Напомним, пункт 9 подписанных 10 ноября мирных соглашений предусматривает: «Республика Армения гарантирует безопасность транспортного сообщения между западными районами Азербайджанской Республики и Нахичеванской Автономной Республикой с целью организации беспрепятственного движения граждан, транспортных средств и грузов в обоих направлениях… По согласованию Сторон будет обеспечено строительство новых транспортных коммуникаций, связывающих Нахичеванскую Автономную Республику с западными районами Азербайджана».

Турецкий блицкриг: почему Эрдоган грезит о реванше Османской империи
Турецкий блицкриг: почему Эрдоган грезит о реванше Османской империи
© AP, Olivier Matthys
Судя по всему, транспортные коммуникации, а скорее всего это будет железная дорога, вероятнее всего восстановленный участок Ордубад — Джульфа разрушенной в 1992 году армянами Мегринской железной дороги, будут иметь статус экстерриториальных, то есть не будут контролироваться армянской стороной. На эту мысль наводит следующая фраза из того же соглашения: «Контроль за транспортным сообщением осуществляют органы Пограничной службы ФСБ России». Будь это обычные транспортные коммуникации, проходящие по территории Армении, контролировали бы их армянские пограничники…

Уже 12 ноября Анкара внесла свою реплику в прорыв транспортной блокады Нахичевани (которую в Азербайджане и Турции называют Нахчыван). Как сообщило официозное (49% его акций принадлежит государству) турецкое информагентство Anadolu (цитирую по турецкой версии сайта информагентства, так как на русскоязычной этого интервью нет): «Министр транспорта и инфраструктуры Караисмаилоглу объявил, что после новых изменений в Азербайджане планируется проложить железную дорогу в сторону Нахчывана и в самое ближайшее время будут завершены изыскательные работы для этого».

Характерно, что на опубликованной в интервью схеме железнодорожных путей, представленной турецким министром транспорта и инфраструктуры, есть и запланированная ветка в Нахичеванскую автономную республику.

Эрдоган идет на Каспий. Что дало Турции карабахское обострение?

Вполне очевидно, что таким образом Турция намерена использовать восстанавливаемую азербайджанцами железную дорогу из основной части Азербайджана в Нахичевань, которая позволит туркам сразу получить прямой путь на Баку и выйти на Каспий.

Но стоит отметить, что судьба железной дороги из Турции в Нахичевань не была простой.

Ностальгия по величию: Зачем Турция влезла в конфликт Армении с Азербайджаном?
Ностальгия по величию: Зачем Турция влезла в конфликт Армении с Азербайджаном?
© AFP,
Идея строительства железной дороги из Турции в Нахичевань обсуждается с 2017 года. Притом что ранее турок занимала другая, более перспективная, идея — строительство масштабной железнодорожной магистрали из турецкого Карса в Тбилиси и далее по территории Грузии, в обход Армении, и затем в обход Нагорного Карабаха в Баку. Эту дорогу обычно сокращенно называют БТК (Баку — Тбилиси — Карс).

Проект этой дороги был представлен в 2008 году, а с 2010-го должно было начаться ее строительство, которое, однако, буксовало год из года прежде всего из-за споров по разным вопросам между Анкарой и Баку. В итоге БТК все же была торжественно открыта 30 октября 2017 года в Баку при участии президента Азербайджана Ильхама Алиева и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, по ней пошли поезда, но еще до этого произошли следующие события.

10 января 2017 года на заседании правительства Алиев озвучил планы «вывести Нахчыван из изоляции» путем строительства железной дороги через территорию Ирана: «Весной минувшего года я дал указание довести до конца года нашу железную дорогу до границы с Ираном, и мы уже добились этого. Примерно за 7 — 8 месяцев мы построили ту недостающую часть, кроме того, возвели мост (у азербайджанского города Астара на берегу Каспийского моря. — Авт.) через Астарачай (река на границе Азербайджана и Ирана. — Авт.) и сдали его в эксплуатацию… Сейчас мы выдвинули дополнительные инициативы, связанные с вводом в действие этого крупного проекта, с тем, чтобы ускорить данный процесс. Это необходимо и нам, и соседним странам, и всему миру. В результате реализации данного проекта грузы, идущие из Индии и Пакистана, будут поставляться через территорию Азербайджана в Иран, Россию, Северную Европу и обратно. Это будет способствовать большому транспортному движению. Через нашу территорию будут перевозиться миллионы тонн грузов, откроются тысячи рабочих мест. В результате реализации данного проекта мы одновременно выведем Нахчыван из железнодорожной блокады. Нахчыван соединится с Азербайджаном посредством железной дороги через территорию Ирана».

