А ведь совершенно очевидно, что если бы депутаты отправили в КС представление о самом законе про НАБУ, суд должен был бы признать неконституционными, по крайней мере, все его нормы, связанные с президентом. То есть о том, что глава государства:

— создает НАБУ в соответствии с данным законом;

— назначает директора бюро из двух или трех кандидатур, предложенных конкурсной комиссией, а также увольняет его в соответствии с предусмотренными законом основаниями;

— назначает 3 из 9 членов конкурсной комиссии и 1 из 3 членов комиссии внешнего контроля, которая проводит аудит НАБУ;

— утверждает положение о Совете общественного контроля и порядок его формирования.

Ведь многократно, начиная с прошлого десятилетия, Конституционный суд принимал решения, где указывал, что все полномочия президента исчерпывающе перечислены в Конституции и не могут быть расширены отдельными законами. Об этом говорится и сейчас в вердикте по Сытнику. А 13 июня 2019 года КС признал неконституционными ряд норм закона о Национальной комиссии по регулированию электроэнергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), в частности о том, что ее члены, как и директор НАБУ, назначаются президентом на основании решения конкурсной комиссии.

Более того, КС не дал ввести существующие в законе о НАБУ нормы в Конституцию, заблокировав соответствующие поправки, которые были предложены Зеленским в самом начале работы Рады нынешнего созыва. В выводах КС от 16 декабря 2019 года говорилось:

«Конституционный Суд Украины отмечает, что Национальное антикоррупционное бюро Украины, как орган правопорядка, фактически является органом исполнительной власти, поскольку состоит из центрального и территориальных управлений, то есть распространяет свои полномочия на всю территорию государства».

«Решили сменить одного нелегитимного руководителя другим». Соцсети о возможной отставке главы НАБУ
«Решили сменить одного нелегитимного руководителя другим». Соцсети о возможной отставке главы НАБУ
© пресс-служба НАБУ

Следовательно, президенту нельзя дать право назначать директора НАБУ (даже чисто номинально, на основании решения конкурсной комиссии), поскольку это бюро с точки зрения КС фактически является частью исполнительной власти (хотя в законе о НАБУ такого не написано), а по Конституции высшим органом в системе исполнительной власти является Кабмин.

Тем не менее депутаты попросили проверить конституционность не закона о НАБУ, а лишь одного из двух указов президента, вытекающих из этого закона. (Другой указ «О создании Национального антикоррупционного бюро» был издан одновременно с указом о назначении Сытника директором НАБУ 16 апреля 2015 года.) Почему?

Намек на ответ содержится в упомянутом прошлогоднем вердикте КС относительно НКРЭКУ. Там суд решил, что признанные неконституционными нормы закона утратят силу не сразу, а с 31 декабря 2019 года. Таким образом, Раде давался срок в 6,5 месяцев, чтобы она привела закон о НКРЭКУ в соответствие с этим решением. И парламент в этот срок уложился.

Аналогичное принятое решение КС по закону о НАБУ означало бы что директором бюро останется Сытник, по крайней мере до истечения срока отпущенного на исправление этого акта. Но поскольку задачей было убрать Сытника — это не устраивало депутатов, направивших представление в КС и очевидно стоящего за ними президента Зеленского.

Тем не менее, у КС не было никаких препятствий для того, чтобы и в данном случае издать вердикт, вступающий в силу через несколько месяцев. А поскольку президент в оспариваемом указе всего лишь исполнил норму закона, КС по логике должен был бы проверить и конституционность закона о НАБУ и принять решение на основе выводов по нему. А такой вердикт, также по логике, должен был бы оказаться аналогичным вердикту по НКРЭКУ, включая норму о его вступлении в силу. Однако КС ничего подобного не сделал, и это создает впечатление о его полной подконтрольности Зеленскому.

Правда, теоретически можно допускать, что ни депутаты, обратившиеся в КС, ни его судьи не хотят оспаривать сам закон, ибо он является любимым детищем Запада. Во всяком случае в упомянутых выводах КС по конституционным поправкам Зеленского надо обратить внимание на следующий фрагмент:

«Фактически Конституция Украины может быть приведена в соответствие с Законом Украины "О Национальном антикоррупционном бюро Украины"…

В то же время предлагаемые законопроектом изменения, в частности конституционализация права Президента Украины, которого он сегодня не имеет, образовывать Национальное антикоррупционное бюро Украины, формально решая существующую компетенционную проблему, создают ряд других рисков для существующего в Украине правопорядка.

Наделение президента Украины на конституционном уровне правом образовывать Национальное антикоррупционное бюро Украины ставит под вопрос продолжение функционирования Национального антикоррупционного бюро Украины, которое было образовано в Украине в 2015 году. Ведь реализовать такое свое конституционное право глава государства сможет только при условии отсутствия в Украине такого органа, как Национальное антикоррупционное бюро Украины. Сейчас такой орган в Украине есть, он создан и функционирует в соответствии с определенными законом юридическими основами его организации и деятельности».

Артем Сытник. Биографическая справка
Артем Сытник. Биографическая справка
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Эти слова выглядели реверансом перед западными кураторами Украины. Дескать, мы зарубили президентские поправки не из крючкотворства, а потому что мы опасаемся — их принятие может стать для Зеленского поводом ликвидировать НАБУ в нынешнем виде и переучредить его.

Однако Запад в последнее время не раз показывал, что ему нужно не просто НАБУ, а НАБУ с проверенным Сытником во главе. Поэтому прошлый реверанс не может играть роль дымовой завесы и скрыть другие неприятные для Запада обстоятельства, помимо нелегитимности директора бюро. Так, прозрачные намеки КС на неконституционность норм закона о НАБУ, прецеденты предыдущих решений этого суда и очевидная подконтрольность КС президенту показывают, что Сытник может быть лишь первым шагом, а дальше он в нужный момент аннулирует и нормы этого закона в выгодном для президента ключе. Впрочем, скорее всего, эти нормы в ближайшее время аннулирует Рада. Ведь нынешний вердикт объективно подталкивает ее срочно переписать закон о НАБУ с учетом правовой позиции КС.

А этот учет будет крайне неприятным для западных кураторов Киева. Так, в вердикте относительно НКРЭКУ были признаны неконституционными не только нормы о полномочиях президента в формировании этого органа. Также КС забраковал положения о независимости этой Нацкомиссии от любого органа государственной власти. Аргументы Конституционного суда в данном решении были таковы. Конституцией закреплено разделением властей на законодательную, исполнительную и судебную. Поэтому властных структур, не принадлежащих к какой-либо из этих трех ветвей власти, быть не может. НКРЭКУ имеет все признаки органа исполнительной власти, а значит, не может быть независимой от Кабмина.

Эти же аргументы, бесспорно, применимы и относительно НАБУ. Значит, новый закон о нем с учетом правовой позиции КС, с одной стороны, лишит президента не слишком больших прав в отношении этого органа, но, с другой стороны, компенсирует это куда большими его фактическими правами. Ведь как часть исполнительной власти бюро будет зависеть именно от президента, который в условиях монобольшинства контролирует Кабмин. Главное же, что будет ликвидирована автономия НАБУ от всех трех ветвей украинской власти, делавшая эту структуру идеальной для реализации внешнего управления.