Весьма показателен в этом отношении текст весьма компетентного эксперта российского Центра политической конъюнктуры Олега Игнатова: «Если смотреть на ситуацию исключительно с точки зрения 2020 года, который во внутриукраинской политической повестке определяют постепенное падение рейтингов президента и его партии, пандемия и экономический спад, этот результат можно рассматривать как ожидаемый, не самый плохой и в целом приемлемый. (…) В общем — победы нет, но могло быть и хуже».

В общем, с точки зрения чисто электоральной с этим суждением можно согласиться, но с более широкой политической точки зрения всё сложнее.

Руслан Бортник: Местные выборы завершили строительство властной вертикали Зеленского
Руслан Бортник: Местные выборы завершили строительство властной вертикали Зеленского
© Facebook, Ruslan Bortnik

Нам результат выборов стал очевиден в июле, когда появились фотографии, на которых Владимир Зеленский обсуждал подъём танкера «Delfi» не с губернатором и министром транспорта, а с мэром Одессы Геннадием Трухановым. Эти фото обозначали совершенно новый статус Зеленского в политической системе страны.

Во-первых, до этого он имел возможность диктовать свою волю стране — просто за счёт огромного уровня поддержки и наличия монобольшинства в парламенте. Теперь же он вынужден договариваться.

Причём договариваться не с кем-нибудь, а с тем самым Трухановым, которого Киев не первый год на неофициальном и даже официальном уровне травит как «скрытого сепаратиста». Кстати, телеграм-каналы, близкие к руководителю Офиса президента, и сейчас продолжают потрошить «одесский кейс» как один из наиболее «токсичных». Но… При всём желании убрать неудобного мэра не получается — сила сейчас не на стороне президента.

Во-вторых, относительный успех «Слуги народа», связанный с появлением партийного представительства в органах местного самоуправления, на самом деле призрачный.

На местах управляет региональная элита. Люди состоятельные и опытные. И вот приходят в местный совет свадебные фотографы. Что дальше будет? Их: а) обманут; б) купят (если ещё не купили); в) проигнорируют.

Отметим, кстати, что в 2019 году региональные элиты предлагали своих людей, соответствующих стандартам «Слуги народа». Иногда представители партии соглашались, иногда — нет.

На местных выборах ситуация совершенно иная. Тут уж элиты и СН выступали в качестве конкурентов. Однако поскольку результат президентской партии предполагался слабеньким, то с элитами Офис президента предпочёл о чём-то договориться, и во многих случаях СН действительно войдёт в коалиции большинства. Но не потому, что Офис президента о чём-то договорился, а потому, что это выгодно реально правящей в регионе группе. У Офиса президента будет только видимость контроля над «своими» фракциями и тем более коалициями.

Выборы подвели черту под существованием «Слуги народа» - Золотарев
Выборы подвели черту под существованием «Слуги народа» - Золотарев
© скриншот с видео "UKRLIFE.TV"

Во многих случаях ситуацию удалось бы выправить, если бы в процессе выдвижения кандидатов от «Слуги народа» участвовали депутаты-мажоритарщики, которые по статусу уже вошли в региональную элиту. Однако в Офисе президента пожадничали и сосредоточили выдвижение кандидатов в своих руках.

Кстати, не исключено, что отключение системы «Выборы», существенно усложняющей фальсификации, было связано не так с эпидемией, как с договорённостями Офиса президента с рядом региональных элит. В расчёте на то, что рисовать будут и в их пользу. Правда, отсутствие относительно достоверной картины не позволяет сделать выводы о том, выполнили на местах договорённости или «кинули» партнёров.

В-третьих, «Слуга народа» утратила статус центристской партии, выражающей мнение относительного большинства населения. Нет, скорее всего, она в масштабах страны обогнала все остальные партии и продолжает оставаться лидером, но тут есть три важных момента.

1) Разрыв с конкурентами совсем другой.

В 2019 году СН получила 43% голосов, а все другие партии, преодолевшие барьер в сумме — 35%. При этом отрыв от ближайшего конкурента, «Оппозиционной платформы», составил 30% (более чем трёхкратный).

В 2020 году, по данным исследования Социологической группы «Рейтинг» (агрегированные данные по голосованию в облсоветы) СН должна была получить 17%, в то время как все её оппоненты — 39%. Отрыв от ОПЗЖ — всего 4%.

2) На Украине всегда есть определённое число избирателей, голосующих за власть, какой бы она ни была. Обычно это-то что-то в районе 15 +/- 5% (чётко выделить этих избирателей возможно не всегда). Результат в 17% вполне укладывается в эту «вилку».

Разумеется, не все, голосующие за партию власти, голосуют за неё именно потому, что она власть. Да и вообще после 2019 года ситуация могла несколько измениться — нынешняя власть не очень-то похожа на власть. Кроме того, сами по себе результаты местных выборов имеют свои особенности (в частности, с властью в большей мере ассоциируются партии мэров, а не президента). И, тем не менее, ситуация настораживающая.

Местные выборы разбили Украину на 25 отдельных зон - Кость Бондаренко
Местные выборы разбили Украину на 25 отдельных зон - Кость Бондаренко
© РИА Новости, Нина Зотина

3) Вновь выделились регионы, в которых явное и сильное преимущество имеют традиционные идеологические партии — «Европейская солидарность» и «Оппозиционная платформа». А значит, иллюзорное единство, которое удалось сформировать в 2019 году, рухнуло.

Так что с мнением оптимистов мы позволим себе не согласиться. Положение президента и его партии резко ухудшилось.