На дистанционное обучение осенью 2020 года перешли вузы Донецкой народной республики, в школах же пока что ограничились введением трёхнедельных каникул с расписанием консультаций.

Следует напомнить, что школы республики хлебнули «дистанционку» по полной программе ковидной весной 2020 года. Именно тогда неподготовленные учителя были в шоке от задач, которые перед ними ставило руководство, а родители пришли в ужас от того, какой объём материала приходится осваивать их детям самостоятельно.

«Как отец прошу»: и.о. министра образования Украины призвал школы перейти на удаленное обучение
«Как отец прошу»: и.о. министра образования Украины призвал школы перейти на удаленное обучение
© РИА Новости, Григорий Василенко / Перейти в фотобанк
Весной 2020 года казалось, что у дистанционного обучения совсем нет плюсов, одни только минусы. Материал нормально не объясняется, задания выдаются огромные, компьютер в семье один, и на нём ещё надо успеть маме и папе поработать. Впрочем, и сейчас у дистанционного обучения плюсов не прибавилось, кроме одного, который и был, связанного с сохранением здоровья и жизни.

Вузы ДНР пытались работать дистанционно ещё в 2014 году, так что для них эта практика не нова. Зимой 2014-2015 годов, когда были сильные обстрелы, студентам и преподавателям было опасно добираться до учебных корпусов, общение преподавателей со студентами на некоторое время переместилось из аудиторий в интернет.

Не могу сказать, что это было продуктивно. Я тогда тоже была в обойме, преподавала в Донецком национальном университете. Нередко были перебои с электричеством у студентов, живущих в отдалённых или обстреливаемых районах.

«Держи удар, дистанцию и слово…»

Дистанционное обучение школы республики начали осваивать с февраля 2020 года.

«Мы — новички в деле дистанционного образования, — поделилась со мною директор гимназии №6 Альбина Афенченко— понятие дистанционного обучения у всех разное, система пока что ещё не выработалась.

Есть учителя, которые считают, что дистанционное образование замыкается только на выдаче заданий. В моем понимании — этот тот же урок, но в режиме онлайн. Должна быть соответствующая материально-техническая база, высокоскоростной интернет и т.д. По-хорошему каждый учитель должен быть обеспечен компьютером.

Дистанционное образование — одна из новых форм. Ключевое здесь «одна из». Многим она нравится, но многие и против этой формы. Я не против формы обучения данного вида. К сожалению, при дистанционном обучении нет контроля. Мы как учителя от себя даём материал, но не видим учеников, не видим их реакцию, а отсутствие реакции означает, что мы не можем выбрать нужный темп.

В общем, на сегодняшний день, дистанционное обучение решает скорее тактическую задачу — оставить школьников дома, не подвергать опасности, но тут важно подумать о стратегии. А если придётся месяцами обучать школьников через интернет? Тогда всё надо менять в корне! «Перебиться» дистанционкой можно, а вот вкладывать в юные головы системные знания через интернет не получится».

Афенченко подчеркнула, что вебинары, лекции, конференции, безусловно, возможны через интернет, и не стоит от этого отказываться в пользу аудиторных занятий, но дистанционное обучение — это скорее дополнение, чем остов.

Также директор гимназии посетовала, что на сегодняшний день платформа, которую учителя используют для связи, платная. Бесплатно выделяется всего-то сорок минут. Стандартная конференция в зуме — 30 минут бесплатно, 40 минут даётся, если более 20 участников.

«Пока ученики соберутся, пока настроят связь, уходит драгоценное время, — прокомментировала Афенченко, — на урок остаётся всего-то тридцать, а это крайне мало! А заниматься на платной основе у нас нет возможности».

Всех студентов КНУ им. Шевченко отправили на карантин
Всех студентов КНУ им. Шевченко отправили на карантин
© commons.wikimedia.org, Prymasal
Многие родители, по мнению директора, не понимают, что ребёнку действительно нужно заниматься. Более того, есть родители, которые возмущены «дистанционкой», так как не хотят пускать ребёнка за свой компьютер, боятся, что школьник что-то им «понажимает».

По мнению Афенченко максимально эффективной разновидностью дистанционного обучения можно считать урок с преподавателем один на один, но в школьных реалиях это реализовать невозможно.

Многодетная мама Ольга Грищенко комментирует ситуацию так:

«Я категорически против дистанционки в том виде, в котором нам её предложили весной 2020 года. Никакого контроля! Детям просто выдавали задания, мы отправляли ответы, но совершенно непонятно, кто делал эти задания. Дети? Родители? Бабушки?

