Роман Виктюк был человеком большого сердца, чуток к таланту и искусству. Он был новатором, экспериментатором, а его античное преклонение перед красотой и пластикой человеческого тела стало визитной карточкой личного театрального космоса.

Роман Виктюк родился во Львове, там и будет похоронен в семейном склепе на Лычаковском кладбище. Несмотря на то что Виктюк как режиссер состоялся в России, большую часть жизни прожил в Москве, он всегда считал себя украинцем, при случае говорил по-украински, приглашал в свои постановки украинских начинающих и уже известных артистов.

На официальной странице МХАТ им. Чехова написали по случаю кончины Виктюка: «Горькая весть: не стало Романа Григорьевича Виктюка. Закрыта целая глава в истории театрального искусства, палитра лишилась красок… Его театр был ярок, глубок, провокационно смел, невероятно красив. И именно как палитра художника была пестра его режиссерская судьба: Львов, Калинин, Вильнюс, Киев, Москва, Петербург… Театр Моссовета, театр Вахтангова, театр Ермоловой, «Современник», Таганка, «Сатирикон», МХАТ, наконец, собственный театр — созданный им «дом света»… Двести спектаклей, среди которых легенды: «Уроки музыки», «Квартира Коломбины», «Служанки», «Старая актриса на роль жены Достоевского», «М. Баттерфляй», «Двое на качелях», «Лолита»… На горизонтах Художественного театра он появлялся трижды: в 1976-м поставил пьесу М. Рощина «Муж и жена снимут комнату», в 1982-м — «Украденное счастье» И. Франко и «Татуированную розу» Т. Уильямса с Ириной Мирошниченко в главной роли (спектакль не сходил со сцены почти тридцать лет). Роман Виктюк ушел от нас на 85-м году жизни — годы отнимали здоровье, но не талант, не смелость мысли, не желание творить».

Роман Виктюк знаменит своим собственным неповторимым стилем, который стал началом для целого театрального направления. Спектакли Романа Григорьевича — настоящий ритуал, воплощение абсолютной театральности, в котором сложно не почувствовать сакральной осмысленности происходящего, где каждый жест одухотворен, а слово — пронзительно. Виктюк приглашал в постановки театра оперных и балетных звезд. Например, в спектакле «Антонио Фон Эльба» главную роль сыграла знаменитая певица Елена Образцова. Постоянными приглашенными актерами театра Виктюка были Сергей Маковецкий, Ефим Шифрин.

Журналист Андрей Ванденко поделился своими воспоминаниями о режиссере: «Перечитываю свои старые интервью с Виктюком. Он потом собрал их в книге "Роман с самим собой". Последнее мы записывали во Львове. Специально летали туда дня на три. Роман Григорьевич показывал мне родной город. Вот финал того разговора:
"Иногда мне кажется, чем короче память, тем длиннее жизнь. Или даже так: чем больше в памяти хранится эпизодов прошлого, тем ты ближе к смерти. Жить нужно ощущениями, а не воспоминаниями. Может, в этом наше спасение, в умении забывать?

…В каждый приезд во Львов обязательно иду на кладбище. Это не ритуал, а подтверждение мысли, которая для меня очень важна. Мысли, что есть мир живых и мир ушедших. Между этими мирами лежит мост. Мост нашей любви. На Лычаковском кладбище не только мои родители, но и учителя, друзья, коллеги, даже ученики. Мой Львов уже переселился на кладбище. Я хожу между могилами, кладу цветы на плиты, разговариваю… Потом иду в церковь на улице Русской, где отпевали родителей. Ставлю свечу, заказываю службу…" Думаю, Романа Григорьевича ждут там, на Лычаковском…»

На Украине тоже вспоминали своего соотечественника, считая его безусловно своим.
Политолог Янина Соколовская написала в ФБ: «Ушел Роман Виктюк, львовский Человек с московской судьбой и мировой славой. Ушел вслед за Жванецким и Джигарханяном. Жаль. Неужто и там нужен свой театр?»

А шеф-редактор ПолитUA Виктор Тимошенко считает, что масштаб свободного художника Виктюка вышел за границы стран: «Роман Григорьевич родился и вырос во Львове, — можно считать его нашим! Но он не "наш", Роман — мировой театр ушедшего ХХ века. Таланты его ослепительные и безмерные, об этом много скажут и напишут. Называют цифру — 250 пьес, столько режиссировал Виктюк. Конечно, самый значимый спектакль — «Служанки», по пьесе Ж. Жене. Брависсимо кричали этому шедевру Виктюка во многих странах мира!»