Понятие «с нами лучшие люди страны» не фигура речи, но вполне конкретная технология работы с массами, которые часто нуждаются в стороннем авторитете, чтобы принять окончательное решение в ту или иную пользу. Украина в этом отношении, разумеется, исключением не является.

«Герои», которых мы заслужили. Без морали, без мозгов, без принципов
«Герои», которых мы заслужили. Без морали, без мозгов, без принципов
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
С наступлением эпохи независимости духовные авторитеты новоявленной Украины активно рекрутировались из числа местных борцов с почившей советской властью, разбавлялись национал-коммунистами, импортировались из заокеанской диаспоры. И пока бизнесмены комсомольской волны, криминальные паханы и «красные директора» делили народное достояние, под влияние новых «моральных авторитетов» постепенно подпадали образование, культура, СМИ. Уже на «оранжевом майдане» они вполне смогли показать, что значит правильно сказанное, донесённое и воспринятое слово пропагандиста: самый успешный президент Украины оказался бессилен перед огромной толпой, а его экономические достижения никому не нужны.

Позорное правление приведённого к власти «оранжевой революцией» Виктора Ющенко, похоже, приучило эту морализаторствующую публику к беззастенчивой алчности. Подготовка к реваншу (то есть отстранению пришедшего к власти законным путём президента Януковича) началась сразу же после его победы в 2010 году. Работа шла не только в лагерях ультраправых боевиков, кипела в офисах грантоедов, ярилась подстрекательством националистических СМИ, но заключалась в популяризации подходящих «моральных авторитетов».

Так, в конце 2011 года на украинской политической сцене появилось очередное общественное объединение — Инициативная группа «Первое декабря» (Ініціативна група «Першого грудня»). Некая неформальная организация, как бы спонтанно созданная к двадцатой годовщине референдума за независимость Украины. Не то чтобы люди в ней были молодые, двадцатилетние; напротив — издревле известные своей «национал-демократической» позицией. Достаточно сказать, что одним из отцов-основателей этого клуба по интересам стал Вячеслав Брюховецкий, инициатор создания и многолетний ректор Киево-Могилянской академии — кузницы кадров «активистов» обоих майданов, всех соросовских структур на Украине, чиновников для постмайданной Украины, которые внесли свой несомненный вклад в ее нынешнее чудовищное положение (одна экс-министр образования Анна Новосад чего стоит).

В 2011 году компанию Брюховецкому составили экономист Богдан Гаврилишин, диссиденты советских времен Мирослав Маринович и Семён Глузман, глава украинских греко-католиков Любомир Гузар, писатели Иван Дзюба и Евгений Сверстюк, бывшие высокопоставленные чиновники Игорь Юхновскиий и Владимир Горбулин, учёные Мирослав Попович и Вадим Скуратовский.

Практически всех этих людей лично знал много лет курировавший гуманитарную сферу Украины бывший руководитель Администрации президента Украины и дважды вице-премьер по гуманитарной политике Дмитрий Табачник.

Наступают в боевом беспорядке. О воинственных заявлениях украинских «патриотов»
Наступают в боевом беспорядке. О воинственных заявлениях украинских «патриотов»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Несмотря на разницу в возрасте, происхождении, образовании, социальном положении, полагаю, есть три родовых понятия, которые объединяют всех этих странных «декабристов», — говорит Дмитрий Табачник. — Первое — это лицемерие, второе — приспособленчество, третье (хотя и не для всех одинаково) — патологическая, звериная русофобия. То есть можно делать все что угодно, даже явно во вред украинскому народу, если это направлено против России и единых духовных корней русского, украинского и белорусского народов.

Хочу сразу сказать, что Мирослав Маринович, Любомир Гузар, Евгений Сверстюк — это вообще не об Украине. Если открыть биографию любого из них, то у них так и записано: место рождения — Польша. По моему глубокому убеждению, это не украинцы, это галичане. Это не хорошо и не плохо, просто это иной народ, с иной культурой, с иной ментальностью. Как и на Кавказе принявшие ислам стали постепенно иным этносом, как, например, месхетинцы, или на Балканах народ с абсолютно одинаковым языком разделился на сербов и хорватов, потому что одни попали под католическое влияние Венгрии, а потом — Австрии, а другие остались хранителями своей православной культуры.