Когда дети на виду друг у друга, то материал усваивается совершенно иначе. У нас в семье нет проблемы с техническим обеспечением. У всех детей есть собственные планшеты. Когда возникала необходимость именно в компьютере, планшет не все программы «тащит», то дети занимались на компьютере в порядке очереди.

Дистанционка была бы гораздо эффективней, если бы задания давались не с сегодня на завтра, а совокупно на неделю, это разгрузило бы и учителей, и учеников, и улучшило бы усвояемость материала.

И однозначно нужен электронный дневник. Весной мы два месяца проучились и не знали, какие оценки получили. Всё же оценки придуманы именно для того, чтобы стимулировать детей».

К однозначным плюсам Ольга относит то, что родители стали больше общаться со своими детьми.

«Раньше родители полагались только на школу, многие родители видели ребёнка только вечером, — поделилась со мною многодетная мама, — на дистанционке общения стало больше. И негативного, и позитивного. Ещё из плюсов: рано вставать не надо, дети имеют возможность есть домашнюю еду. Мои дети не любят столовскую еду, для них проблематично питаться в школе. Но всё равно в дистанционном обучении больше отрицательного, чем положительного».

Виктор Шаталов о «дистанционке»

В СССР о системе великого донецкого учителя Виктора Шаталова впервые заговорили после публикации статьи Симона Соловейчика «Метод Шаталова» в «Комсомольской правде» в 1971 году. Именно после публикации этого текста к учителю пришла известность.

В тот период к Шаталову ехали со всех уголков Советского Союза и из-за рубежа, учителя мечтали набраться опыта, понять методику обучения, позволяющую из любого двоечника в сжатые сроки сделать отличника. Причём и в сложных предметах: алгебра, геометрия, физика.

Педагогическую работу Шаталов начал после Великой Отечественной войны, когда в классе большая часть учеников не имели отцов. Второгодничество тогда было обычным явлением.

Молодой учитель, переживая за судьбы потомков победителей, искал эффективные методы обучения всех детей без исключения. Учитель-новатор пытался найти ответы на следующие вопросы: «Как учиться быстрее? Как успевать опрашивать всех? Как ликвидировать отставание слабых учеников?»

Минобразования хочет выгнать украинских студентов из общежитий
Минобразования хочет выгнать украинских студентов из общежитий
© РИА Новости, Виталий Аньков / Перейти в фотобанк
Постепенно появилась система, первые результаты не заставили себя долго ждать. Около 13 лет прошло до первого представления готовой системы обучения в Министерстве образования СССР, давшей добро на проведение эксперимента в одной из школ Донецка.

Для подтверждения продуктивности созданной им дидактической системы обучения учитель-новатор начал работу в 1970 году в самом слабом восьмом классе школы, написавшем вводную, предельно простую работу по математике со средним результатом 2 балла (по 5-балльной системе).

Через семь месяцев ученики этого класса написали контрольные работы по математике и физике с результатом 4,8 балла. По инициативе автора системы обучения Шаталова каждый экзаменуемый получил индивидуальный конверт с заданием, составленным из задач для поступающих в вузы вместо принятых в то время двух вариантов для всего класса.

Курс математики и физики средней школы был изучен за два года. После окончания школы все участники уникального эксперимента стали студентами, и половина из них училась на отлично.

Секреты новой методической системы Народный учитель СССР Шаталов раскрыл в книгах, а когда был моложе (Шаталову сейчас 93 года), учитель-новатор делился секретами мастерства на лекциях, встречах с учителями и родителями. В педагогических энциклопедиях России и Украины система Шаталова, с использованием опорных сигналов, представлена как продуктивная система интенсивного обучения в школах, вузах, профтехучилищах.

Шаталов — автор более шестидесяти опубликованных книг, в том числе «Куда и как исчезли тройки», «Педагогическая проза», «Точка опоры».

Виктор Шаталов всегда был против любого дистанционного обучения, против он и сейчас: «Во время урока мне важно было видеть глаза учеников, поэтому я всегда отказывался от предложений записать мои уроки на камеру без учеников».

Супруга учителя-новатора, Набия Шаталова, чуть менее категорична: «Я дистанционно прошла два курса и могу добавить: дистанционка требует большой ответственности от студента, умения организовать время. После курсов я закрепляю весь материал по Шаталову, то есть составляю опорные конспекты, аналог листа группового контроля с вопросами по основным темам. И устраиваю сама себе экзамены с интервалами: одна неделя, месяц, три месяца. Это школа Виктора Фёдоровича, обучалась по видеоурокам его мастер-классов».

Дела университетские

В период обострения эпидемиологической ситуации, связанной с коронавирусом, все высшие учебные заведения Донецка перешли на дистанционный режим работы.

