И недруги Лукашенко еще долго переваривали полученное изображение. Однако меньше противников белорусского президента не стало, и они упрямо не хотят признавать его главой государства. Тупик: Бацька сам по себе, подданные сами по себе. В понедельник президент Украины отпраздновал День незалежности своей страны тоже отдельно от своих избирателей и оппозиционеров. Вокруг Зеленского была звенящая тишина. Никто, кроме служивых президентского полка и ограниченного числа приглашенных, включая артистов, на празднование к президенту не пришел. Зато вечером на пресловутом «майдане» было многолюдно. Там праздновал народ, который почему-то стал упорно сторониться своего президента. Такое вот дежавю.

Политические тупики

Казалось бы, при чем Украина с Зеленским к Лукашенко с Белоруссией?

Ответ очень прост. В двух соседних державах исчерпан президентский ресурс. Глава государства сам по себе — народ сам по себе. И у Зеленского, и у Лукашенко, безусловно, есть сторонники. Первому в 2019 году отдали голоса 75% избирателей, а второму, две недели назад, электорат подарил (по его словам) 80,1% голосов. Но почему же вокруг чемпионов такая зловещая тишина? В Белоруссии она уже разорвалась уличными боями с жертвами, а теперь обернулась войной вдолгую, методом мирной, но неуклонной осады власти.

На Украине пока нет, но тучи сгущаются, причем проблемы ожидаются уже этой осенью, когда на местных выборах будет побеждать «третья сила», которая в перспективе сметет и Зе, и его незадачливую команду. Вряд ли будет иначе: Зеленский ничего не делает, ничего не умеет делать, ничего не собирается делать, ничему не учится. Это видно уже абсолютно всем. Президент Украины в полной изоляции. Он стал токсичен. И День незалежности лишь показал это наглядно. И если это так, разве разумно поступает Владимир Зеленский, вальяжно роняя через губу советы, как себя вести президенту Белоруссии, который даст фору сотне таких «коллег», как он?

Зеленский в силу неопытности и дилетантизма не ощущает того, что не только Лукашенко оказался в цейтноте, но и он сам.

Муравицкого судят за критику Порошенко, которому также предъявлено подозрение — Гожый
Муравицкого судят за критику Порошенко, которому также предъявлено подозрение — Гожый
© Facebook, Андрей Гожый | Перейти в фотобанк

Совершенно ясно, что исчерпанный ресурс президента Белоруссии, который банально «надоел» избирателям, экстраполируется и на его украинского коллегу. Даже несмотря на то, что он правит всего год с хвостиком, а Лукашенко уже 26 лет, и это не предел для него. Если посмотреть на белорусскую партию трезво и незамутненно, то ясно, что Лукашенко просто перегорел на работе. У него нет новых идей, а тема стабильности, которая, может, и подкупит пенсионеров и предпенсионных, молодежи не нужна.

Как это, кстати, прекрасно показал последний украинский «Евромайдан». Тогда Янукович и Ко пытались продать электорату «стабильность», но ее никто не купил. И вышло то, что вышло. Свой последний парад 9 мая 2013 года Виктор Федорович проводил, наглухо отгородившись от народа узкой VIP-зоной на Крещатике, куда пускали через «рамку», строго по пропускам и приглашениям. Народу этот законно избранный на вполне честных и признанных всеми выборах президент перестал быть интересен. А даже и стал ненавистен, как опостылевший супруг. И по злой иронии судьбы, на том самом месте, где праздновал народный праздник без народа Янукович, меньше чем через полгода грянул гром, который сверг его с поста главы государства и унес в политическое небытие. А предшествовало всему этому то, что разошлись пути народа и президента. И это очень метко подмечено.

Минский гамбит

История умалчивает, когда именно распалась семья главы белорусского государства. Всем известно, что попытки свергнуть его были и раньше, много и периодически. На посту «шатателей режима» успели смениться несколько поколений змагаров и сочувствующих. Но только раньше это звучало не так критично, как теперь.

Безусловно, минский майдан — это еще не вся Белоруссия. Да — в белорусской столице две недели подряд протестные массы демонстрируют впечатляющую массовку. Ее число сильно завышают до 200 000 — это возмутительная манипуляция. Не больше 50 000, даже если докинуть с областных и некоторых районных центров, все равно до 100 000 не дотянет. Но не стоит путаться в этой нумерологии, тем более поддаваться магии цифр. Даже если быть великодушно-щедрым, просто подарив змагарам то число, которое они очень хотят продать (200 000), то это все равно мало и недостаточно для того, чтобы говорить о всем народе. Даже если уж совсем гипотетически «натянуть сову на глобус» и приписать протестному движению вожделенный миллион, то и это всего лишь одна девятая часть населения Белоруссии. Абсолютное меньшинство. Но это такое меньшинство, которое умело продает себя, выдавая за большинство. И коль скоро сторонники Лукашенко, даже когда их привозят на автобусах, куда меньше численностью, а, как правило, они вообще предпочитают помалкивать, то не ошибется тот, кто предположит, что президент Белоруссии в случае чего станет отстреливаться из автомата по невидимому врагу сам. Ну и значит, что те, кто ходит по улицам с флагами, и есть народ, который Бацька упорно игнорирует, не имея возможности или желания загнать его в недавнее прошлое, где он пребывал в безмолвии.

