Случайно в ютубе включил старый добрый советский мультик про царя Салтана. В который раз восхитился добротностью, фундаментальностью и масштабом девичьих мечтаний. Помните, первая девица ни много ни мало, а планировала «на весь крещенный мир приготовила б я пир». Ее сестрица выбрасывает еще более мощный козырь: «На весь бы мир одна наткала я полотна». А третья просто констатирует: «Я б для батюшки-царя родила богатыря».

Обратил внимание на классику может потому, что сам написал в студенческие времена подобную «нетленку». Только там три выпускницы нашего вуза сражаются за место в аспирантуру. И побеждает та, которая гарантирует, что «для батюшки-декана родила б я великана». М-да… Писал бы сегодня, опять вернулся б к монархическим мотивам. Ну, может, добавил бы пикантности и актуальности, типа «я б у батюшки-царя приняла антитела». Хотя не об этом. Не об этом.

Гений Пушкина в том, что каждая его фраза многослойна и неисчерпаема, как атом. В неё органично вплетены не только художественно-психологические, но и экономические, политические и прочие нарративы. И вот в этом коротком сюжете я увидел невероятно четкое, убийственно лаконичное, феноменально глубокое объяснение базовых архетипичных различий трех сестер: Украины, Белоруссии и России.

Коронавирус: украинский астролог рассказал, какому знаку зодиака грозит опасность
Коронавирус: украинский астролог рассказал, какому знаку зодиака грозит опасность
© РИА Новости, Михаил Фомичев | Перейти в фотобанк

Вдумаемся. Украина — территория недеяния. Такой себе славянский дебелый буддист. Здесь доминирует культ неги, расслабона, томного «гунiня бджiл» в вишневом садочке. Здесь панует (между майданами) атмосфера вечного застолья, ленивого кумовского блуда. Здесь унылое бездействие превращается в залихватское… Да что говорить. Достаточно почитать Гоголя, послушать Сердючку или посмотреть на Зе-президента. Видимо, не только разведчик бывшим не бывает, но и тамада. Короче, вечный пир духа. Хотя нет — пир тела…

Белоруссия — вечная труженица. Здесь все наэлектризовано непрерывным трудом. Дымят круглосуточно заводы, пыхтят фабрики. Перерабатывают нефть, которой в её скупых недрах никогда не бывало; перепаковываются королевские креветки, которые никогда не ловились в ее голубых озерах; не закрываются двери в казино самого неазартного в мире народа… А знаменитая картошка в паре с молочкой? А трактора с удобрениям? А бронированные двери с остальной фанерной мебелью? Такая действительно наткёт. Уже и так текстиль её теснит по миру турецкий ширпотреб… Короче, золушка наша. Только здесь еще как бы помнят, что «нет на свете выше звания, чем рабочий человек».

Россия — страна-миссия. «Спаси и сохрани!» — это не только лозунг МЧС, но суть её глубинной экзистенции. Это у французов «думаю — значит существую». А мы существуем, пока спасаем не думая. Но все же главная миссия — даже не спасти, а породить. Породить нечто небывалое, невиданное, богатырское. Новый мир, например. Или новый тип человека. Или новый полярный путь. Да хоть гипероружие… Короче, миссия налицо: и сохранить, и породить… И пусть болтают враги, что миссия невыполнима. Если что — они сдохнут, а мы в рай.

Четко эти пушкинские коннотации проявились во время короновации. Действительно, Украина сразу ушла в привычную «недеянку». Уже нарицательным стал «украинский метод тушения пожаров». Изобрел, кажется, опытным путем советник министра МВД Шкиряк при тушении подожженных рейдерами нефтебаз. Хотя на деле он просто восстановил классический родовой метод. Это когда пожару дают все выжечь, и он затухает сам. Так и в данном случае. Ковид практически не лечат, пациентов не тестируют, ИВЛы не ремонтируют, вакцину (особенно российскую) не закупают… Кто-то ж все равно останется в оконцовке. Тем более что рестораны, особенно привластных владельцев, работают. Пир — чумой. Будет выжившим где отметить удачу.