Единственный, о ком невозможно вспоминать в негативном контексте, — это Мирослав Владимирович Попович. Удивительно добрый человек, эрудит, настоящий философ не только по образованию, но и по способу мышления, по восприятию жизни. Он и был более всех разочарован и в личных беседах говорил, что, признавая бандеровщину, национал-демократическое сообщество Украины катится в совершенно неверном направлении. Поповича уже нет, но я предполагаю, вряд ли бы он сегодня гордился своими выступлениями на Майдане.

Любомир Гузар еще ребёнком бежал вместе со своим родителями-коллаборационистами на Запад, где сформировался как ярый адепт греко-католической церкви. Уникальная фигура — многолетний ближайший соратник кардинала Иосифа Слипого. Кардинал Слипый участвовал в создании дивизии СС «Галичина» — человек, который оправдывал совершенно звериное поведение и этнические чистки против евреев, поляков и так далее. Под стать ему и Любомир Гузар. За последние 500 лет в истории Римско-католической церкви это единственный случай, когда вопреки воле Папы Римского человек тайно получил епископскую митру. Кардинал Иосиф Слипый, понимая, как ему нужен архимандрит Гузар, в семидесятые годы тайно от Ватикана произвёл его в епископы. Понадобилось двадцать лет и смена нескольких понтификов, чтобы движимый политическими интересами Иоанн-Павел II утвердил, наконец, Гузара в сане епископа.

На совести Любомира Гузара углубление духовного раскола Украины, поскольку именно он принял решение перенести кафедральный храм греко-католической церкви из Львова в Киев, чтобы усилить духовную рознь между православными и греко-католиками. С научной точки зрения это называется прозелитизм, с моральной точки зрения это называется паскудством. Хотя чего можно ожидать от человека, который, находясь в системе католической церкви, тайно принимает сан епископа и двадцать лет является епископом вопреки воле великого понтифика? Последний такой случай относится к временам великого раскола западной церкви в XV веке, после антипапы Феликса подобных случаев не было.

Иван Дзюба являлся стукачом, секретным агентом КГБ. Совал доверчивым представителям интеллигенции свою рукопись «Интернационализм или русификация», после этого они отправлялись в лагеря или тюрьмы, а он продолжал дальше свою «гуманитарную» миссию. И это не просто слова. Выдающийся украинский писатель и человек почти два десятилетия руководивший украинским Союзом Писателей, Юрий Мушкетик, написал об этом последнюю в своей жизни повесть — «Оглянись, за тобою погоня». Сам Юрий Михайлович говорил, что он не может уйти из этого мира, если не расскажет о событиях, которые камнем лежали у него на сердце. Почитайте эту повесть: там из деликатности и традиций художественной литературы лишь изменены фамилии персонажей и рукопись, которую продвинутый квазидиссидентик даёт почитать своим коллегам, называется «Интернационализм или национализм». Всё прочее совпадает. Загнанные в лагеря, арестованные люди, сломанные судьбы — это Дзюба.

Евгений Сверстюк, который позиционировал себя как эссеист, боготворил великого украинского поэта Василия Симоненко, — продолжает портретирование участников группы «Первое декабря» Дмитрий Табачник. — Я неоднократно общался со Сверстюком и спрашивал у него: как же быть с антибандеровскими стихами Василия Симоненко: «Тоді вас люди називали псами, Бо ви лизали німцям постоли, Кричали "хайль" охриплими басами І "Ще не вмерла" голосно ревли».

Сверстюк, не долго думая, сказал: «Симоненко вынужден был это писать». Абсолютное лицемерие. Симоненко шёл на любые столкновения с властью и при жизни никогда не был придворным и обласканным поэтом, о презрении к бандеровцам он писал совершенно искренне. Мне интересно, как «симоненковед» Сверстюк препарировал творчество своего кумира на «правильное» и «неправильное». Всё это лицемерие абсолютное.