Победитель Лукашенко и побеждающий майдан. На самом деле все только начинается
Победитель Лукашенко и побеждающий майдан. На самом деле все только начинается
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Конечно, президент Белоруссии не прячет голову в песок, он, можно сказать, один воюет (в СМИ) против десятков тысяч активных членов общества и даже успешно. Но долго ли так может продлиться? Хватит ли 65-летнему мужчине его железного могилевского здоровья? Даже если Лукашенко согнет свою линию и таки вобьет в «Беломайдан» стальной кол своей инаугурации (отложенной на неопределенные два месяца), будет ли это концом протестов?

К гадалке не ходи, что нет. Даже вырванная победа Бацьки будет пирровой, то есть равной поражению. Все потому, что и шатающимся белорусам, кто не определился, ясно, что этот сильный и «безальтернативный», многолетний глава государства конечен. Просто как человек. И если не дай Бог что с ним случится, что тогда? Именно так и думает умеренное «болото», кто ни на «майдан», ни на «антимайдан» не ходил. Эти люди неглупые, практические, хорошие и платят налоги. Они не предают своего Бацьку, который положил жизнь ради построения для них социального государства. Они просто хеджируют риски. Они понимают, что к власти рвутся авантюристы, бандиты и международные компрадоры, которые разорвут безвластную Белоруссию, съев ее без остатка. Именно поэтому они и хотят, чтобы Лукашенко продавал им не себя заслуженного, а их собственное будущее. Вот чего ждут от Лукашенко его добрые подданные, а не геройских селфи с автоматом вместе с экипированным в спецназовское сыном Колей.

Есть ли будущее у Белоруссии

Республика Беларусь погружена в острый политический кризис. Он существует, его нельзя игнорировать. Чтобы ставить диагноз, важно записать в анамнезе, что эти критические шатания начались не в ходе выборов и даже не накануне голосования. Это все началось два года назад, когда Лукашенко вступил в конфликт с Россией, пользуясь как поводом налоговым маневром в нефтяной отрасли РФ.

Возмущенный тем, что его государству Москва не станет компенсировать потери, как российским регионам, президент Белоруссии пришел в состояние ярости и стал блокировать любые переговоры с Кремлем и пикироваться по любому вопросу. Всякий раз он выплескивал свои эмоции на свою внутреннюю публику, часто переходя границы этикета. Трудно сказать, взвешивал слова президент РБ, запоминал ли он, что кидал в народ. Но белорусское общество впитывало это. И вопреки ожиданиям своего Бацьки понимало услышанное совсем не так, как ему бы хотелось. А именно, люди, вместо того, чтобы еще теснее сплотиться вокруг президента и его внешних противников, наоборот, понимали, что договориться со страной-донором «атаман» не может. А значит, он больше не может быть полезен каждому белорусу. Увы, народ тоже бывает эгоистичен. Ну а если так и было, то ясно, почему именно оказались лукавы и ненадежны госслужащие и бюджетники. Они просто решили, что Бацька «уже не тот». Пора ему уходить. И пошли на улицу с чужими флагами, отринув свой, государственный, прописанный в Конституции. За который многие из них голосовали на референдуме 1996 года. Круг замкнулся.

Формула выхода

Лукашенко, зайдя в политический тупик и встретившись с сопротивлением улицы, движимый инстинктом самосохранения и, безусловно, заботы о своем государственном детище, сделал единственно то, что должен был сделать уже давно: обратился за помощью к России. Скатывание Белоруссии в полномасштабный политический кризис, несомненно, нанесёт ущерб интересам России. Москва только делала вид, что ей все равно на ставшего вздорным стариком Бацьку. Кремль с тревогой наблюдал за тем, как Бацькина самоуверенность оборачивается украинским вариантом развития событий.

Как только Лукашенко обратился за помощью, она немедленно была оказана. В первую очередь щитом от западных «партнеров», к которым так стремился белорусский президент. Никто кроме России не заинтересован в сохранении мира в белорусском обществе и порядка в государстве. Но нужны формальные «прости» за потерянные два года — их не вернуть. Скорее всего, Москва желала бы, чтобы Минск был очищен от русофобов-политиков. Антироссийский дискурс не будет приниматься теперь. Это касается как вертикали власти, так и общественной сферы. Понадобится информационный суверенитет. Первая ласточка — десант российских журналистов, грудью закрывших эфиры, вместо переобувшихся белорусских коллег. Но главное — необходима политическая конкуренция во внутренней политике. Из заколдованного круга «за» или «против» Лукашенко нужно выходить. Бацька не вечен — пора подумать о будущем.

В Белоруссии должны появиться политические и общественные силы, которые выступают с альтернативными как действующему президенту, так и оппозиционным кандидатам программами развития. И они не могут быть прозападными. Только пророссийскими.