Политтехнологический смысл предполагаемого опроса особенно не скрывается. По имеющейся информации (сразу из нескольких источников), проведение опроса предложил Кирилл Тимошенко, что сразу и существенно подняло его вес в окружении президента.

Содержательная часть

13 октября Зеленский обратился к избирателям со следующим обращением: «25 октября на избирательном участке я задам тебе 5 важных вопросов о том, что мы обсуждаем на улице, на кухне и в интернете, о чём спорим с друзьями, родителями или таксистами, о том, что нас раньше никогда не спрашивали. Пять важных вопросов, чтобы узнать твоё мнение. Не политиков из высоких кабинетов, не независимых экспертов по телешоу, не агентов других государств. Впервые в истории независимости мы спросим, а что думаешь ты».

В Офисе президента уточнили, что речь идет не о референдуме. Опрос не будет иметь прямых юридических последствий, а его основная цель — «узнать, что на самом деле думает народ», причём сделать это без вмешательства посредников в виде социологов.

По пути Кравчука. Зачем Зеленскому опрос украинцев
По пути Кравчука. Зачем Зеленскому опрос украинцев
© CC0, Pixabay

Народный депутат от СН Евгения Кравчук уточнила, что опрос не будет оплачен из госбюджета и пройдет без участия ЦИК. Его организуют волонтёры.

Вопросы будут «вбрасываться» в публичное пространство по одному.

По информации телеграм-канала «Резидент», «3 вопроса будут реально резонансные, а 2 вопроса Офис Президента хочет протянуть "свои" для своей дальнейшей "политической игры".

Основные драфты для опроса:

- большая стройка — получить одобрение инфраструктурного проекта;

- донбасский кейс — поддержка украинцами политики президента по достижению мира в нашей стране;

- народовластие/референдумы как механизм коммуникации власти и общества.

Дополнительные драфты, которые должны вынудить людей прийти на избирательные участки:

- увеличение социальных пособий;

- карантинные ограничения;

- реформы образования и медицины.

Скандальные триггеры:

- медицинский каннабис;

- проституция;

- особый статус».

Кстати, опубликованный 14 октября первый вопрос показал, что источники «Резидента» не особенно информированные. В их списке вопроса борьбы с коррупцией не было, а ведь привлечение к ответственности коррупционеров старой власти — одно из ключевых предвыборных обещаний Зеленского.

Предвыборный позитив

Вообще инициатива — очень удачная в политтехнологическом смысле.

Сейчас положение президента и его политической силы не слишком хорошее. Рейтинги падают ввиду невыполнения предвыборных обещаний, местные выборы фактически уже проиграны. По имеющейся социологии, кандидаты от СН не побеждают ни в одном из областных центров, а сама партия не получит даже квалифицированного большинства ни в одном сколько-нибудь крупном совете (впрочем, можно предположить, что и в некрупных будет такая же ситуация).

Какие проблемы позволяет решить опрос?

Во-первых, президент резко меняет всю повестку дня.

В общенациональном информационном поле главную роль играли темы попыток власти сломить региональные элиты, договориться о мире на Донбассе, победить эпидемию коронавируса. Все эти темы для власти провальные.

Сейчас же всё информационное пространство будет заполнено обсуждением инициативы Зеленского и вопросов, которые будут вынесены на голосование. Ну а поскольку до выборов осталось десять дней, то для оппозиции изменить повестку дня практически нереально, разве что произойдёт нечто вообще из ряда вон (например, Зеленский выборы отменит из-за эпидемии, вероятность чего сохраняется).

Кость Бондаренко: Опрос на местных выборах несёт Зеленскому тройную выгоду
Кость Бондаренко: Опрос на местных выборах несёт Зеленскому тройную выгоду
© РИА Новости, Нина Зотина

Не факт, конечно, что обсуждение вопросов пойдёт именно в том направлении, которое нужно президенту и «Слуге народа», но в данном случае важно то, что обсуждаться будут именно инициативы президента и СН. На последующие десять дней они останутся в центре общественного внимания, что, безусловно, существенно подкинет партии голосов.

Кстати, учитывая крайне сжатые сроки, политические оппоненты президента перехватить инициативу и запустить свои опросы не успеют.

Во-вторых, президент возвращается к идее прямой демократии.

Он ведь обещал постоянно советоваться с людьми и вот выполняет своё обещание — будет спрашивать у людей их мнение по важнейшим вопросам. Кстати, проводить непременно именно референдумы он не обещал. Правда, новый закон о референдуме и не принят ещё.

Помимо выполнения предвыборного обещания тут ещё возникает фактор прямого диалога президента с обществом, чего, опять-таки, не было раньше. Даже во время избирательной кампании диалога самого по себе всё же нет — кандидат агитирует, народ внемлет. А тут президент задаёт вопросы и получает ответы. Красивая картинка.

В-третьих, это момент закрепления решений власти.

Вот, допустим, поддержат граждане линию Зеленского (Порошенко на самом деле) на урегулирование конфликта на Донбассе путём отказа от выполнения Минских соглашений. Кстати, социология показывает, что граждане поддержат, но пока непонятно, хватит ли Зеленскому храбрости вынести на голосование даже политику Порошенко.

Получив такой ответ, Зеленский сможет на все вопросы «где мир» ответить: «Ну вы же сами выступили за мир без «Минска»? Выступили. А Россия не согласна и продолжает агрессию». Не очень, правда, понятно, что скажут по этому поводу Меркель и Макрон, но они, кажется, уже поняли, что за урегулирование конфликта на Донбассе нобелевку не получишь.