Игорь Рафаилович Юхновский — большой учёный-физик, попавший в эту кампанию, очевидно, потому, что в старости деменция приходит раньше, нежели ее замечаешь. Я помню в период Ющенко он на каждый День Победы пытался примирить ветеранов Великой Отечественной войны с фашистскими коллаборационистами. Со стороны это было даже не комично, а отвратительно. А ещё раньше Юхновский гордился тем, что единственный из учёных Львовщины был членом львовского обкома партии и даже членом бюро тамошнего обкома КПСС.

И, наверное, один из самых ярких персонажей — патентованный приспособленец Владимир Горбулин. Горбулин всю жизнь проработал на партийной стезе — заместителем секретаря парткома «Южмаша», а потом более 15 лет в аппарате ЦК Компартии Украины. Он партийный чиновник. Уникальный случай даже для Украины, когда в течение одного календарного года человек ухитрился в закрытом режиме защитить докторскую диссертацию и, перескочив ранг члена-корреспондента, сразу стать академиком.

Они позиционируют себя как духовные авторитеты, но никто из настоящих величин в своей профессии в эту группу не вошёл, хотя в то время были ещё живы по-настоящему популярные и читаемые украинские писатели Павло Загребельный или Юрий Мушкетик, но их там нет. Великий актёр Богдан Ступка, великий театральный режиссёр Михаил Резникович, великие учёные Борис Патон и Платон Костюк… Настоящие признанные авторитеты в своей профессии в это варево мешаться не стали, хотя многих очень уговаривали…

Тем не менее, украинской майданной прессой участники этого «клуба по интересам» сразу же были окрещены «совестью нации», и группа «Первого декабря» с ходу приступила к оглашению различных манифестов за всё «хорошее» и против всего «плохого». В заглавной «Декларации» своей могучей кучки они поставили целью достижение «верховенства права», борьбу с «олигархическим монополизмом», призвали к «взаимопомощи в обществе», а политиков к «жертвенности». А для этого, по мнению декаларантов, «необходимо сформировать критическую массу граждан, которые способны жить в свободе и правде, брать ответственность за свои поступки, утверждать моральную политику и общественное благо».

Через год «Декларация» была дополнена «Хартией Свободного Человека» (Хартія Вільної Людини), которая, по восторженному мнению сочувствующей прессы, «возрождала жизненные ориентиры общества». В частности, требовала от всех быть не просто гражданами Украины, но «настоящими украинцами»: «Мы должны мыслить глобальными категориями восприятия украинства и применять их в политической, экономической и культурной жизни нашего региона, Европы и планеты, — указывали авторы Хартии, — Не существует ни галицкого, ни донецкого, ни одесского, ни киевского народов. Существует единый украинский народ на всем пространстве своей территории… Наши региональные особенности не превращают нас в разные народы, а только обогащают национальную общность».

А как же веками проживающие на этой территории русский, польский, болгарский, еврейский, венгерский народы — это тоже лишь «региональные различия»?

Как бы откликаясь на этот вопрос, авторы излагают: «Наша любовь означает совместное национальное утверждения украинского языка, которая и определяет лицо Украины и нашего народа в мире. Она предусматривает безусловное уважение прав русскоязычного украинства и строгое соблюдение прав всех национальных общин нашего государства». Интересно: нынешний законодательный запрет на образование на родном языке относится именно к таким проявлениям «любви»? А фанаты украинской мовы Фарион, Дроздов, Ницой — это «настоящие украинцы»? Лично я не слышал, чтобы новоявленные «декабристы» осуждали их деяния.

Ну и самое главное: «Естественным и безальтернативным путем для Украины является объединение с пространством европейских народов… Причудливым идеям якобы славянского братства, фальшивого единства… мы противопоставляем принципы взаимного равенства, уважения и партнерской поддержки. Сегодня Украина стоит против авторитаризма, коррупции, бедности людей, давящей социального неравенства и внутренней разобщенности. Нам нужны перемены». Что и требовалось доказать.