Турция, которая в 1992 году открыла новый мост на границе с Нахичеванской автономной республикой и потихоньку интегрировала оторванный от Азербайджана эксклав (как называют части страны, полностью отделенные от нее другими государствами) в свою экономику, явно была не в восторге от идеи того, что рядом возникает конкурирующая большая транспортная магистраль, вдобавок крепко увязывающая Азербайджан с Ираном, являющимся не то чтобы врагом, но геополитическим соперником Турции.

Эрдоган идет на Каспий. Что дало Турции карабахское обострение?

31 мая 2017 года Anadolu опубликовало следующее сообщение: «Министр транспорта, судоходства и коммуникаций Турции Ахмет Арслан заявил о важном значении проекта строительства железной дороги Карс — Игдыр — Дилуджу — Нахчыван — Иран. Благодаря реализации проекта строительства указанной железной дороги производители восточных регионов Турции смогут поставлять свою продукцию на мировой рынок, сказал Арслан агентству «Анадолу». По его словам, железная дорога Карс — Игдыр — Дилуджу — Нахчыван — Иран станет частью более крупного проекта строительства железной дороги Баку — Тбилиси — Карс (БТК), ввод в эксплуатацию которой намечен на ближайшие месяцы».

То есть ирано-азербайджанскую дорогу планировалось не блокировать, а просто изящно далее «замкнуть» на турецкий масштабный проект, сделав его составным элементом.

При этом железную дорогу планировалось провести через пограничный турецкий ил (провинцию) Игдыр, где таковой нет пока что вообще, до пограничного пункта Дилуджу, узенькой полоски земли, связывающей Турцию с Нахичеванью. В 1929 году правительство Турции обменяло этот участок у Ирана на ряд территорий с курдским населением, чтобы иметь прямой выход на Азербайджан, и сейчас Дилуджу стал особенно важным.

Вряд ли Иран с Азербайджаном сильно обрадовались такому альтернативному проекту, но так или иначе, про проект железной дороги из Турции в Нахичевань на год перестали говорить. 6 июня 2018 года Anadolu привело новое заявление Ахмета Арслана: «Работы над проектом строительства железнодорожной линии Карс — Игдыр — Аралыг — Дилуджу в направлении Нахчыванской Автономной Республики Азербайджана начнутся в конце 2018 — начале 2019 годов. Об этом сказал агентству «Анадолу» министр транспорта, судоходства и коммуникаций Турции Ахмет Арслан. По его словам, новый транспортный проект предполагает строительство двухпутной железнодорожной линии протяженностью 224 километра. Новая железная дорога будет построена с учетом возможности запуска скоростных поездов, которые будут развивать скорость до 160 километров в час, сказал Арслан… По словам министра, новая железнодорожная линия будет соединена с железной дорогой Баку — Тбилиси — Карс (БТК) с дальнейшим выходом на линию Капыкуле — Карс, пересекающую всю Турцию с востока на запад, а далее — на Европу»».

Немецкий эксперт Рар описал, что начнется, если Турция объявит войну Армении
Немецкий эксперт Рар описал, что начнется, если Турция объявит войну Армении
© РИА Новости, Михаил Воскресенский | Перейти в фотобанк
25 октября 2018 года уже преемник Арслана на этом посту (а меняются министры в Турции часто) Мехмет Джахит Турхан заявил журналистам по итогам встречи министров транспорта Организации Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), прошедшего в Баку: «Мы начали предварительное изучение железнодорожного сообщения Карс — Нахчыван. Мы заботимся об этом. Мы думаем, что этот проект станет важной линией в транспортировке нашей страны с ее восточными соседями. Это важная инфраструктура, необходимая для транспортировки туда товарной продукции, а также подключение этой линии к Нахичевани, а затем и к Ирану».

Иначе говоря, проект на тот момент был лишь в стадии изучения и не более.

