В понедельник, 28 сентября, турецкая лира рекордно обвалилась в цене. К 15:00 курс лиры к доллару упал на 2%, достигнув около 7,1 лиры за доллар. Ранее же в ходе торгов она достигала отметки в 7,79 за доллар — нового исторического антирекорда. В целом же лира обесценилась за год на 28% и вошла в тройку самых слабых валют мира.

«Где лежит карамелька?» Гаспарян объяснил, кто и когда на самом деле начал конфликт в Карабахе
«Где лежит карамелька?» Гаспарян объяснил, кто и когда на самом деле начал конфликт в Карабахе
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк

На прошлой неделе, на заседании 24 сентября, Центральный банк Турции повысил ставку сразу на 2 п.п., с 8,25% до 10,25%. Решение было принято на фоне падения курса национальной валюты более, чем на 10% с начала августа и вызвало рост турецкой валюты.

Но стоило президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану написать в Twitter, что «Турция сегодня, как и всегда, со всеми своими возможностями находится рядом со своими азербайджанскими братьями», как курс турецкой лиры начал падение.

Как заявил стратег по развивающимся рынкам BlueBay Asset Management Тимоти Эш, виток падения лиры «вызван опасениями, что Турция ввяжется в новый региональный конфликт».

При этом президент Азербайджана Ильхам Алиев отрицает вовлечение Турции в начавшуюся 27 сентября войну с Нагорным Карабахом.

А вот у Армении — совсем другое мнение.

Турецкие самолеты и наёмники

Премьер-министр Армении Никол Пашинян уверен: Турция активно участвует в войне в Нагорном Карабахе.

«Турция фактически вовлечена в этот процесс. По нашей достоверной информации, военные инструкторы и высокопоставленные военные сейчас находятся в командных пунктах Азербайджана и местами даже руководят военными действиями <…> Вы знаете, это очевидно, что сейчас и Армения, и армяне Нагорного Карабаха находятся под непосредственной угрозой Турции. Турция, по нашей информации, ищет повод для более широкого вовлечения в этот конфликт, они ищут повод, чтобы привести свои войска в Нахичевань, это азербайджанский анклав, граничащий с Турцией, Арменией и Ираном. Хотя, по нашей информации, там уже присутствуют некоторые подразделения турецкой армии. И вообще-то в этом нет никакого секрета: с августа турецкие войска уже находятся в Азербайджане, они начали совместные военные учения, и эта война началась как продолжение этих учений», — заявил Пашинян в интервью каналу «Россия 1».

Пашинян заявил, что в Нагорном Карабахе турецкий истребитель сбил Су-25 армянских ВВС. Кроме того, армянский премьер-министр рассказал о завербованных Турцией наёмниках из Сирии для войны против Нагорного Карабаха и Армении.

Гаспарян объяснил, что именно должна сделать Турция, чтобы ОДКБ вступился за Армению
Гаспарян объяснил, что именно должна сделать Турция, чтобы ОДКБ вступился за Армению
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк

«Между прочим, есть информация, что уже прямо в населенных пунктах Азербайджана произошли некоторые стычки между этими наёмниками и местными жителями, потому что эти наемники пытаются навести законы шариата в этих селах. И они заходят в магазины и требуют, чтобы эти магазины прекратили продажу алкогольных изделий и так далее», — рассказал президент.

В свою очередь президент Азербайджана Ильхам Алиев со своей стороны участие Турции в конфликте отрицает.

«Мы этой информацией не владеем. Буквально недавно мне доложили о том, что такая новость появилась в информационном пространстве. Она ничем не подтверждена. Самолеты F-16 турецких ВВС никоим образом не участвуют в боевых действиях. Сегодня, вы знаете, с учетом современных технологий очень трудно что-то скрыть», — заявил он в интервью программе «60 минут».

По словам Алиева, армянская сторона «создает ложные новости» с целью «принизить боеспособность азербайджанской армии, которая с честью сейчас выполняет задачу по восстановлению территориальной целостности, а также создать впечатление, что конфликт разрастается, в него подключаются третьи страны, тем самым попытаться привлечь как можно больше стран для того, чтобы оправдать свою провокацию».

«Ответственно заявляю: Турция не является стороной конфликта, ни коим образом в нем не участвует и никакой необходимости в этом нет», — подчеркнул Алиев.

