Только по предписанию врача-эндокринолога, которого нужно привезти со свободы, поскольку в изоляторе такового не имеется. Если пьеса в театре абсурда должна быть сыграна до конца, то так тому и быть.

Адвокат Владимир Ляпин, наверное, уже в десятый раз повез эндокринолога в СИЗО. То, что произошло дальше, иначе как испанским стыдом не назовешь.

Не верь глазам своим

21 августа в СИЗО №11 в Вольнянском районе Запорожской области прибыла врач-эндокринолог Светлана Товстыга. Предъявив все подтверждающие ее квалификацию документы, она прошла в санчасть, где в присутствии работников санчасти осмотрела Татаринцева, подтвердила диагноз — сахарный диабет 2-го типа — и назначила лечение: прием лекарств (Амарил, Тритаце, Медитан, Альфа-Липон, Синджарди) и 5-6 разовое диетическое питание согласно столу №9 (по Певзнеру).

На заседаниях 24 августа и 3 сентября Андрей Татаринцев заявил, что прописанных врачом лекарств ему не давали и показал три неизвестные таблетки в самодельном бумажном кульке, которые ему приносит из санчасти работающий в СИЗО заключенный. Выдаваемое ему «диетическое» питание он тоже показал — белый хлеб, масло и почему-то арахис. Конвой подтвердил, что это именно то, что обвиняемый получил в СИЗО перед выездом в суд.

Суду пришлось обязать филиал госучреждения «Центр охраны здоровья» (эта контора заведует тюремными санчастями) обеспечить обвиняемому лечение, а также обеспечить со стороны прокуратуры проверку касательно оказания обвиняемому медпомощи. Прокурорская проверка — это совсем смешно, поскольку именно в интересах прокуратуры содержать Татаринцева под стражей максимально долго.

По «закону Савченко» он за решеткой и так уже 6 лет. Еще пара лет, и он отсидит срок, который ему могут дать в случае обвинительного приговора. Таким образом, прокуратуре достаточно потянуть рассмотрение, и уже можно будет ничего не доказывать — и так выйдет срок, который отсидит невинный (согласно презумпции невиновности) человек. Что касается «обеспечить обвиняемому лечение», так в санчасти и так считают, что все обеспечивают.

25 августа адвокат Ляпин отправил в филиал госучреждения «Центр охраны здоровья» Запорожской области запрос — предоставить информацию о наличии прописанных Татаринцеву врачом Товстыгой лекарств в санчасти СИЗО. Ответ главы филиала Олега Шульги от 28 августа мог вызвать только недоумение. Собственно, на поставленный вопрос он не ответил, но написал, что Татаринцеву дают три вида таблеток (среди назначенных их нет). А чтобы выйти из фактически уголовной ситуации, он заявил, что есть сомнения, что Татаринцева кто-то осматривал 21 августа, а если кто-то и осматривал, то есть сомнения, что это был врач.

Автор этих строк держал в руках копии пропусков, которые в тот день выдали в изоляторе врачу и адвокату, а также копию журнала регистрации посещений и даже не знал, как реагировать на такую вопиющую наглость. Тогда я сам отправил два запроса: первый — в СИЗО (есть ли в пищеблоке изолятора продукты, предусмотренные диетическим столом №9), второй — в филиал (есть ли в санчасти СИЗО прописанные лекарства).

В стране лжецов

3 сентября пришел ответ от Шульги, в котором сказано, что в санчасти есть отечественные аналоги прописанных импортных лекарств, а именно:

1. Амарил — аналог Диаформин
2. Тритаце — аналог Эналаприл
3. Медитан — аналог Ограния
4. Альфа-Липон — аналог Диалипон
5. Синджарди — аналог Диаформин

Я даже не хочу сейчас разбираться, солгали мне касательно аналогов или нет. Если среди читателей найдутся врачи, они увидят. Дело ведь не в этом, ну или не только в этом. Дело в том, что согласно ответу того же Шульги адвокату Ляпину, Татаринцеву эти аналоги не дают. Зафиксирован факт невыполнения предписаний лечащего врача, то есть пытки согласно множественным решениям ЕСПЧ.