«Мы не стали исключением, — прокомментировала ситуацию заведующая кафедрой международного бизнеса и делового администрирования ДонНУ Ольга Некрасова— со студентами мы работаем дистанционно. В вузе преподаватели проводят занятия по расписанию онлайн в Skype, размещают лекции, практические и индивидуальные задания на ЦДО и в облаке. Работы нам, конечно, прибавилось, но это безопасность. И наша, и студентов».

На Украине из-за заболевшего школьника отправили на карантин целый класс
На Украине из-за заболевшего школьника отправили на карантин целый класс
© РИА Новости, Игорь Маслов / Перейти в фотобанк
Ольга Некрасова воспринимает ситуацию с дистанционным обучением как вызов и как дополнительный стимул пересмотреть и обновить материалы лекций, создать новые кейсы и интересные презентации.

«Основанная трудность дистанционного обучения, — говорит Некрасова, — заключается в психологическом барьере, который возникает в связи с новым и не совсем привычным форматом обучения».

Оборотная сторона медали

Студенты же, поначалу было обрадовавшиеся дистанционке, сейчас поняли, что не всё так гладко и сладко.

«С дистанционкой так же, как и с обычным аудиторным образованием, главное — не пропускать начитку материала и всё сдавать вовремя», — поделился со мною студент второго курса Донецкого национального университета, пожелавший скрыть свою фамилию.

По мнению большинства студентов, дистанционное образование непродуктивно.

«Нам не хватает стимула, — рассказал мне безымянный студент, — многие студенты считают дистанционное образование образца осени 2020 года плохо организованным и не имеющим смысла. Мы не особо напрягаемся сейчас! Даже отличники не напрягаются. В голове от такого образования мало остаётся.

Да, конечно, тут вопрос самоорганизации, как там эта шутка о том, что если тебе дали высшее образование, это не значит, что ты его получил. Вот и у нас так же, как в этой шутке. Многие сейчас почти не читают лекционный материал, зашли и вышли из программы, делают только письменные работы.

Если предположить, что дистанционка растянется на пять лет, то точно могу сказать, что мы не научимся ничему. И хуже того, мы будем лишены не только знаний, но и той стороны медали, которая зовётся «студенческой жизнью». Мы не пройдём через этапы взросления, не научимся взаимодействию, ведь университет — это не только лекции, это ещё и школа жизни версии лайт».

Великий академический переворот

Коронавирус убивает не только физически, он убивает интеллектуально. Он убивает тот студенческий академический принцип, по которому мы жили столетиями.

Следующее поколение студентов будет менее подготовлено. Даже отличники будут обладать только книжными знаниями. Не выработается критического мышления. Никто не будет спорить с доцентом или профессором. Если эта ситуация затянется и затронет целое поколение студентов, то может свершиться великий академический переворот.

Александр Гриценко: В отношении Донбасса я пошел на поводу у сердца
Александр Гриценко: В отношении Донбасса я пошел на поводу у сердца
© vk.com, Александр Гриценко
Коронавирусу сегодня в значительной степени подвержены развитые страны, те страны, которые могут себе позволить и компьютеры, и дистанционку. А менее продвинутые страны этого себе позволить не могут, они будут обучать своих студентов по старинке.

Не может ли так получиться, что через 5-10 лет мы увидим, что именно последние начнут отбирать научный интеллектуальный приоритет у тех стран, которые доминировали в этой сфере последние три столетия. Не окажется ли западный мир на вторых ролях не только потому, что по нему ударил коронавирус, но и потому, что по нему ударила удалёнка — дистанционное обучение, которое менее эффективно, чем живое общение в аудитории с преподавателем?

В США уже много лет действуют университеты, преподающие дистанционно. Не секрет, что их дипломы ценятся во много раз меньше, чем дипломы тех университетов, где студенты спорят с преподавателями вживую, слушают лекции live и «живут» в аудиториях и библиотеках, общаются между собой, с профессорами. Такие студенты выходят из стен вуза совсем с другим багажом и совсем с другим уровнем критического мышления.

Не случится ли то же самое со всем остальным миром? Чем больше дистанционки, тем меньше нобелевских лауреатов в будущем?!

Но, возможно, что в ближайшие годы появится кто-то типа Шаталова, учитель-новатор, который сможет придумать способ эффективного дистанционного обучения. Будем надеяться или на это, или на то, что коронавирус в скором времени будет побеждён, иначе человечество придёт к тому, что ученик не сможет перерасти учителя в силу внешних обстоятельств, а это рано или поздно приведёт к трагедии.