В то же время, ряд Telegram-каналов, в частности, Wargonzo, сообщил, что турецкий спецназ готовится к выдвижению в Нагорный Карабах.

Тем временем Армения просит Европу повлияет на Турцию.

Широко шагает

Помимо президента Владимира Путина, одним из первых, кому позвонил премьер-министр Армении Никол Пашинян в связи с эскалацией конфликта, был и президент Франции Эммануэль Макрон. И дело тут не в исторически тесных связях Армении и Франции. Макрон — один из тех, кто весьма настороженно относится к нынешней политике Турции в мире.

В начале сентября он заявил, что Турция больше не является партнёром в Восточном Средиземноморье, а голос Европы в отношении турецких властей должен быть «более единым и чётким».

«Ясно, что Турция больше не является партнером в этом регионе», — заявил Макрон.

Одной из причин этого он назвал то, что Турция подписала соглашение с правительством национального согласия Ливии, отрицающее законные права Греции. По словам Макрона, «турецкие методы бурения в исключительной экономической зоне Кипра являются неприемлемыми».

«Она (Турция) приумножает провокации, которые недостойны большого государства», — отметил Макрон.

Гаспарян объяснил, какой удар своей позицией по Карабаху сама себе нанесла Турция
Гаспарян объяснил, какой удар своей позицией по Карабаху сама себе нанесла Турция
© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанк

Кроме того, Макрон заявил, что народ Турции «заслуживает больше, чем правительство Эрдогана».

Эти слова разъярили турецкого президента.

«Не связывайтесь с Турцией и турецким народом», — заявил он на следующий день, 12 сентября.

Примечательно, что до этого проблему Восточного Средиземноморья с Эрдоганом обсуждала и канцлер Германии Ангела Меркель. Её страна сейчас председательствует в Совете Европейского Союза и Меркель поневоле пришлось стать арбитром в остром споре.

Конфликт в Восточном Средиземноморье начался в августе. Причина — энергетические ресурсы. Турция отправила своё исследовательское судно для разведки нефтяных и газовых месторождений в районе, который, как утверждала Греция, принадлежит ей. При этом судно охраняли военные корабли и авиация. Также Турция заключила соглашение с одной из сторон конфликта в Ливии, тоже касающееся раздела сфер влияния в этом регионе.

Турецкая политика спровоцировала рост напряженности в регионе. Франция, Греция, Кипр и Италия провели учения с участием кораблей и самолётов у берегов Кипра. Турция со своей стороны объявила о своих военных учениях с участием непризнанной Турецкой республики Северного Кипра.

Туркам тесно в отведенной им акватории Средиземного моря.

«Они хотят заточить нашу страну, которая имеет самую длинную береговую линию в Средиземном море и сделать так, чтобы мы сидели на крошечной береговой полоске и могли только ловить рыбу на удочку», — жаловался Эрдоган.

Конфликт примечателен и тем, что все участники конфликта кроме Кипра — члены НАТО.

Теперь же Турция оказалась втянутой в другой конфликт, одной из сторон которого является близкое к Франции государство.

Примечательно, что 28 сентября Пашинян обратился за поддержкой и канцлеру Германии Меркель, попросив её «обуздать агрессивную политику Турции».

​Позже федеральный канцлер призвала Армению и Азербайджан немедленно прекратить огонь в проблемном регионе.

Дальнейшее вовлечение Турции в события в Азербайджане может дорого обойтись Анкаре. Греция, Кипр и Франция, настаивающие на введении санкций против Турции, могут получить ещё один козырь. И тогда турецкой экономике не позавидуешь.

Впрочем, падение курса турецкой валюты уже довольно красноречиво. Однако, судя по поведению Эрдогана, у турецкого руководства есть ценности, которые стоят гораздо больше денег. Возрождение Османской империи, превращение Турции в одного сильнейшего игрока в регионе, а в перспективе — и в одно из сильнейших государств мира — вот цель, для которой Эрдогану не жалко никаких средств.

С другой стороны, Эрдоган может обменять мир в Нагорном Карабахе на удовлетворение турецких претензий в Восточном Средиземноморье, что тоже служит достижению его цели, которой является сильная Турция.