Белорусская сестрица, как обычно, все лечит трудотерапией. Сам Батька сказал, что стабильность и труд сам вирус перетрут. В три смены пашут предприятия. Не расслабляется трудолюбивый ОМОН. Хотя, если можно знатно потрудиться и на ниве производства вакцины, то почему нет. Сделают славно всё, что другие изобрели. Главное, чтобы производство не простаивало, чтобы было движение мозолистых рук. Здесь не понятны истории типа диалога Жоржи Амаду с соседом. Это когда сосед, увидев через заборчик, как мэтр копает грядку, спросил: «Что, сеу Амаду, решили поработать?» На что великий писатель ответил: «Нет, решил отдохнуть». А когда тот лежал в теньке на кушетке, на вопрос того же соседа «Решили отдохнуть?» отмахнулся: «Не мешайте, я работаю». Подобной схоластики не поймут в Белоруссии. У Батьки не забалуешь. Там работа — рашпиль у стены и работяга у станка, а не комп на журнальном столике и юзер на диване.

А вот Россия — в своем стиле. Корона для нее не просто болезнь. Еще и мобилизационный тест — к миссии готовы? А всегда готовы! Это с рутиной, текучкой, бытовухой внутри страны не всегда складывается. А спасти друзей хоть в Италии, хоть в Сербии — на раз. Точнее, на один приказ. Верховного и министра обороны. Чрезвычайка — наше всё. Там, где надо сделать четко, грамотно, быстро. Нет, не только кошки быстро родят. Империи тоже. Причем не только наша. Когда Штатам для престижа нужно было мгновенно поднять спорт, Джон Кеннеди приписал базовые виды спорта к подразделениям армии. И сразу стали мировой не только валютной, но и спортивной державой. Видимо, только военная дисциплина и порядок могут сохранить великую державу. Ты слышишь меня, Дональд? В общем, миссию свою мы подтвердили. Вакцину породили. (Надо было назвать ее «Богатырская».) Надежду новому миру подарили…

Трамп проиграл выборы, но одержал более важную победу
Трамп проиграл выборы, но одержал более важную победу
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

А есть и еще более глубинные параллели. Точнее дороги. Вот что такое украинская дорога? Это убитый ямочным ремонтом шлях, по которому по делам последний раз мотались чумаки. А так, сегодня их дорога — кратчайший, хотя и не комфортный, путь между роскошными придорожными ресторанами. Как правило, с уютными домашними названиями «Три сестры», «У мамы» и пр. Чтобы сразу было понятно, что вы приехали. Что накрыт обильный стол и больше суетиться бессмысленно. Все само по усам потечет, и галушки в рот запрыгнут. Пир на обочине. Пропить, промотать — гуляй, свободная казацкая душа…

Белорусская дорога — чистенькая, ухоженная шоссейка со скромными, но пристойными придорожными забегаловками. И перекусить можно по-быстрому домашними колдунами и драниками, и на работу не опоздаешь. К ткацкому станку.

Современная российская магистраль — безупречная скоростная многорядка. Правда, перекус разве что на заправке. Кофе навынос, сосиска в полусыром тесте. Ничего не должно задерживать и отвлекать водителя, несущегося в безбрежную даль. Опять Россия — тройка-птица. Опять время, вперед! Подальше от тлетворной горбачевщины и от глумливой ельцинщины. Нам еще рожать. Господи, спаси и сохрани…

И вот вопрос: а где все-таки лучше? Сразу и не скажешь. Вислоусые казаки, которые получали от польского короля оружие и утварь более дорогую, чем у коренной шляхты, только за свою безучастность к власти, имели собственный ответ. «Шестисотый» коняка, позолоченная шабля, бандура и сало с горилкой на берегу живописного пруда — сильный аргумент в пользу ничегонеделания.

Хотя пробивает ностальгией и искренний возглас с белорусским акцентом: «Кудрявая, что ж ты не рада веселому пенью гудка? Не спи, вставай, кудрявая! В цехах звеня, страна встает…" И уже, наверное, ткёт. Эх, «Я в весеннем лесу пил березовый сок…» Не буду травить душу наркотизмом эпохи бесшабашного и бескорыстного труда.

И есть тяжелая русская имперская поступь к великим смыслам. Снисходительное пренебрежение и к фатальным рискам, и к мировым соблазнам. Русские имеют право на жизнь. И имеют прово дарить ее через собственные муки другим. Трудно, накладно, но как притягательно! «О, белла, чао…» Упс, из другой оперы, но в тему.

Какая модель сильнее? Спросите у Пушкина. Александра Сергеевича.