Судя по опросу, проведенному с 17 по 19 октября КМИС, похоже, большинство избирателей предполагают, что речь идет о чем-то миролюбивом, противоречащем предыдущей политике Киева.

Ведь число сторонников положительного ответа наименьшее на Западе, а наибольшее на Востоке, а если брать партийные электораты, то больше всего идея поддерживается избирателями партии "Оппозиционная платформа — За жизнь" (ОПЗЖ). Но все же речь в очень большой мере идет о смутном предположении, а не о ясном представлении. Ибо когда социологи спрашивали респондентов, что они понимают под СЭЗ, 32% респондентов не смогли ответить, а остальные 68% (344 человека) продемонстрировали крайнюю пестроту понимания проблемы. Все их ответы КМИС опубликовал в приложении к пресс-релизу об опросе, приведу лишь некоторые.

«Парламент, вооруженные силы, контроль границы, автономия», «отдельная республика будет существовать, а рынки торгуют нашей страной», «политически независимая от страны область, принадлежащая этой стране», «скупой (очевидно, «скупка» — но тексты социологами не редактировались. — П.С.) заводов иностранцами», «считается, что они будут к Украине относиться Донбасс и Луганск, а там их руководители будут рулить сами по себе», «предоставление ЛНР ДНР мест в парламенте в Украине, что будет ухудшать политическое состояние».

Контрабанда или подмена «Минска»: зачем Украине свободная экономическая зона в Донбассе
Контрабанда или подмена «Минска»: зачем Украине свободная экономическая зона в Донбассе
© пресс-служба президента Украины
Одни и те же формулировки встречаются нечасто. В целом формулировок сугубо экономических было больше, так, в 56 ответах употребляется слово «налоги» и однокоренные с ним, еще в 56 «торговля» (в том числе 25 раз сочетание «свободная торговля»).

Но немало формулировок политических и политико-экономических. Так, в 29 ответах встречается слово «независимость» и однокоренные, в 16 — «отделение», в 13 — «автономия» (в том числе в двух ответах, где употреблялось слово «независимость»). При этом нередко указывалось, что речь идет об экономическом отделении или экономической независимости.

Однако ни в одном из 344 ответов даже не проглядывает то понимание свободной экономической зоны, которое озвучивают представители украинской власти. То есть зоны исключительно на подконтрольной Киеву территории в качестве витрины для жителей ДНР и ЛНР, зоны, которая существует не в рамках особого статуса, а подменяя тот статус, который прописан в Минских соглашениях.
Именно такое понимание СЭЗ в последние три месяца постоянно озвучивает вице-премьер, первый зам главы делегации Украины в Контактной группе Алексей Резников. Подробней всего он сделал это в опубликованной 4 августа колонке на сайте Atlantic Council под названием «От российской войны к европейской возможности».

Ее смысл сводится к следующим словам автора: «Украина в настоящее время разрабатывает амбициозную новую экономическую стратегию для востока страны. Основное внимание уделяется развитию частей Донецкой и Луганской областей, которые в настоящее время находятся под контролем Украины. Этот подход, возможно, лучше всего описать как украинский подход к понятию "особый статус" для региона с целью трансформации инвестиционного климата и реализации новой экономической модели на региональном уровне».

Более 45% украинцев против свободной экономической зоны в Донбассе, хотя и не уверены, что это - опрос
Более 45% украинцев против свободной экономической зоны в Донбассе, хотя и не уверены, что это - опрос
© "Рейтинг"
Резников дает понять, что прифронтовое положение региона для экономики не препятствие. Дескать, инвесторы в современном мире работают и в горячих точках, и они говорили ему, что в данном случае их гораздо больше беспокоит состояние украинской системы правосудия, чем близость к линии фронта. Поэтому инвесторов планируется успокоить, «распространив правила международного коммерческого арбитража на регион». Также вице-премьер отмечал, что «государство должно взять на себя хотя бы часть страхового бремени от политических и военных рисков», а для этого создать специальный фонд поощрения и поддержки инвестиций.

Ну а под конец колонки главное: «Российское толкование особого статуса для Донбасса неприемлемо. Вместо того чтобы помогать в урегулировании конфликта, подход Москвы специально разработан для ускорения распада Украины. Чем раньше эта тупиковая модель будет отброшена, тем лучше. Прочный мир может быть достигнут только путем создания более светлого будущего для людей восточной Украины, которое подрывает способность России дестабилизировать украинское общество».

Из этого следует, что Резников противопоставляет особый экономический режим особому статусу, то есть режиму с особыми полномочиями властей региона и особыми гуманитарными правами его жителей, с которым согласилась Украина, подписав Минские соглашения. Но текст Минских соглашений он именует «российским пониманием особого статуса». Впрочем, в этом Резников не оригинален. Так же пишут и западные СМИ. Например, в двух последних больших интервью Зеленского и Дэвида Хершенхорна из Politico Europe и Стивена Сакура из программы Би-би-си HardTalk подавали нормы этих договоренностей исключительно как требование России.