Технологические аспекты

С точки зрения именно технологии есть несколько замечаний, которые сами по себе вряд ли будут существенны, но кое-что говорят о способе мышления окружения президента.

Во-первых, Зеленский всё же уже не комический актёр, а президент, и мог бы с несколько большим уважением относиться к избирателям. «Тыкать» им совершенно необязательно. Правда, на общении на «ты» построена вся предвыборная агитация «Слуги народа».

Во-вторых, формулировка «что мы обсуждаем на улице, на кухне и в интернете, о чем спорим с друзьями, родителями или таксистами» вызывает в памяти бессмертные «Москва — Петушки» Венедикта Ерофеева: «Мы жили исключительно духовной жизнью. Я расширял им кругозор по мере сил, и им очень нравилось, когда я им его расширял: особенно во всем, что касается Израиля и арабов. Тут они были в совершенном восторге — в восторге от Израиля, в восторге от арабов, и от Голанских высот в особенности. А Абба Эбан и Моше Даян с языка у них не сходили» (дальше он приводит примеры употребления этих имён в разговорной речь членами своей бригады).

Украинские оппозиционеры назвали опрос Зеленского в день выборов незаконной агитацией
Украинские оппозиционеры назвали опрос Зеленского в день выборов незаконной агитацией
© Оппозиционная платформа - За жизнь

В-третьих, совершенно непонятно, кто, как и за какие деньги будет всё это проводить.

Можно уже предвидеть, что закончится всё это парламентской комиссией и, возможно, уголовными делами по вопросам финансирования явно недешёвого мероприятия. Даже если работа волонтёров будет бесплатной (с чего бы это?), их надо набрать, организовать, проинструктировать, доставить на место работы, накормить, полученные опросные листы надо напечатать и обработать…

В общем, поверьте, что автор этого материала знает, о чём говорит, поскольку в разработке и проведении exit-poll`ов участвовал дважды — и это огромный объём работы, большую часть которой сделать бесплатно попросту нереально.

В-четвёртых, непонятно, до какой степени можно будет доверять полученным данным.

Если речь идёт об опросе на выходе с избирательных участков, то это отдельная, довольно сложная социологическая технология, которая требует работы социологов, причём не просто социологов вообще, а специалистов по электоральной социологии, желательно уже проводивших exit-poll`ы (хотя в чистом виде экзитпулом этот опрос не является).

Но ведь в обращении президента декларируется, что именно социологам он не доверяет…

Впрочем, мы очень сильно сомневаемся, что нашлись бы храбрые специалисты, которые в принципе взялись готовить exit-poll за десять дней до голосования. Слишком большой объём работы. А вопрос о доверии результатам вообще не имеет смысла.  

В-пятых, а это вообще законно?

В смысле проведение exit-poll`ов само по себе законно, конечно, а вот не подпадает ли под определение агитации в день выборов задуманное президентом мероприятие, мы не знаем.  

Риски

В применении этой технологии есть два существенных риска — тактический и стратегический.

Тактический риск состоит в том, что у избирателей поневоле должен возникнуть вопрос: а что, разрешение на лечебное применение каннабиса действительно настолько важное, что по его поводу нужно советоваться с избирателями, а по поводу рынка земли, укрупнения районов, реформирования языкового законодательства — не нужно?

Соответственно, главная тема дискуссии может уйти в сторону обсуждения того, почему президент обратился именно сейчас и почему только по этим вопросам. Такой ход обсуждения будет президенту невыгоден, хотя риск этот сравнительно небольшой сам по себе (обсуждать темы, предложенные президентом, значительно интереснее и реальнее, чем придумывать свои), и даже если обсуждение пойдёт по «неправильной» схеме, всё равно в конечном итоге дискуссия будет идти вокруг предложений президента.

Стратегический риск связан с демонстрируемой неуверенностью президента в правильности проводимого им политического курса. Разумеется, этот вопрос станет актуальным несколько позже, уже после выборов. Но он станет.

Эксперт оценил стоимость опроса, предложенного Зеленским на день выборов
Эксперт оценил стоимость опроса, предложенного Зеленским на день выборов
© CC0, Pixabay

Мы, собственно, уже указывали на опасность таких смелых инициатив: мартовский референдум 1991 года, задуманный М.С. Горбачёвым для укрепления своих позиций, совершенно парадоксальным образом легитимизировал в общественном сознании саму по себе возможность распада СССР, которая до этого существовала скорее в воображении националистов. А тот факт, что из пятнадцати республик в шести голосование не состоялось, совершенно явно указал на несостоятельность центральной власти, которая не смогла ни убедить, ни заставить республики участвовать в референдуме.

Так же и предлагаемый президентом опрос подталкивает к мысли, что президен всё же не знает, что ему делать на посту. Потому что одно дело референдум, который должен юридически закрепить результат некоей общественной дискуссии, а совсем другое, когда президент спрашивает у граждан, каких именно реформ им не хватает (кстати, тут Зеленский тоже косплеит Порошенко).     

Резюме

В целом мы считаем идею очень продуктивной и скорее выигрышной в рамках избирательной кампании президента. Свои задачи она выполнит и результаты голосования за президентскую партию улучшит. Хотя победу президенту на местных выборах она, конечно, не принесёт.

Зато после выборов эта же самая идея даст могучий негативный выхлоп. Причём выкрутиться из ситуации и забыть об опросе скорее всего не получится. Разве что тему опроса сразу же перебьёт какая-то другая тема. Значительно более весомая.

Вот, например, нападение агрессора на украинские военные корабли в Керченском проливе… То есть как — уже было? Ничего страшного. Зеленский за Порошенко всё повторяет и это повторит.