В 2012-13 годах «декабристы» развили бешеную деятельность, осыпая общественность пафосными заявлениями, встречаясь с людьми на местах и проводя всяческие круглые столы (например, «Миссия интеллигенции и свободных людей Украины»). Все акции, круглые столы и заявления данной группы граждан рекламировались определённого рода СМИ, типа «Украинской правды», «5 канала» и им подобным.

Украина как культурятник. Сарай вместо храма
Украина как культурятник. Сарай вместо храма
© РИА Новости, Андрей Стенин | Перейти в фотобанк
В частности, 27 марта 2013 года «Украинская правда» сообщала своим читателям: «Инициатива "Первого декабря", в которую входят известные интеллектуалы страны [здесь и далее выделено мной — К.К.] предложила пять шагов, которые могут изменить информационное пространство страны… "Информационное пространство, которое игнорирует права, достоинство, культурные вкусы, духовные потребности и самую жизнь общества, должно готовиться к неизбежному бойкоту людей", — говорится в сообщении пресс-службы инициативы. Моральные авторитеты напомнили политикам и владельцам медиа, что крупный капитал может стать партнером общества, если трезво осознает масштаб ущерба от страха перед властью. "Помните, что потеря свободы слова и национального смысла информационного пространства всегда приводит к потере и крупного национального капитала", — считают члены инициативной группы. <…> "Мы приглашаем украинские интеллектуальные среды, редакции и коллективы журналов и электронных медиа и каждого, кто осознает важность мнения и моральных ценностей, начать формирование "разумного пространства" — альтернативного нынешнему информационному пространству, неформального, но визуального", — считают в инициативе. Как известно, в "Первое декабря" вошли видные представители национальной интеллигенции: Вячеслав Брюховецкий, Богдан Гаврилишин, Владимир Горбулин, кардинал Любомир Гузар, Иван Дзюба, Мирослав Маринович, Мирослав Попович, Евгений Сверстюк, Вадим Скуратовский, Игорь Юхновский, которые имеет целью добиться установления в стране новых правил игры».

Предсказания «неизбежного бойкота», призывы к формированию некоего «разумного пространства», требования к «национальному капиталу» осознать и поддержать в этом «моральных авторитетов» являлись кличем к переделу власти — установлению «новых правил игры». Из этой разминки можно было заранее понять, кого и к чему в нужный момент призовут «совести нации». Так оно и вышло: уже 8 декабря 2013 года «видные представители национальной интеллигенции» Гаврилишин, Гузар, Попович, Сверстюк, Скуратовский засветилась на майдане, вдохновляя подкачанным за предыдущий год авторитетом «мирных протестующих». От имени группы «Первого декабря» обращение «В Украине настало новое время» огласил Мирослав Попович. «Украинская Правда» тогда сообщала: «Член инициативной группы "Первое декабря" Мирослав Попович зачитал требования Евромайдана к власти. После его выступления люди начали скандировать "Зека геть!"»

Кто-то подсказал привлечь этих же самозванцев к процессу «национального диалога», через который власть пыталась как-то общаться с вменяемой национал-интеллигенций, однако «моральные авторитеты нации» радикализировались вместе с майданом. 14 февраля 2014 года (то есть за неделю до самого переворота) они выступили с откровенно подстрекательским «Национальным актом свободы»: «Вместо общественного диалога, властью была применена сила и пролита кровь. Убиты невинные люди. Многие похищены и замучены. Арестованы сотни граждан. Ежедневные нарушения прав человека, жестокость и бесчеловечность системы, катастрофа государственной власти, сращивание органов правопорядка и преступных группировок является той реальностью, которая стоит против каждого из нас, независимо от происхождения, убеждений и достатка. Такая система не имеет права на существование». Это подстрекательское обращение опубликовано за несколько дней до реально кровавых событий на Институтской и в какой-то степени подтолкнуло к ним.

Это технология, взращённая в кругу аналитиков, обслуживающих внешнеполитическое ведомство Соединённых Штатов, — продолжает свои размышления экс-вице-премьер Дмитрий Табачник. — Ту грязную работу, которую было постыдно делать непосредственно от имени США, брал на себя Сорос и его структуры — благо его репутацию после авантюры с обвалом фунта стерлингов или экономических махинаций в Венгрии трудно чем-то подпортить.