Да, в той статье Резников не употребляет понятие «СЭЗ», но по сути речь идет именно о ней, а в интервью УНН, опубликованном как раз в те дни, он отмечал, что ему очень не нравится словосочетание «свободные экономические зоны», поэтому в правительстве ищут другую аббревиатуру.

Зачем Зеленскому создание свободной экономической зоны в Донбассе
Зачем Зеленскому создание свободной экономической зоны в Донбассе
© AP, Sergey Dolzhenko/Pool Photo via AP
А 15 октября Офис президента Украины выпустил комментарий по поводу вопроса Зеленского о СЭЗ: «Речь идет о концепции региональной экономики, которая «сшивает» регион, делает его привлекательным для бизнеса, системно восстанавливает инфраструктуру. Разумеется — и это еще раз подчеркнем — сначала все будет происходить на подконтрольной Украинскому государству территории. Ускоренное экономическое развитие по нашу сторону линии разграничения на Донбассе может быть и наглядным аргументом для абсолютно всех жителей временно оккупированной территории выбирать именно Украину». И ни слова о Минских соглашениях, зато подчеркивается, что «полная деоккупация… ключевая цель на переговорах по Донбассу». В общем, то же, о чем говорил вице-премьер, только другими словами.
И наконец, по сути о том же сказал и президент Зеленский в послании Верховной Раде 20 октября, правда, не упомянув СЭЗ и опрос, но зато повторив постоянные тезисы Резникова о страховании рисков и международном арбитраже: «Уже именно так как Резников трактовал вопрос Зеленского о СЭЗ сегодня на свободных территориях Донетчины и Луганщины мы строим новый Донбасс. Современный, безопасный, богатый. Но чтобы сделать таким регион, который больше всего пострадал от российской агрессии, нужны особые экономические условия. Нам нужна Стратегия развития экономики Донецкой и Луганской областей, которая будет включать налоговые и таможенные преференции, страхование военно-политических рисков для инвесторов, арбитраж по международным стандартам».

Таким образом, совершенно очевидно, что нужно власти от свободной зоны в Донбассе. Однако почему такая цель внятно не объясняется избирателям? А наилучшим прояснением была бы иная формулировка этого вопроса, когда ясно было бы, где эту зону собираются создать.

Но если цель самого опроса от Зеленского увеличить число голосов за его партию, то вопрос о СЭЗ на Донбассе этой проблемы не решает, как решает, например, вопрос о каннабисе. В случае с последним на участок придет энное число заинтересованных молодых людей, которые в иной ситуации на выборы не пришли бы, но раз придут, то заодно и за «слуг народа» проголосуют.

Советник Зеленского назвал цену реинтеграции Донбасса
Советник Зеленского назвал цену реинтеграции Донбасса
© Facebook, Oleg Ustenko | Перейти в фотобанк
А вот размытый вопрос о СЭЗ на Донбассе, конечно, привлечет ряд избирателей из условной «партии мира», не понимающих что имеется в виду. Но на участке эти избиратели скорей проголосуют за ОПЗЖ. С другой стороны, такая формулировка активизирует и избирателей «партии войны», которые равнодушны к местным выборам, но они проголосуют против СЭЗ и за «ЕС» или другую националистическую партию. И, кстати, большинство опрошенных КМИС намерены проголосовать против свободной зоны в предложенной формулировке.

Неясно, какой результат дала бы социология, если б вопрос ставился о СЭЗ лишь в подконтрольном Донбассе. Но в любом случае он не так стимулировал бы явку. Однако перед Зеленским не стоит задача стимулировать явку вообще, ему нужно стимулировать явку потенциально своих избирателей. Тогда зачем же вопрос о СЭЗ, да еще с формулировкой, скрывающей цели власти и не дающей гарантии положительного ответа?

Думаю, потому что на самом деле этот вопрос Зеленскому не был нужен. Но анонсировав квазиреферендум с пятью вопросами «о том, что мы обсуждаем на улице, на кухне и в интернете», украинский президент оказался бы унизительно смешон, если бы обошел при этом тему Донбасса. Значит, требовался вопрос, любой ответ на который не будет мешать Зеленскому проводить задуманную политику.

То есть проголосуют за зону, будут продвигать ту концепцию, которую обрисовал Резников. Если же проголосуют против, то тоже будут продвигать эту концепцию, но под названием, скажем, специального инвестиционного режима. А если кто-то въедливый напомнит о результатах опроса, то ему можно сказать, что избиратели понимали под СЭЗ отнюдь не такой спецрежим (и здесь и данные КМИС пригодятся). Зато при отрицательном ответе Киев получит еще один повод настаивать на ревизии Минских соглашений: дескать, какой может быть особый статус, если народ даже против свободной экономической зоны высказался.