаичной и наивной схеме «грузинского разводняка». Армения сегодня — это как Грузия, но вчера. Но не как Израиль, но сегодня. О чём, собственно, так мечтал Никол.

«Как Лукашенко». Ищенко рассказал, на каких лозунгах Пашинян взял власть в Армении
«Как Лукашенко». Ищенко рассказал, на каких лозунгах Пашинян взял власть в Армении
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Не получилось. Да и как могло? Чистки в армии тех, кто заканчивал российские военные училища. Аресты сторонников дружбы двух стран. Запреты русских медиа. Аннигиляция русского языка. Уличные демонстрации под «крышей» власти с требованием «Россия — уходи!». Публичные сжигания российских флагов… И после всего этого вопиющий глас премьера: «Россия — приходи!» За каких же простофиль надо держать соседей, чтобы надеяться на что-то? Дико было надеяться. Да ещё без малейших правовых оснований. Ведь правящее парламентское большинство в Ереване Арцах так и не признало…

Хотя что с хипстера возьмёшь. Ему не понять, что, пока армяне строили у себя самое большое в мире американское посольство, азербайджанцы массово возились с дорогами и аэропортами. А что такое водитель дорожной техники? Это на войне потенциально — водитель «брони». А оператор аэропорта? Оператор беспилотника. А посольский землекоп? Тоже землекоп, но с забитым землёй автоматом.

Да, Россия пыталась это объяснить и научить. Но Никол сам же запретил учиться у русских военных, на которых потом так обиделся. При этом никто и никогда не слышал хоть словцо его упрёка в сторону, скажем, Британии. А ведь это МИ-6 стояла за многими военными успехами туранцев. Ведь это английский бизнес отжал золотой прииск в покинутом армянами прикарабахском районе. Ну, да на священный Запад обижаться не положено. Странно устроен мир: часто любят тех, кто обещает и унижает, но не прощают тех, кто учит и спасает. Геомазохизм, однако.

4. Никол искренне верит, что Путин ему «дико завидует». Ведь российский лидер пришёл к власти в результате скучных, рутинных избирательных процедур, а армянского премьера внесла в кресло досрочно красочная и буйная толпа. Майдане шумною толпой… Правда, эта же толпа пытается его досрочно вынести. Майданогарда век не долог…

Я уже говорил, что любой «майдан» заканчивается «карабахом». Теперь могу добавить, что любой «карабах» заканчивается утратой власти. То есть лидер, который возникает из пены людских страстей и эмоций, химер и мифов, по определению не может быть адекватным политическим «тяжеловесом», способным на сохранение и развитие страны и, соответственно, на удержание собственной власти. Ещё древние греки говорили: «Из случайного рождается случайное». То есть недолговечное, хрупкое, ломкое. Но Никол этого не знает. Его ведь исключили из вуза вроде ещё до спецкурса по греческому. Университетов они не кончали…

Короче, Путину есть чему завидовать. Он-то ходил то на учёбу, то на работу. А Никол с самого детства, ещё со школы вместо уроков организовывал протесты, демонстрации, акции неповиновения. Умел выводить людей на баррикады. Собрал, вывел — в тюрьму. Собрал, вывел — в тюрьму. Романтика! С Карабахом, правда, не получилось — там стреляют.

Ну и гордость каждого отца, конечно, дети. Да, тут есть чему завидовать — аж четверо. Причём дочерей целых три, и старшенькая уже яро троллит в сети российского лидера. Смелая какая Мариам! А ведь дочки российского президента не троллят Пашиняна. Наверное, боятся. Или у армянина семейный подряд и разделение труда: папа просит у России помощи, а детишки-хайперы поливают её сетевыми помоями… Обзавидуешься тут.

5. Пашинян дико понимает молодёжь. Мажорную. Ту, которая ненавидит скучный труд и обожает тус в любой форме. Пахать на строительстве той же атомной могут только неудачники. Или турки. А реальные пацаны должны рассекать на дорогих «тачках», иметь домик в Монако или фирму в Силиконовой долине. Создавать в конце концов в Ереване общекавказский хаб цветных революций. Ну, как обещал Никол своей золотой молодёжи. И они ещё за него. Вы ж помните, что любят не тех, кто напрягает, а тех, кто обещает.

Но Нагорный Карабах. Тысячи погибших ребят из простых и бедных семей. Стоически погибших. Проявивших образцы мужества за сорок четыре бесконечных трагических дня. Как и их сверстники с другой стороны. Дай Бог, чтобы абсолютно всех пленных побыстрее обменяли. Но их-то родители были не против отправить детишек не в братские могилы или «котлы», а на строительство дорог, заводов, энергоблоков. Если б не жёсткие блоки премьера в переговорном процессе по спорным территориям с соседями, не жестокие блоки на российские предложения по урегулированию конфликта и экономическому сотрудничеству… Карабах — это рана. А Пашинян — не доктор. И даже — не то, что доктор прописал. Никто.

Говорят, что крупные политики как красивые женщины — сами выбирают, кому принадлежать. Никол думал, что он крупный. Ошибся. А в политике ошибка хуже предательства.