Технология очень простая: сначала берутся обиженные, «оскорбленные», глубоко вторичные в своей профессии люди и потом их пытаются раскрутить с помощью медийных картинок, цитирования как неких авторитетов. Хотя, если опросите тысячу людей, что они знают из научных работ Горбулина или книг Сверстюка, думаю, что не насчитаете вспомнивших даже на статистическую погрешность.

Когда американцы только окучивали Украину, они отобрали несколько молодых, активных, стартующих государственных деятелей: Виктора Пинзеника, Виктора Ющенко, Романа Шпека, Сергея Терехина; начали возить их по всему миру и постоянно цитировать, чтобы обратным информационным зеркалом — «цитированием цитирования» — можно было показать, мол, они признанные «специалисты», известные «авторитеты». Точно так же работает и эта технология. Сначала назовём себя «духовными авторитетами», дальше повысим уровень цитирования в либеральных СМИ до запоминаемости фамилии и потом эту запоминаемость фамилии начнём продавать обществу.

Вот Гузара, конечно, знали — он был официальным главой греко-католической церкви, поэтому нужен был для придания проекту большей известности. Искренне жаль, что в это втянули двух крупных учёных — Игоря Рафаиловича Юхновского и Мирослава Владимировича Поповича. Общая бедность академической науки подвигает меня к очень крамольной мысли, что Попович много лет пользовался даяниями фонда Сороса, который на Украине возглавлял его воспитанник Евгений Быстрицкий. Возможно, поэтому Попович был не совсем свободен в проявлении своих политических симпатий.

Для картинки нужны были некие старцы, которые не претендуют на руководящие позиции, и от их имени надо было пытаться втянуть в деструктивную работу молодёжь, чтобы на эту молодёжь не могли бы умиротворяюще воздействовать иные люди, например, университетские преподаватели или руководители в академической среде. Мол, другие авторитеты поддерживают нас.

Я думаю, когда на Майдане зимой 2013-2014 годов основная масса грелась у костров и ходила за бутербродами, выступления академиков Поповича или Юхновского оставляли эту публику глубоко равнодушной. Призывы что-то жечь или ломать от них не звучало, но вместе с тем это давало респектабельную картинку: убеленные сединами дедушки присоединились к народу…


Зоонацизм. Вчерашние люди и «новый порядок»
Зоонацизм. Вчерашние люди и «новый порядок»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Однако правозащитного пафоса группы «Первого декабря» на хватило осудить последующие убийства в Харькове, жуткие аутодафе в Одессе и Мариуполе, антиконституционное применение армии против собственного народа. Не заступилась они и за убиваемых детей Донбасса, за брошенных в украинские тюрьмы реальных политзаключённых, не боролись за свободу слова, когда оппозиционных журналистов арестовывали и даже убивали.

А как же «гарантирование права голоса всех сегментов общественной жизни, независимо от региональных, идеологических или любых других различий» (как было сказано в давешней «Декларации» инициативной группы «Первого декабря»)? Да никак.

Как наплевать и на провозглашённую в той же «Декларации» борьбу с коррупцией: группировка не только охотно поддерживала коррумпированный режим Порошенко, но и сама слилась с ним в политической коррупции.

Взамен ушедших из жизни Мирослава Поповича, Богдана Гаврилишина, Евгения Сверстюка и Любомира Гузара в группу были кооптированы официальный «правозащитник» Евгений Захаров, бывший диссидент и еврейский активист Иосиф Зисельс, писатель Юрий Щербак и прочие. В новом составе и накануне второго тура президентских выборов 2019 года (в котором, напомню, Порошенко проиграл с оглушительным результатом) «Первое декабря» публично поддержала действующего тогда президента. Во время личной встречи Порошенко с «декабристами» один из отцов-основателей «Первого декабря» Мирослав Маринович заявил: «Наш мандат не политический, наш мандат ценностный… Наш ценностный мандат позволяет нам поступить именно так».