10 сентября начальник санчасти СИЗО № 11 Светлана Захарчук вызвала Андрея Татаринцева в санчасть.

«Выходил на санчасть, вручила мне копии назначений, уговаривала принимать аналоги вместо того, что прописал доктор, — рассказал позже сам Татаринцев. — Сказала, что таких медикаментов нет и капельниц с уколами тоже, в наличии есть только Амарил, чтобы пока только его пил. Сказала, что написала письмо на Шульгу — ждет, что ей ответят. Просила чтобы написал ей бумагу, что принимать буду только то, что прописал доктор. Я отказался что-либо подписывать».

Итак, несмотря на странный ответ Шульги адвокату Ляпину о том, что врач-эндокринолог Товстыга никакой не врач, Светлана Захарчук приняла ее назначение. Но, поскольку таких лекарств в СИЗО нет, просила Татаринцева принимать, что есть или подписать ей бумагу об отказе принимать что есть. Ну, чтобы прикрыть себя от возможной уголовной ответственности за неоказание медпомощи больному.

Ответ касательно диетических продуктов пришел аж 11 сентября. Правда, почему-то не от начальника СИЗО Виктора Овдиенко, которому отправлялся запрос, а снова от уже полюбившегося нам Олега Шульги. Опять удивлению нет предела, поскольку санчасть не заведует питанием, еду готовит и разносит исключительно определенный контингент заключенных, и они находятся в ведении начальника изолятора, а не Шульги.

«В обязанности медицинского работника филиала входит назначение диетического питания. Согласно постановлению Кабмина от 16 июля 1992 года №336 в следственных изоляторах по норме 8-В обеспечиваются больные сахарным диабетом. Вместе с этим сообщаем, что в компетенцию сотрудников медицинских подразделений филиала не входит обеспечение заключенных диетическим питанием».

Первый вопрос, который сразу возникает: а зачем вы отвечаете на запрос о питании, если вы в этом некомпетентны? Он вообще не вам отправлялся. Неужели и начальник СИЗО, у которого никакой диетической пищи, естественно, и в помине нет, тоже решил перебросить ответственность? Неужели круговая порука?

Второй вопрос: а зачем вы рассказываете, чем кормите диабетиков, если вас об этом не спрашивали? Есть ли указанный перечень продуктов в пищеблоке СИЗО? Да или нет? Вроде бы проще некуда. И главное, норма 8, согласно которой Министерство предлагает питаться заключенным с сахарным диабетом — «для больных, которые находятся на лечении в лечебных учреждениях и медицинских частях учреждений Государственной уголовно-исполнительной службы».

Короче говоря, это для тех зэков, которые лежат в СИЗО «на больничке». Но Татаринцев сидит в обычной камере, его эта норма не касается. Касается его только то, что прописал врач-эндокринолог при осмотре, то есть классическая диета №9 для диабетиков. Из письма очевидно, что такое питание Андрею не предоставляется.

Ужи на сковородке

Украинскому правосудию постоянно приходится доказывать, что ты не верблюд, поэтому Владимир Ляпин повез в СИЗО еще одного врача-эндокринолога, Валерию Падафу.

Ее пустили в изолятор, она осмотрела журналы приема препаратов и нигде не увидела подписи Татаринцева о том, что он отказывается их принимать. А ведь суд неоднократно продлевал ему содержание под стражей именно на основании сообщений их санчасти СИЗО, что Андрей сам отказывается от лечения. А 21 августа, в день осмотра врачом Товстыгой, в журнале пусто, то есть по документам Андрею не предлагали вообще никаких лекарств. То, что это заметили, для Захарчук стало проблемной неожиданностью. Начало откровенно пригорать. Она отказалась принимать назначение от врача Падафы, пока на нем не поставят печать. Печать — в больнице. Договорились привезти документ с печатью на следующий день.

На следующий день адвокат Владимир Ляпин снова мчится из Запорожья в Вольнянск, чтобы отдать начальнику санчасти Захарчук назначение лекарств для Татаринцева. Уже второе, как мы понимаем.