Эрдоган идет на Каспий. Что дало Турции карабахское обострение?

Чем же Нахичевань вообще интересна туркам?

Во-первых, она могла бы стать новым рынком сбыта для турецких товаров и новым источником природных ресурсов. Хотя преувеличивать ее ценность в данном контексте не стоит. Нахичевань — это преимущественно аграрный регион (хотя с 1993 года здесь действует небольшой по производительности автомобильный завод NAZ, с начала 2010-х годов перешедший на сборку китайских автомобилей Lifan) с площадью на уровне одного-двух турецких илов и соответствующим населением (порядка 400 тыс. человек), покупательная способность которого находится где-то на уровне турецкой провинции. Каких-то крупных месторождений полезных ископаемых в Нахичевани нет, так что для торговых отношений в принципе хватило бы и существующей инфраструктуры, позволяющей пропускать из Турции в автономию фуры и прочий автотранспорт.

Правда, как раз вблизи границы с Турцией находится конечный пункт Нахичеванской железной дороги, проходящей далее на юго-восток вдоль границы с Ираном по всему эксклаву. Сейчас поезда по Нахичеванской железной дороге ходят изредка и очень старые, еще советских времен, но в целом дорога вполне в рабочем состоянии и могла бы пропускать через себя гораздо больше составов, как в СССР, когда она была интегрирована с железными дорогами Армении, через них уходя на восток до Баку и на север в Грузию и далее в Россию.

Однако Турция с 1993 года принципиально разорвала торговые отношения с Арменией, да и Армения, как видим, отнюдь не была настроена пускать через свою территорию азербайджанские поезда. Так что железнодорожная ветка неизбежно упиралась бы в Нахичевани в тупик, если только не выходить из него через территорию Ирана. Поэтому, видимо, особого интереса к этой дороге Турция до последнего момента не испытывала.

В-третьих, что существенно в контексте националистической политики Рейджепа Тайипа Эрдогана, по переписи населения 2009 года 99,59% населения Нахичевани составляют азербайджанцы, прямые потомки кочевых огузских племен, то есть кровные братья турок. Так, публикующиеся в Турции карты страны в «полных национальных границах» 1920 года включают в себя не только болгарскую и греческую Фракию с заметным турецким населением, греческие острова в Эгейском море у берегов Турции, север Сирии и Ирака, населенную мусульманами грузинскую Аджарию и весь Кипр, но и Нахичевань.

После появления прямой железной дороги между Турцией и Нахичеванью регион был бы еще сильнее втянут в геополитическую орбиту Анкары, став чем-то вроде Турецкой Республики Северного Кипра или турецкой «зоны деэскалации» на севере Сирии.

После же того, как Азербайджан овладел и получил возможность построить экстерриториальную дорогу в Нахичевань через Армению, проект турецкой железной дороги в автономию приобрел новое значение.

Прежде всего такая железная дорога гораздо короче обходной из Баку в Нахичевань через Иран. Так что экономически Азербайджану будет проще и выгоднее замкнуть свою железнодорожную сеть на турецкую, сразу выходящую к берегам Средиземного моря.

В свою очередь, проложенная в автономию турецкая дорога сразу же, через существующую Нахичеванскую железную дорогу и новую экстерриториальную дорогу, которую Азербайджан вскоре построит через Армению, получит готовый и построенный самими азербайджанцами прямой путь на Баку.

Выход же на Каспий — это прямой путь далее в Казахстан, Туркмению и другие тюркские государства бывшего СССР, а также в тюркские регионы России. Прежде всего уже тесно экономически и культурно связанный с Турцией Татарстан, но им дело вряд ли ограничится. Тюркские народы исторически живут и на Северном Кавказе (ногайцы, кумыки, балкарцы), Южном Урале (башкиры, а также нагайбаки — еще одни наряду с ногайцами потомки некогда огромной Ногайской Орды) и в Южной (сибирские татары, хакасы, различные алтайские народы) и Восточной Сибири (якуты). Все эти регионы богаты и нефтью, и газом, и многими другими полезными ископаемыми.

Так что последнее карабахское обострение в результате дало возможность Турции, в конечном счете, выйти к Каспийскому морю и далее к целому ряду тюркских регионов.