Нынешняя Конституция Белоруссии была принята в 1994 году. Документ сразу после принятия закреплял парламентско-президентскую форму правления с широкими полномочиями главного законодательного органа. После прихода к власти Александра Лукашенко в том же году было объявлено о необходимости перераспределения полномочий между президентом и ветвями власти, и в ходе референдума приняли решение существенно расширить полномочия главы государства.

Транзит власти в Белоруссии: Кто придет на смену Лукашенко?
Транзит власти в Белоруссии: Кто придет на смену Лукашенко?
© AP, Maxim Guchek/BelTA Pool Photo via AP
Республика начала двигаться в сторону президентской, а по факту суперпрезидентской республики. В Белоруссии установилась жесткая вертикаль власти, руководство стремилось контролировать самые важные сферы публичных общественных отношений, особенно если они касались вопросов политики.

В то же время наметилось снижение криминала, страна стабилизировалась в сравнении с первой половиной 1990-х, постепенно начала расти экономика. Это на годы вперед предопределило социальный контракт между властью и обществом: власть обеспечивает обществу экономическую стабильность и порядок, а общество дает согласие на де-факто авторитарную модель управления государством.

Но спустя десятилетия и белорусское общество, и общество в соседних странах претерпели серьезные изменения. Россия, Польша и страны Балтии также стабилизировались и показали еще более высокие темпы экономического развития. Выросло новое поколение белорусов, которое не помнит трудностей 1990-х годов и воспринимает как данность текущий уровень стабильности и безопасности.

Эти факторы предопределили постепенный разрыв социального контракта, который происходил все последние годы. В обществе резко возросли потребности в демократизации, особенно среди молодежи.

Власть чувствует данные процессы, но для неё это серьезный вызов, а в чем-то и угроза для существования текущей модели. Поэтому еще несколько лет назад Александр Лукашенко впервые заявил о необходимости конституционных реформ и перестройке системы управления: снизить полномочия президента, расширить полномочия парламента и правительства.

Путь к компромиссу?

Суздальцев рассказал, как Лукашенко отреагировал на слова Путина о политической реформе
Суздальцев рассказал, как Лукашенко отреагировал на слова Путина о политической реформе
© РИА Новости, Сергей Мамонтов | Перейти в фотобанк
До недавнего времени никаких шагов по направлению к конституционной реформе не было. Лишь в разгар избирательной кампании в конце июня Лукашенко пообещал провести референдум о внесении изменений в Основной закон. А уже после начала кризиса в августе власть начала делать конкретные шаги по направлению к реформе, призывать активистов вносить свои предложения.

Российское руководство также рассчитывает, что эти шаги помогут стабилизировать обстановку в союзной республике и подготовить почву для политического диалога. Уместно вспомнить, как глава МИД России Сергей Лавров прокомментировал стремление Лукашенко изменить Конституцию и провести досрочные выборы президента, в котором раскрыл и позицию Владимира Путина: «На мой взгляд, он [Лукашенко] предложил очень перспективную идею — конституционную реформу. Он об этом говорил еще до выборов, а после неоднократно подтверждал. И президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин поддерживает такой его настрой».

Многие эксперты видят в изменении Конституции последующий транзит власти в республике. Тем более что сам Лукашенко как-то намекал, что «немного пересидел» в должности президента, и указывал на возможность досрочных выборов по новой Конституции.

Однако пока никаких признаков готовящегося политического «транзита» в стране нет. И, скорее всего, не будет. Власть точно не заинтересована в резкой смене обстановки в стране. Так что всё может произойти по казахстанскому сценарию: Лукашенко может возглавить какой-нибудь орган, например, парламент, которому как раз значительно расширят полномочия при поправках в Конституцию, и фактически останется у власти.

Либо сам Лукашенко примет участие в следующих (внеочередных или через пять лет) выборах и победит.

Поэтому складывается впечатление, что власть видит в конституционной реформе, во-первых, перераспределение полномочий внутри системы, однако без замены её ключевых представителей. А во-вторых, возможность продемонстрировать тем самым готовность к «диалогу» с обществом и успокоить протестующих.

Почему это не сработает

Темп интеграции Белоруссии с РФ зависит от силы давления Запада на Лукашенко - искусствовед
Темп интеграции Белоруссии с РФ зависит от силы давления Запада на Лукашенко - искусствовед
© РИА Новости, Евгений Биятов | Перейти в фотобанк
Нет никаких признаков и того, что конституционные реформы смогут привести общество к консенсусу и понизить уровень конфронтации в республике.

Судя по всему, никакого общенародного референдума по поправкам не будет. 9 октября Александр Лукашенко в ходе совещания заявил следующее: «Когда мы изучим эти вопросы — Конституции, управления, самоуправления, местного управления, экономические вопросы, — мы их обсудим здесь, в центре, вплоть до президента, и вынесем на Всебелорусское народное собрание».

Из этого следует, что вопрос изменений будет вынесен не на общенациональный референдум, а на Всебелорусское народное собрание. А в данную организацию входят в основном представители правящей вертикали, руководители государственных предприятий, директора учреждений науки, культуры и искусства, некоторые рабочие и крестьяне, представители провластных молодежных организаций.

Состав собрания определяют власти, это довольно лояльная действующему режиму структура. Там нет оппозиционеров и тем более представителей протестующего движения, поэтому диалог в рамках собрания — это де-факто диалог внутри власти.

К тому же, даже если будет референдум, для оппозиции и протестующих будет важен не столько сам факт его проведения, сколько то, каким образом он будет проведен.

Одним из главных поводов политического кризиса и послужило недоверие части общества к результатам выборов. В республике часто происходят споры и скандалы по поводу подсчета голосов, которые придаются огласке в СМИ. Это девальвирует доверие к Центризбиркому — по данным экс-директора Института социологии Национальной академии наук, уровень доверия к ЦИК в Минске составил всего 11%.

Референдум сможет успокоить оппозицию лишь в том случае, если он будет проведен по новым стандартам, которые конкуренты власти предлагают: прозрачные урны, видеонаблюдение, представители оппозиции в избирательных комиссиях и так далее.

Еще один важнейший фактор: сама причина протестов (недоверие к результатам выборов) сигнализирует о том, что участники уличных акций предъявляют претензии не к законам и нормам действующей Конституции, а к порядку реализации этих норм. Значит, для повышения консенсуса в обществе и разрешения политического кризиса необходимо работать не над переписыванием теоретических положений, а над новыми механизмами контроля за соблюдением Конституции на практике.