Что бы вы думали, Захарчук отказывается принимать документ, поскольку к нему не приложены диплом и сертификат о квалификации врача-эндокинолога. Но ведь вчера все эти документы предоставляли, врача впустили в СИЗО, был проведен осмотр. Владимир Ляпин вызывает полицию касательно препятствования адвокатской деятельности. Светлана Захарчук срочно телефонирует своей тяжелой артиллерии — нашему любимому Олегу Шульге.
Шульга материализуется у ворот СИЗО, как джинн из бутылки.

— Прошу вас получить оригинал назначения врача-эндокринолога и передать его сотрудникам санчасти, — протягивает Ляпин документы.

— Нет, подождите, — выставляет Шульга вперед ладонь, будто отказывается от стакана водки, как на советском плакате. — Нужна проверка, действительно ли проводился этот осмотр. Потому что если он не проводился, то проводился с нарушением.

Что означает эта фраза, осталось загадкой.

— Я прошу вас получить оригинал вывода, который вчера сделал эндокринолог, — пропускает мимо ушей выданную Шульгой нелепицу адвокат Ляпин.
— А почему вчера не предоставили вывод?
— Потому что в СИЗО потребовали печать врача. Мы засвидетельствовали печатью и сейчас привезли.

Захарчук и Шульга хором: «А копии диплома и сертификатов?!»

— Вчера все было передано сотрудникам СИЗО.
— Мы не СИЗО, мы другое юрлицо!
— Так возьмите у них копию.
— Мы не можем!
— Так, вы будете получать выводы врача или нет?
— С копиями диплома!
— Возьмите то, что я вам даю, и откажите в лечении.

Появилась полиция с автоматами за спиной.

— Диабетик с 21 августа не получает назначенного лечения, — объясняет правоохранителям адвокат. — Но санчасть нам создает препятствия и не хочет принимать документы, согласно которым нужно лечить больного. Я считаю, что это преступление, и прошу допросить данных лиц в связи с препятствованием адвокатской деятельности и пытками.

— А почему вы не хотите принимать? — спрашивает девушка-полицейский.

— Получив вывод врача, мы должны его исполнять, — дрожащим голосом мямлит Захарчук. — Ответственность за последствия лечения несем мы. Врач, который предоставил консультативную помощь должен приложить к выводу копию диплома и копию сертификата, подтверждающего, что он врач-эндокринолог.

— Вчера данное лицо принимало участие в осмотре больного в присутствии врача-эндокринолога и предоставляло медоборудование для измерения уровня сахара и артериального давления. Она лично допустила врача к осмотру, — уже просто смеется адвокат. — Я прошу получить документы и, если они составлены неверно или несоответствующим лицом, откажите в лечении. В чем вопрос?

— Так они говорят, что в таком виде не могут принять, — пожимают плечами копы.

— Когда вы приложите диплом и сертификат, я их обязательно приму и буду оказывать медицинскую помощь пациенту. Пациент ждет, когда вы, уважаемый адвокат, предоставите все документы, чтобы мы могли ему помочь, — выдает из себя космического уровня наглость Светлана Захарчук.

Что же, еще одна поездка в Запорожье и обратно, и адвокат Ляпин привозит копию диплома и сертификат о квалификации. Захарчук под видеозапись вынуждена все принять и расписаться. К концу недели она увольняется со словами: «Я не хочу сесть в тюрьму».

Прошло больше месяца с момента назначения лечения 21 августа. Медпомощь с тех пор Татаринцеву так и не оказывается. Назначенное на 24 сентября заседание суд переносит, поскольку не хочет скандала, не хочет разбираться с должностными преступлениями чиновников и фальсификацией их показаний. Не хочет сам, либо ему сказали не хотеть. А до продления содержания под стражей еще есть время, так куда спешить?

Мы снова возвращаемся к схеме назначения заседаний раз в два месяца с единственной целью — продлить застенок. Ведь если Андрей выйдет, то тот, кто его посадил и 3 года осознанно не предоставляет медпомощь, вероятно, сядет.