«Мы очень четко понимаем, что это месть вам за ваш государственно курс, — обращался пан Маринович к испытывающему предвыборные проблемы пану Порошенко. — Месть вам именно за те крупные сферы, которые вы обозначили в своей программе, а именно — армия, язык и вера. И именно по этим трем точкам как раз и целятся ваши и наши враги. И это очень опасно».

Особенно «опасно», по мнению «совести нации», установление мира на Донбассе в результате исполнения Минских соглашений, против которых группировка выступает с яростью питающихся трупами стервятников. Да и за «свободу слова» они вспомнили лишь тогда, когда при Зеленском разжигающие национальную ненависть телеканалы Порошенко попытались мягко пожурить. Здесь «декабристы» сразу материализовались заново, хотя до этого «совесть нации» молчала как рыба об лёд.

Когда автор называет фигурантов «совесть нации», он ни в коем случае не иронизирует, а лишь использует обычные клише украинской прессы. Например, о вышеупомянутом Мариновиче украинский интернет-журнал The Virtuoso писал: «Мирослава Мариновича в Украине называют живой совестью нации». Какая страна, такая и совесть.

А как они молчали об убийстве писателя Олеся Бузины и как боролись за режиссёра Олега Сенцова! «Вы же понимаете, лопнет маленький сосудик — и все. С Сенцовым это может произойти в любой момент. Исходя из имеющейся информации, он скоро будет в состоянии агонии», — подвывал от ужаса правозащитник-«декабрист» Семён Глузман. А другой член «Первого декабря», Евгений Захаров, словно лев, тем временем сражался за освобождение из-под стражи ультраправых, приехавших повоевать во всяческих «Азовах»: «Нам прекрасно известны утверждения о незаконности пребывания в Украине нескольких участников добровольческих батальонов… Можно говорить, что часть офицеров СБУ по-прежнему находятся в сговоре с ФСБ. А что можно подумать, если они действительно действуют вместе?» Зато официальный «правозащитник» палец о палец не ударил для освобождения, например, старейшего политзаключённого Украины — 84-летнего Мехти Логунова.

Это не исключение, но правило. Особенно скверно смотрятся в данной роли бывшие диссиденты, превозносящие постмайданное государство, массовыми пытками в котором озадачивается Организация Объединённых Наций; «правозащитники» в государстве, где осуществляется плановый этноцид; «борцы за права человека» — при режиме, который поощряет насилие ультраправых, где откровенные неонацисты имеют официальные чины в МВД, а организаторы геноцида евреев, поляков и других народов возведены в ранг «национальных героев».

Никому не нужное государство. Украина как тупиковая ветвь развития
Никому не нужное государство. Украина как тупиковая ветвь развития
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
В античности, по одной из версий, царевич Артемисий написал сатирическую повесть «Батрахомиомахия», «Война мышей и лягушек», — завершает свои размышления о странных «декабристах» Дмитрий Табачник. — Ситуацию с группой «Первое декабря» я охарактеризовал бы очень лаконично: это то ужасное состояние общества, когда мышки и лягушки вознамерились стать «моральными авторитетами» для людей.

Но что это за «моральные авторитеты», которые «не заметили» убийства мирных людей в Одессе 2 мая 2014 года? Какие «моральные авторитеты», которые не могут прочесть, что Конституция Украины запрещает применение Вооружённых сил против мирного населения собственной страны? Они хуже Иуды Искариота — тот хотя бы получал свои тридцать сребреников и просто доносительствовал страже прокуратора Иудеи. А эти держат свои сребреники в тайне от публики, пытаются раздувать щеки и рассказывать, что они «моральные авторитеты». Очевидно, никто из них Библию не читал и в Господа не верит — иначе боялись бы своей посмертной судьбы и прижизненной славы фарисеев.


Если подобные «звёзды» вспыхивают на небосводе украинской политики, значит, это кому-нибудь нужно; необходимо, чтобы из крохотных плевочков вырастали «моральные авторитеты» ради выполнения совершенно конкретных политических заданий. Следовательно, вопрос «Есть ли у нации «совести нации»?» остаётся открытым.